В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Анализ технологических и нравственных трансформаций в обществе: угроза внедрения тотального контроля над личностью

Часть 1. Технологические предпосылки и тенденции

Во все времена люди мечтали о счастливом будущем. Мысль о том, что даже если самому не удастся дожить до лучших времен, то потомкам удастся вступить в светлое будущее, или, если лично, то хотя бы в загробном мире, не покидала людские умы. Эпоха Возрождения во всей красе открыла человечеству жанр утопизма, изображавшего такие формы устройства человеческого общества, до этого столь невообразимые, что в настоящее врем термином «утопия» зачастую именуют любой несбыточный или мало реалистичный, а часто и чересчур фантастический, проект, а иногда опережающий время. Но социально-политическое проектирование в попытках найти образы человеческого и социального счастья открыла и другую, грозную сторону своего лица: суть подмены, которая под личиной всеобщего благоденствия, всеобщего порядка и безопасности внедряет суровый, тираничный и бездуховный режим, в котором человек теряет свою нравственную индивидуальность, превращаясь в духовно выхолощенный механизм. В какой-то степени исторические попытки воплощения в жизнь подобного общественного и политического устройства, которыми ознаменовалось развитие этой тенденции, сумели выработать у большинства представителей современного нам общества стойкий иммунитет к подобным внешне благостным прожектам, и в большинстве случаев люди действительно настороженно встречают подобные, казалось бы внешне благостные, начинания.

При этом иммунитет этот, как правило, работает только в отношении внешней стороны дела, в частности, когда человеку преподносятся литературные и окололитературные утопические описания, любые проекты, которые обещают всеобщее счастье, в том числе коммунистические и социалистические идеи. Любые лозунги подобного рода воспринимаются большинством наших современников негативно с припоминанием всех неудачных и малоудачных попыток «внедрить всеобщее счастье», которые в нашей истории человечеству пришлось наблюдать.

Но с одной стороны, все же не все из таких проектов оказываются на самом деле опасными, с другой же стороны, по-настоящему опасные проекты могут маскироваться под иные внешние формы и ценности, а чаще всего декларировать не что-то принципиально новое, но ратовать за существующий порядок, всячески защищая его «материально-потребительские» «ценности» и продвигаясь незаметно, тихо, действуя методами малозаметной пропаганды, маркетинга, медленно внедряясь в сознание, как взрослых людей, так и подрастающих поколений. И действительно, ведь стоит только поманить людей современными радостями цивилизации, и человечество будет вновь и вновь повторять свою ошибку – выменять свою духовную свободу за бесполезные блёстки и безделушки, как это произошло некогда на Американском континенте, но в более жестоком и крупном масштабе.

Незаметное рабство эпохи всеобщего потребления

Как уже было выше сказано, современный нам человек уже не так хорошо реагирует на лозунги и манифесты, как на те «пряники», которые дает ему современный потребительский образ жизни. Стоит только раз вкусить «прелести» потребительского образа жизни, и человеку уже трудно отказаться от гедонизма, роскоши, китча, и, как следствие, неизбежно связанных с этим кредитов, гонки за бессмысленные «как будто бы» социальные статусы, такие же фальшивые, как и «точные копии швейцарских часов». Ко всему прочему, одной из характерных особенностей подобного мировосприятия является фальшь и поверхностность оного, когда внешняя сторона приписываемого чему-то высокого статуса заменяет настоящую содержательность. Когда понимание искусства заменяется китчем, подлинное творчество – механистическими техническими достижениями, призванными замаскировать творческую бездарность их «авторов», замена сложных и многоуровневых произведений искусства на простые, но понятные большинству «вещи широкого потребления», которые не требуют внутреннего развития и самообразования, духовного и эстетического роста для понимания подобных творений, не требуют внутренней работы, необходимой для восприятия и понимая сильных и глубоких произведений.
Конечно, подобная характеристика – удел не каждого. Есть люди, устойчивые к подобным явлениям массовой культуры. Их внутреннее развитие и понимание находится выше простых и понятных для большинства форм, и отсюда же следует неизбежная корреляция – их и не подкупить простыми формами, диктуемыми потребительским образом жизни. Но… таких меньшинство, и именно против них будет вознесен меч уравнения и стандартизации всех «Прокрустова Ложа» при возникновении механизмов всеобщего контроля и тирании, ибо такой контроль призван уравнять нравственную, духовную и эстетическую планку для всех. Прежде всего, конечно убогим воспитанием и пропагандой, просто не дающей людям вырасти выше планки, которая задается тем эстетико-этическим уровнем поп-культуры, которую и взяла на вооружения эпоха всеобщего потребления. Людям будет просто не куда расти, когда вместо подлинных произведений культуры, вместо настоящих нравственных ценностей они будут с детства лицезреть «ценности», заданные рыночной экономикой и насаждаемой ей поп-культурой. Те же, чей уровень изначально был сформирован вне влияния поп-культуры, или развивался вопреки ей, в результате чувства протеста и нонконформизма, присущих молодому поколению, и по воле случая выразившегося в таком позитивном духе, и станут той целью, на которую и будет направлена машина подавления: уравнять то, что не уравнивается, а тех, кто не согласны, заставить замолчать или физически уничтожить. Технические механизмы для этого существуют, и хотя под маской демократических ценностей, не всегда оказывается просто лишить кого-то свободы (заточить в тюрьму или лагеря), это можно сделать, успешно освоив технологию манипулирования общественным сознанием – и те, кто не подчинились общему уровню нравственного разложения запросто «становятся» опасными преступниками, посягнувшими против демократии.

В какой-то степени мы наблюдаем парадокс: человечество казалось бы предупреждено и знает об угрозе тотального контроля над личностью. Образы «большого брата» и «всевидящего ока» по ту сторону телевизора, бесчеловечной машины лагерей и застенков, перемалывающей судьбы тех, кто не согласен с режимом, казалось бы известны всем, начиная как с самого зарождения жанра антиутопии, как такового, так и многочисленными примерами человеческой истории, в том числе и эпохой в жизни нашей страны, ныне ставшей не столько источником для анализа ошибок и средством для того, чтобы делать новые выводы, но пугалом, бездумно вгоняющим людей из одной крайности в другую.

Да, у представителей рода человеческого уже выработался страх именно такой формы тирании, о которой они наслышаны от своих предшественников, но больше все же начитаны из соответствующих источников, как подлинно описывающих события нашей страны первой половины прошлого века, так и из праволиберальной пропаганды другой (хотя и не лучшей) крайности общественно-политического устройства, расписывающей все отрицательные черты той эпохи, зачастую в гротескной форме преувеличивающей и даже домысливая факты той эпохи, дабы создать образ, которого все боялись, в страхе которого без сомнения люди смогли бы войти в другое общество, технически более совершенное и хитро устроенное, но не менее, а то и значительно в большей степени опасное духовно, эстетически и нравственно калечащее человеческую личность. Подобные стереотипы, созданные апологетами бесконтрольной рыночной экономики пропагандой, заставляет пугаться обывательское сознание всего того, что хоть как-то имеет отношения или имеет в название слова «коммунизм» и «коммунистический», хотя нынешнее коммунистическое движение (КПРФ и т.д.) имеет мало общего с той грандиозной машиной прошлого, и в нынешнее время ставшее совершенно безобидными.

Но, в тоже время, человек спокойно и без особых раздумий готов идти в капкан тотального контроля над личностью, идя на поводу кажущейся привлекательности потребительского образа существования. И тут выясняется интересная закономерность. В то время как среднестатистический наш соотечественник не согласится на голодное и холодное рабство, не готов приносить в жертву свой комфорт, (да и не только комфорт, но и вообще доступные для него материальные и нематериальные удовольствия), ради каких-то непонятных для него целей и ценностей, в тоже время за жилье с евроремонтом, собственную машину, сытый стол, развлечения (не даром современные огромные магазины называются не иначе как «Торгово-развлекательные центры»), псевдо-статусные вещи (китч и то, что внешне ассоциируется с атрибутами роскоши), и прочие игрушки, высмеянные в фильме «Кин-Дза-Дза» под именем «малиновых штанов», готов идти в духовно-нравственное рабство сколь угодно, слепо подчиняясь навязанным СМИ стереотипам, моде, образу мышления и настроениям. Инстинкт толпы заставляет его считаться с тем, что задает режим с помощью методов пропаганды и воздействия на вкусы и сознания потребителя. Подобно тому, как в человеке взращён потребитель, который готов покупать даже некачественные, но разрекламированные продукты (благо товары уже не обязательно должны соответствовать ГОСТу, так появляется не «молоко сгущённое цельное» но «сгущёнка», не «творог», но всяческий «творожок» и т.д.) так же он потребляет и поп-культуру и политику, не взирая на суть и состав того, что ему предлагают. Это уже не активный участник судьбы своей страны (т.е., в нашем определении – участник политического действия – в подлинном смысле этого слова), это зритель, вооружившийся попкорном (или салатом оливье – без разницы, если он смотрит телевизор, или бродит по Интернет).

Человек как участник политического действия

Тут стоит отметить, каковым должен быть на самом деле, участник политического действия, что мы понимаем под этим термином. Прежде всего следует разграничиться от того образа, который насаждается и взращивается западными СМИ и отечественными, но либерально западнически настроенными средства пропаганды и политического пиара. Участник политического действия, своего государства – это не тот, кто устраивает палаточные лагеря, акции протеста, не предлагая ничего взамен (и даже не подозревая, что на самом деле предлагают ему и его согражданам за те деньги, которые заплатили им за это участие – если помимо неопытного энтузиазма здесь есть и материальный интерес). Настоящее политическое действие – это деятельное неравнодушие к судьбе окружающего мира. Улучшить жизнь своего населенного пункта, своего предприятия, сделать что-то хорошее для окружающих людей, соседей, природы, общества – вот настоящее развитие. Нет, акции протеста тоже могут быть. Акция против разрушения исторического памятника или вырубки леса – это действие. А стояние с палатками на площади под эгидой организовавших акцию умелых маркетологов, при этом, не понимая истинных целей, – нет. Это всего лишь быть марионеткой в руках манипуляторов. Потому, политика начинается с малого. Человек, стремящийся стать политической фигурой, прежде всего, должен проявить себя в малом. Что он хорошего сделал для своих соседей, природы, своего предприятия, города, округа и так далее… Чем он будет хорош, когда станет политической фигурой глобального уровня?

Таким образом, не только он, будущий политик, но каждый человек должен принимать сознательное участие в таких действиях. Это и есть сознательный политически мыслящий человек. Но что может человек, который только может выкрикивать «да», или реагировать на «фас» тех политиков, которые говорят с экранов. (Равно как и их оппоненты, постоянно протестующие неизвестно против чего). Да, такой человек и становится потребителем, не только в плане материальном, но и в плане политическом. Более того, именно такой человек и является потребителем в полном смысле этого слова: и в духовном, и в религиозном, и в культурном. Достаточно посмотреть на уровень музыкального «творчества» подаваемого с телеэкранов в кануне нового года. Как правило, это смесь из каких-то, в том числе и, быть может, удачных находок еще советского прошлого, вперемешку с незатейливыми «творениями» плюс не сильно качественные аранжировки и абсолютно бездарное и безголосое исполнение. Здесь академической музыкой даже близко не было, но по качеству такое исполнение не приближается даже к советской эстраде. Но, как не звучала бы цинично фраза «пипл хавает», она во всей красе характеризует общество потребления. Общество, совершенно не способное ни на самостоятельное развитие, ни способность распознать ориентиры, на которые следует равняться, потому что планка, заданная идолами поп-культуры обескрыливает человеческое художественное восприятие и больше никогда не позволит превысить тот «как бы средний» уровень, который формируется и выгоден с подачи власть имущих.

И тогда выясняется важная особенность современного человеческого мировосприятия. Наш современник боится физического диктата, но нисколько не опасается диктата нравственного, такого, который регламентирует не внешнюю сторону жизни, но внутренние ценности, устремления, вкусы, пристрастия и миропонимание (а более точно сказать даже не догадывается о существовании такового, потому что вообще большинство не в силах подобное опознать, ибо духовная планка их находится ниже того уровня, когда диктат нравственный можно самостоятельно распознать). И это все потому, что нет духовного стержня в человеке. Он готов соглашаться с любыми навязываемыми ему «системами ценностей», вещаемыми с экранов телевизоров, рекламных вывесок, заголовков и маркетинговых текстов сети Интернет.

Настоящая свобода от диктата должна быть внутренняя. А ее нет. Потому что для свободы нужно иметь собственную целостность и собственное осознание.

Теперь озадачимся вопросом ощущение смысла жизни, которое, казалось бы, должно присутствовать у каждого разумного существа. Сумеет ли кто-нибудь внятно ответить на вопрос о том, зачем и для чего он живет? Вероятнее всего, ответа мы не услышим. Какие-то нелепые попытки высказаться в ключе про самодостаточность и ценность жизни самой по себе или в деторождении. Вот тут и вспоминается термин «долженствование» введённый известным русским мистиком Даниилом Андреевым.
Суть рабства, в которое плавно, но медленно движет человечество эпоха, в забытьи о своём предназначении, в замене собственной свободы на ярмо потребительских ценностей. Человек лишается своего предназначения и продает не свое первородство, а свою душу, и уже не за чечевичную похлёбку, а за возможность гедонистической жизни.

Положительные стороны советской эпохи

Стоит отметить, что сколь бы СССР не ругали, все же духовной связи СССР с этическим полюсом метакультуры все же не терял. Примечателен даже тот факт, что мишенью для нападок является поздний СССР, либо СССР в целом за всю историю его существования, в тоже время как раз поздний СССР с духовно-нравственной точки зрения был относительно безобиден. Утихла воинствующая антицерковность, и хотя образы искусства продолжали быть либо атеистическими, либо подчеркнуто-сказочными, в них не было того, что отравляет современное искусство и современные образы культуры – коммерциализация. И сколько бы сейчас не происходило смешение образов Деда Мороза и Санта-Клауса, советского деда от его западного родственника отличало то, что это был действительно персонаж сказочный, мифический, олицетворение добрых сил того мира, который ребёнок начал познавать, в противовес американскому Санта-Клаусу, которого весьма трудно представить в разрыве от торговой марки Coca-Cola, которую тот рекламировал. В какой-то степени ребёнок советской эпохи был защищён от атеизма той поры: он верил в Деда Мороза, Снегурочку, Хрюшу и Степашку из передачи «Спокойной ночи, малыши», в других сказочных персонажей. Известно, что так называемая «низшая мифология», касающаяся всяческих леших, домовых, водяных, русалок, мелких духов и божеств крайне живуча, и при смене религии, в отличие от главных божеств, мелкие божества не искореняются, а приживаются и в новом пантеоне или его эквиваленте, на низших ролях. Это удивительно, но факт: при формировании атеистического общества, низшая мифология уцелела (или была создана заново — не столь важно, потому что создание нового часто все равно идет по лекалам прошлого) даже здесь, осуществляя связь детского сознания с потусторонними сферами бытия, с их сказочными воплощениями добра и зла, помогая юному разуму выбрать ту сторону, на которой ему придется сражаться всю жизнь, прививая необходимые этические навыки поведения и восприятия.
Все это дополнялось деревянными детскими городками, стилизованными под старинные крепости, деревянными скульптурами, снежными
сказочными персонажами, которые украшали города к Новому году. И если сейчас новогоднее празднество сильно коммерциализировано, пестрит заимствованными из западной масс-культуры персонажами, костюмами, традициями, в прошлом это было все же аутентичное, не чуждое русской культуре явление, и преследующее не коммерческие цели, но создание душевной гармонии в честь важнейшего семейного праздника.

Пришла в упадок и мультипликация. В современных мультфильмах про трех былинных богатырей не увидеть возрождения русского эпоса. Анимация ничуть не наследует ни русских рисованных традиций, ни советских мультипликационных, ни заимствует ничего художественно-ценного из иностранного опыта. Мультипликация серии «Три богатыря» напоминает диснеевскую анимацию, что отражает идейное бесплодие российских авторов – невозможность создать художественного изображения, выглядящего современно, но не теряющего связи с русским, и именно русским искусством, приводит к простому копированию манеры изображения диснеевских мультфильмов, так, что связь с русской культурой остается только в названиях, и нелепых стилизациях, которые навешиваются на диснеевскую рисовку, тех самых, которые ассоциируются с «квасным патриотизмом» и «клюквой». Художественная безблагодатность дополняется безблагодатностью и сюжетной. Музыка, юмор, отсылки к другим фильмам – все начисто скопировано с образцов западной кинопродукции. Русский современный мультфильм не имеет природной, коренной связи даже с советской анимацией и является явлением чужеродным, чуждым русской культуре.

Особых успехов, на наш взгляд, добилась советская волшебная сказка. Не будучи стеснена атеистическим диктатом, в сказочных образах могли в полной мере проявиться те образы, которые имели связь с российской метакультурой.
Так появились киношедевры «Кащей бессмертный» (1944), «Илья Муромец» (1956), «Сампо», «Руслан и Людмила», «Садко», «Обыкновенное чудо», «Не покидай», «Чародеи», «Новогодние приключения Маши и Вити», «Раз, два – горе не беда», «Старик Хоттабыч», «Королевство кривых зекрал», «Три толстяка», «Сказка странствий», мультфильмы «Летучий корабль», «Двенадцать месяцев», «Приключения домовенка», «Маленькая колдунья».

Достаточно также сравнить и рок-оперы советской эпохи и настоящего времени. «Юнона и Авось» стала классикой, многие музыкальные сказки и фильмы фактически также были мюзиклами. Современный нам автор не может предложить ничего схожего, все попытки поставить современный мюзикл является либо переводом западного проекта, и носит единственную цель получить прибыль, либо является малоизвестным нишевым продуктом любительского уровня.

Из современного творчества очень мало шедевров именно в жанре мультфильма. Достойными образцами разве что можно назвать мультфильмы японского режиссера Хаяо Миядзаки – «Мой сосед Тоторо», «Унесенные призраками», «Принцесса Мононоке», «Ведьмина служба доставки», «Небесный замок Лапута».

Неспособность понимать высокое и горнее, нравственная, этическая и эстетическая примитивизация человеческого существа создает все условия для внедрения механизмов контроля технологических, которые окончательно отсекут тех, кто не поддался системе калечащего воспитания и пропаганды. Тех, в ком духовное начало не удалось убить духовно, сложившаяся система будет убирать физически.

Таким образом, в своей нравственно-эстетической деградации человечество падает в воронку тотального контроля.

Технологические предпосылки формирования системы контроля над личностью

За последние годы XX в. – начала XXI в. мы наблюдали стремительный технологический прогресс. И то, о чем мы не могли даже представить в своем детстве, теперь стало для нас привычной реальностью, а дети, которые родились в недавние годы уже и понять не смогли бы наше детство.

Мобильный телефон, компьютеры, интернет — все это значительно упростило жизнь, сделав возможность позвонить близкому человеку в любое время, найти старых друзей и одноклассников, искать информацию без необходимости посещать здание библиотеки (для чего в прошлом иногда даже приходилось ехать в другой город). Впрочем, у этой ситуации есть и оборотная сторона медали. Тот, кто не знал, как сложно было искать информацию раньше, когда не было доступной литературы, а библиотека была далеко, как сложно было искать единомышленников, воспринимает современные технологии как данность. Когда человек привык ко всему готовому, он и не будет ценить, пользоваться во всю силу тем, что есть. Так растет невежество, неграмотность, не смотря на доступность всей информации. Возрастает духовная леность. Кроме того угасает ценность дружбы... потому что легкое общение онлайн убивает ценность того, что было трудно найти и легко потерять. Распадается институт семьи, потому что человек в условиях такого обилия информации перестает ценить такие качества как преданность, привязанность, доверие.

Но и это еще не все проблемы, которые несут современные технологии.
Ведь если легко найти человека из благих целей (найти друзей детства, свою любовь или друзей), также легко стало найти и из не очень благих целей. Можно искать несогласных с текущей линией общественного уклада людей, пытаться испортить им жизнь и т. д. Во что может превратиться интернет и иные современные технологии, если станут на службу власти, которая изберет режим тотального контроля человеческой жизни ради «единственно верного» образа жизни.
Рассмотрим же возможные риски и угрозы, которые может принести человеческому обществу современный технологический процесс.

Отслеживание местоположения и маршрутов

Сейчас технология получения спутниковых фотографий местности, и составления подробных карт местности, зародившаяся в недрах военных ведомств, и предназначенная для разведки предоставила свои результаты не только для ведомственных, и для гражданских лиц. Возможность просмотра спутниковых карт, когда видны даже строения на частных участках, уже доступна большинству пользователей сети Интернет на соответствующих сервисах. Впрочем, стоит обратить внимание на то, что даже будучи закрытой, такая информация была доступна для властных лиц.

Но сами по себе спутниковые карты не так опасны, как вместе с возможностью установить точное положение объекта и человека. Совмещение спутниковой карты и точных географических координат позволяет иметь возможность осуществлять слежку, выявлять маршруты, собирать данные о часто посещаемых местах отдельного человека или групп лиц. Оцифрованная географическая информация позволяет проиндексировать все возможные точки нахождения любого объекта, будь то технологическое приспособление, строение или человек.

Внедрение систем навигации, GPS позволяет отслеживать точные координаты тех, кто обладает навигационными приёмниками и осуществлять привязку их местоположений и маршрутов к электронной карте местности, полученной на основе спутниковой карты, но для получения таких данных самой системой необходима передача самих данных на сервер

Стоит отметить, сотовая телефония также позволяет определить местоположение абонента (хотя и не так точно, как GPS-навигация). И хотя большую часть времени мобильный телефон не отправляет данные, а лишь принимает сигнал базовой станции, выяснить его местоположение можно только в момент передачи телефоном сигнала. И хотя это не такое частое событие, всегда существует техническая возможность выяснить, в зоне действия какой базовой станции находится мобильный телефон в данный момент. Теоретически это делает возможным не только выяснение, где находится человек в данный момент (с точностью не только региона страны, но и района города), но и выяснение его траектории передвижения, посещение им определенных мест (многие станции, торговые центры, гостиницы оборудованы собственными базовыми станциями). Это связано с тем, что координаты обслуживающей абонента базовой станции известны, и при прохождении пользователя из зоны действия одной базовой станции в зону действия другой даже возможно выявить его маршрут (в этом случае телефон сигнал отправляет). Впрочем, для точного нахождения положения пользователей необходима соответствующая модернизация оборудования сотовых операторов. Теоретически возможно и применение триангуляционного метода, с выявлением положения обладателя сотового телефона относительно трех базовых станций. (http://www.mobile-review.com/articles/2009/triangulation.shtml)

Учитывая, что сотовыми телефонами сейчас пользуются практически большинство населения, и, принимая во внимание рост покрытия сотовых сетей, ныне становится возможным отслеживать физическое перемещение любых лиц.
Автомобили все чаще оснащаются GPS-навигаторами.

Все движется к тому, что каждый объект будет отмечен на электронной карте, как это происходит со спутниками в центре управления полетов или с железнодорожными поездами в диспетчерских пунктах.
Налицо тенденция к хранению личных данных в сетевых и облачных хранилищах. Становится выгоднее и дешевле уже не покупать собственные накопители, а воспользоваться сетевыми службами. Удобнее не переносить файлы на CD-диске или flash-накопители, а загрузить его на сетевое хранилище и подгружать его уже оттуда на каждый из рабочих компьютеров по мере надобности. Существуют уже специальные сервисы, как интегрированные в социальные сети, так и предоставляющие именно эту услугу (например, dropbox.com, Яндекс.Диск, Google Диск)

В таких случаях также возможно получение информации о пристрастиях, интересах каждого лица. Впрочем, подобная проблема решается шифрованием, но большинство людей все же об этом не задумываются, и готовы ограничиться настройками приватности. В ряде случае возможности хранить данные зашифровано отсутствуют, а хранение в облачном хранилище зашифрованных архивов запрещается пользовательским соглашением.

По ту сторону монитора…

Все большую и большую распространенность получают видео-чаты и видео-телефония. Слово «Skype» звучит не реже, чем бывшее привычным в начале двадцать первого века наименование программы ICQ. В тоже время известны случаи кражи паролей от электронной почты, социальных сетей и систем мгновенного обмена сообщениями (ICQ, jabber и подобных им) именно с помощью подобного режима общения, когда незадачливый пользователь оставлял пароль написанным на листке бумаге, что и читалось с экрана монитора другим пользователем. Несложно предвидеть и дальнейшее будущее подобных переговоров. Пропускная способность каналов растет, технология широкоформатных телевизоров все больше и больше совершенствуется и удешевляется. Современные телевизоры уже имеют сетевой разъем и вход, который позволяет его использовать в качестве большого монитора при подключении к компьютеру.

Вполне возможным будет осуществлять видеосвязь через телевизор, который становится гибридом телевизора и планшетного компьютера. Человек смотрит передачи, листает страницы интернета, играет в компьютерные игры и общается посредством большого экрана. Датчики, встроенные для захвата положения пользователя (на подобие тех, что используются в джойстиках Wii) или механизмы распознавания изображений, получаемых с веб-камер, позволят контролировать пользователей, при соответствующей надобности, как было описано в известных антиутопиях прошлого. Совершенствуются методы распознавания и анализа графического изображения.

Мониторы ноутбуков уже снабжаются видеокамерами, а в купе с развитием технологий захвата лица и движений/жестов, когда уже в сети Интернет доступны действующие прототипы, демонстрирующие такие возможности, таким образом, двухсторонняя связь по монитору, как это рисуется в антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» становится реальностью.

Становится возможной перспектива внутреннего наблюдения внутри комнаты, или комнат (уже сейчас количество компьютеров исчисляется не одной вычислительной машиной на целую семью, но уже по отдельному компьютеру на каждого члена семьи, а иногда даже и больше). После эволюции ноутбуков и мобильных телефонов, приведшей к созданию все более и более популярных ныне планшетных компьютеров мы можем получить соотношение по одному планшетному компьютеру на человека, что не исключает наличие и других видов вычислительных машин. Можно представить и дальнейшую эволюцию этих устройств — совмещение интерфейсов планшетных компьютеров и телевизоров, которые уже почерпнули многие свойства от вычислительных машин (возможность подключения к сети Интернет, чтения информации с flash-накопителей, возможность подключения к компьютеру как дополнительный монитор с помощью стандартного HDMI-разъема). При достаточном удешевлении производства и совершенствовании телевизионных технологий не сложно предвидеть по одному большому экрану на стене в каждой комнате квартиры или дома, при этом практически все жилище может контролироваться. Кроме того добавляется покрытие общественных мест, улиц камерами наблюдения, что приводит к полному фиксированию всего происходящего в государстве или той его территории, которая покрыта подобными средствами (наверняка в Москве такие технологии появятся раньше, чем в какой-нибудь деревушки Сибири или поселении коренных народов российского Севера). Дополнительные возможности предоставляют пока не достаточно популярные, но развивающиеся технологии, получившие ходовое название «Умный дом».

Стоит отметить, что в случае осуществления тотального контроля, для контролирующих органов перемещения отдельно взятого лица не представляют существенного интереса (кроме как статистического, когда рассматриваются перемещения масс, групп покупателей и других фокус групп) до тех пор, пока человек не проявляет нестандартного поведения. В тоже время, когда лицо начинает вести свою деятельность в оппозицию власти, при соответствующей власти, становится легко его отследить, заключить или уничтожить. Для тех же, кто не выделяется, отслеживание их перемещения физической опасности не представляет, хотя сам контроль несёт нравственную опасность, заставляя каждого члена не выдаваться за заранее заданный средний духовный уровень общества, который также искусственно может контролироваться.

Финансы и маркетинг как инструмент контроля над личностью

В целях безопасности пользователя осуществляется привязка к номеру мобильного телефона практически на любых сайтах: сервисы электронной почты, социальные сети, интернет-банкинг. А так как сама SIM-карта, за которой и закреплен телефонный номер, выдается только при наличии паспорта с сохранением паспортных данных, становится возможной идентификация практически любого пользователя сети Интернет. Более того, зачастую люди сами указывают свои имя и фамилию в аккаунтах социальных сетей (собственно чего социальные сети и добиваются – использование только настоящего имени).

Деанонимизация (то есть лишения пользователя анонимности, вычисление его личных данных, паспортных данных, места проживания, т.е. увязывание электронного профиля с реальной личностью) в сети позволила составлять досье о вкусах, пристрастиях, интересах, привычках каждого человека, более или менее активно проводящего время в сети. Подобные данные уже собираются некоторыми массовыми сайтами (прежде всего поисковыми системами и социальными сетями) для обеспечения оптимального подбора для рекламы из всей Интернет-аудитории целевой аудитории, так называемого «таргетинга» (targeting, от английского target – цель) контекстной рекламы. Данная индустрия является весьма прибыльной в коммерческом отношении, потому что позволит продавать товары (с ростом популярности интернет торговли) именно целевой аудитории. Это снижает риски, уменьшает количество непроданных товаров, увеличивает скорость сбыта. Но, подобные алгоритмы должны быть достаточно интеллектуальны и оперируют данными, полученными о пользователях в результате их поисковых запросов, заполненных полей интересов, данных о поле, возрасте, предпочтениях, фактически составляя досье на каждого человека, проводящего время в сети Интернет. Таким образом, совершенствование таких алгоритмов теоретически может создать угрозу по выявлению нестандартного поведения людей, их отклонений от стандартов, принятых в деспотичном обществе и служить сигналом для их нейтрализации – соответствующих «предупредительных» и репрессивных мер.

Подобные досье, построенные на основе интересов, на основе переходов по страницам, могут дополняться историей платежей, ввиду все больше и больше набирающих популярность средств безналичной оплаты (кредитные и дебетовые карты, электронные деньги, платежи с помощью мобильных телефонов).

В перспективе возможен вообще отказ от бумажной валюты, что позволит полностью контролировать финансовые потоки и интересы всех людей. Это может произойти как естественным, так и директивным путем. В первом случае бумажные деньги выйдут из обращения точно также, как они в свое время потеснили металлические деньги, оставив им роль разменной монеты. Все большее распространение получают зарплатные пластиковые карты, коммерческие банки активно продвигают и предлагают свои кредитные карты. Большинство магазинов и торговых точек позволяет расплатиться кредитной или дебетовой (зарплатной) картой. Все большее распространение получает Интернет-торговля. Все это может привести к тому, что самым естественным образом финансовый оборот перейдет в безналичную фазу, и наличные деньги будут отменены как нерентабельные, точно также как это происходит с самыми мелкими монетами — с ростом инфляции их перестают печатать, так как стоимость из изготовления становится выше, чем номинал. Другой вариант — внезапная отмена наличных денег с требованием-предложением перевести всю наличность в безналичную форму.
Нечто подобное можно сравнить с деноминациями и сменой валют, которые наша страна уже переживала в свое время. Подобное, более радикальное действие власти может оказаться возможным под предлогом борьбы с финансированием терроризма.
В качестве стартовой точки достаточно какой-нибудь громкий террористический акт, сопровождающийся громким расследованием по поводу его финансирования, с последующими санкциями — как раз в духе методики, продемонстрированной властями Соединенных Штатов.

В дальнейшем такое существование денег только в безналичной форме будет оправдываться борьбой с незаконными финансовыми операциями.

Но под незаконное можно подвести законодательно все что угодно в перспективе, вплоть до распространения духовной литературы, например.

Пожалуй, стоит отметить, что проблема стоит не во всеобщей открытости. Современные социальные сети, которые привели к тому, что пользователи стали выступать в интернете под своими настоящими именем и фамилией, что пользовательским изображениям в профиле (называемым «avatars» или «user pic») на смену пришли настоящие фотографии. Ничего плохого в самой по себе открытости нет. Это палка о двух концах. Она может пойти как на пользу, повышая открытость общения, позволяя людям находить своих старых знакомых, общаться на новом уровне, так и использоваться в корыстных целях. Теперь потенциально государственный аппарат стал иметь возможность получить доступ к персональным данным людей, к их интересам, сферам знакомств, и т.д.
Если человек станет неугодным режиму, будет легко не только найти его, но и всех «соучастников», как делалось в «лучших традициях» режима Берии, но теперь гораздо проще благодаря высокотехнологическим преимуществам.

Все вышеуказанные технологии при достаточной целеустремлённости заинтересованных властных лиц готовы обеспечить такую несвободу для каждого члена общества, которая не оставит никакой возможности для духовного и этического развития. Наибольшая опасность такой несвободы будет заключаться в том, что для большинства обывателей она не будет восприниматься как таковой. При подобном исходе человеческое общество будет представлять собой множество людей, даже не подозревающих о своём рабстве, как это было описано в известном нашумевшим в конце 90-х фильме «Матрица» братьев Вачовски (Wachowski). Разница между этим фильмом и вероятной действительностью подобного будущего будет только в том, что подобный мир тотального контроля будет устроен не машинами, а людьми, движимыми демоническими замыслами, и что люди будут погружены не в виртуальный мир, а в некую «дополненную реальность», где для каждого реального объекта есть электронная карта с привязкой всех объектов и людей со всеми свойствами, с его местоположением, траекториями, связями и предпочтениями.

Эта система может дополниться отслеживанием электронной переписки и записью телефонных разговоров. Следует отметить, что прослушивание телефонных разговоров спецслужбами часто практикуется и без соответствующих решений суда, а чрезвычайные законопроекты, вроде американского NDAA, развязывают руки спецслужбам окончательно. Что касается электронной переписки, здесь уже в наличии как минимум два момента. Первый заключается в оснащении СОРМ Интернет-провайдеров (наличие СОРМ является необходимым условием для получения лицензии на оказание услуг связи), второй в том, что переписка хранится на серверах соответствующих сервисов — провайдеров электронной почты и социальных сетей, откуда могут быть теоретически запрошены (или изъяты) спецслужбами. В ряде случаев пользователь даже не может удалить свои данные со страницы соответствующего веб-сервиса. Данные просто помечаются как неактивные, но продолжают храниться в неизменном виде на диске. Стоит отметить, что это не злонамеренный ход со стороны разработчиков: деактивировать данные вместо удаления – менее затратная процедура. Но возникающая возможность становится или может стать опасной при соответствующих обстоятельствах, потому что доступ к ней технически становится возможным тем лицам, которые не заинтересованы в продолжение деятельности данного человека и всеми силами стремятся его остановить.

В дальнейшем, с наибольшей вероятностью следует ожидать появление устройств, совмещающих персональный компьютер, мобильный телефон, электронную книгу, пластиковую карту, транспортный билет, паспорт и удостоверение личности. Разумеется, подобные устройства будут внедряться под видом удобства для пользователей – зачем иметь несколько пластиковых карт, когда проще использовать единый интерфейс устройства, через который идет взаимодействие с несколькими банками на выбор, зачем иметь множество карт скидок, когда они все могут быть записаны в единой учетной записи пользователя. Это устройство может использоваться для осуществления платежей, коммуникаций, выхода в Интернет, использоваться как пропуск и билет в общественном и междугороднем транспорте. Но оно же позволит полностью контролировать и все действия его владельца – его перемещения, интересы, встречи, покупки, траты. Распространение электронных книг и интеграция их в подобные устройства позволит контролировать те произведения, которые человек читает. Добавим сюда электронную переписку и запись телефонных разговоров, можно получить такой метод подавления личности и контроля ее, который не могли себе представить ни цензоры царских времен, ни спецслужбы советского времени.

Сюда же стоит отнести опасности, которые таит в себе тенденция в развитии системы, получившей названия «электронное государство» либо «электронная демократия». Пока еще это только перспектива будущего, но она также таит в себе определенные опасности. К примеру, в случае реализации электронных механизмов выборов, по принципу – одно устройство – один голос. Можно не организовывать избирательные участки, контролировать возраст, а кроме того, социальную группу, пристрастия, участие в мероприятиях. Выборы перестают быть анонимными, а средства управления результатами даже увеличиваются – никто не мешает подправить нужное число голосов в базе данных. В прочем, при таком росте технологий, при достаточных критических явлениях (которые также могут быть вызваны и срежиссированы самими же властями) для режима уже будет возможным без лишних помех отменить свободные выборы и внедрить институт постоянной, не избираемой власти.

Итак, мы подходим к действительным причинам и поводам для создания в некотором будущем системы тотального контроля над личностью.

Политические причины ужесточения контроля над личностью

Истинная причина внедрения тотального контроля¬ – потребность правящего класса не дать личности духовно развиваться, ограничив её в тех рамках, которые созданы режимом. Но естественно, что эта цель не может быть озвучена в оправдание механизмов тотального контроля. Поводом для тотального контроля будут обозначены довольно «благородные» цели, вроде борьбы с терроризмом и проявлениями исламского радикализма. Последнее характерно как для США, которое успело вызвать своей деятельностью серьезную неприязнь ряда стран арабского мира, и открыто объявляющих арабов виновными в терактах 11 сентября, так и для России, которая имеет опыт Чеченского конфликта и пострадала от террористических актов, след которых тянется в Чечню.

Печально известны США тем, что подняв на свои флаги лозунги свободы и демократии, в тоже время допускают серьёзные нарушения тех же самых прав человека. Гаунтанамо и обращение с военнопленными в Ираке уже стали притчей в языцех. Но США продолжают данную политику попрания человеческого достоинства, пытаясь закрепить «status quo» законодательно.

И вот, 31 декабря 2011 года, Президент США Барак Обама, на которого так надеялось мировое сообщество, что он станет своего рода «Горбачёвым» Соединенных Штатов и архитектором перестройки и всеобщего потепления международных отношений, подписал закон «National Defense Authorization Act (NDAA) for Fiscal Year 2012». (www.gpo.gov/fdsys/pkg/BILLS-112hr1540enr/pdf/BILLS-112hr1540enr.pdf ; http://www.washingtonpost.com/politics/obama-signs-defense-bill-pledges-to-maintain-legal-rights-of-terror-suspects/2011/12/31/gIQATzbkSP_story.html )

Теперь правительство США официально разрешило своим спецслужбам задерживать любых граждан по малейшему подозрению в «терроризме», причём не только вне Соединённых Штатов, как было раньше, но и даже в самом США, содержать неограниченное время в тюрьмах, в том числе и секретных и на военных базах. Помимо этого все эти действия могут быть совершены негласно и без всякого правосудия — что является попранием таких принципов права как презумпция невиновности. Стоит отметить, что это напоминает тройки ОСО в сталинское время, но представляет собой даже более опасный в потенции вариант. Также следует отметить, что подобные, по сути, ничем неограниченные карательные полномочия предоставляются не только полиции, но и другим силовым ведомствам, в том числе и военным.

Впрочем, надежды на то, что Барак Обама в должности Президента Соединенных Штатов покажет политику с «человеческим лицом» развеялись ещё в эпизоде с Ливией. Бесчеловечный характер американской политики, не исчезнувший при Обаме, но продолживший своё бесцеремонное шествие, очередная ложь, под маской свободы обнажила своё лицо во время когда
Двуличность и лицемерность американского режима, его двойные стандарты вовсю проявили себя, когда Ливия с законодательно закреплённым Джамахирией, изобретенной ныне свергнутым и убитым «тираном» Муаммаром Каддафи, равноправием женщин, религиозных и национальных групп признается государством-террористом и диктатурой, а Саудовская Аравия, где поныне действуют средневековые порядки, а за появление без паранджи женщин в их отношении практикуются телесные наказания, где за воровство практикуется отсечение конечностей, признается «правовым государством» и союзником. В Саудовской Аравии, являющейся союзником так радеющих за свободные выборы и демократию Соединённых Штатов, оппозиция жёстко подавляется, за критику короля или его решений даже в устной форме предусмотрены одни из самых суровых наказаний в мире по сравнению с другими странами, в том числе и смертная казнь. На этом фоне лицемерно выглядит критика Беларуси со стороны США и их сателлитов.

Стоит также отметить, что Саудовская Аравия является родиной лидера террористической организации «Аль-Каида», Усамы бин Ладена, а также многих командиров и комбатантов, сражавшихся против федеральных войск в Чечне. Отсюда следует управляемый характер мировой «исламской угрозы». США сами создали эту опасность и сами же под её эгидой готовы попрать все права человека ради создания всеобщего миропорядка тотального контроля.

Таким образом, мы можем наблюдать, что технологии управления обществом в неблагородных и негуманных целях развиваются все с новой и новой силой. Развитие получают как технологии манипулирования человеческим сознанием (реклама, СМИ, телевидение, Интернет), методы воздействия на общественное мнение, так и технологии контроля над людскими массами. Вскоре для правящих элит с применением технических средств тайны не останется ни о ком, будет доступна вся личная информация, данные о вкусах и пристрастиях, о перемещениях и любой деятельности для каждого выбранного лица. И особенно опасной становится такая технология в условиях не гуманных, бездуховных, безнравственных людей, находящихся у руля власти, в случае получения таковыми людьми политических и административных рычагов.

Более подробно на духовных причинах и предпосылках мировой тирании мы остановимся во второй части.

См. "Часть 2"

Кручинин Сергей Владимирович
Источник: Специально для сайта Родон
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Общество и государство   (34)