В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Россия как цивилизация

Выступление Сергея Кара-Мурзы на конференции «Российская государственность: исторические традиции и вызовы XXI века», прошедшей 19 сентября 2012 года в Великом Новгороде.

Мы говорим о России выделяя разные «срезы» — страну, народ, государство… Самая крупная целостность — Россия как цивилизация. Ее размеры выходят за географические границы Российской империи, СССР или Федерации. Есть русская культура, есть и русский мир — «русские в рассеянии». Не будем углубляться в дискуссию о том, что такое цивилизация. Основные понятия уже вошли в обыденное сознание и трактуются примерно одинаково. Есть, правда, конфликт с евроцентризмом, с идеей о «столбовой дороге цивилизации», по которой идет Запад, а другие культуры или уклоняются от него, или отстают. Это идеологическая поделка, о ней тоже не будем говорить. Шпенглер сказал, что она отражает «необузданное никаким скепсисом тщеславие западноевропейского человека. Этому тщеславию и обязаны мы с давних пор вошедшим в привычку чудовищным оптическим обманом». Правда, и вне Запада многие «обманываться рады» и льнут к евроцентризму.

Но спорить не будем. Факт, что сегодня понятие цивилизации работает, понимается легко и обладает познавательным потенциалом в разных контекстах. Будем исходить из того, что Россия является самобытной и большой локальной цивилизацией со всеми необходимыми атрибутами. Сейчас она переживает цивилизационный (системный) кризис, но наверняка его преодолеет. Выявить ее культурные особенности, которые придавали ей силу в разных социальных условиях, полезно именно в контексте угроз для России как цивилизации. Сегодня, в эпоху «войны цивилизаций», лишение страны статуса цивилизованной делает ее «страной-изгоем».

Ядром этой проблемы для нас пока что является тема «Россия и Запад».
Россия выросла как альтернативная Западу христианская цивилизация. Она по важным вопросам бытия постоянно предлагала человечеству иные решения, нежели Запад, и стала его экзистенциальным оппонентом
— как ни пытались государство и элита России избежать такого положения. Сейчас Запад, победив Россию в цивилизационной холодной войне, «проник» в нее и оказывает прямое влияние на нашу судьбу. И долго еще будет оказывать. К тому же в России началась ее переделка по западным образцам. Надо понять, что собираются устроить, по каким шаблонам будут переделывать наш культурный тип.

Цивилизация — категория сопоставительная. Идентичность — это система отличий нашей цивилизации от иных цивилизаций, а схожие черты (которые составляют большинство черт образа всех культур и народов) воспринимаются как фон, о них не говорят. Сравнение «Россия — Запад» ведется как оппозиция образов, а часто как «конфликт».

Как же увидеть «сверху» Россию и Запад как различные целостности? Через сравнение их структур, выявляя несхожесть их главных элементов и связей. Тут многое сделано западными учеными, не важно, «уважают ли они Россию». Они пишут, «чего не было в России», без чего «нет никаких оснований считать Россию частью Европы». Отдельных «мазков» этой картины можно собрать много. Мы добавим еще несколько, актуальных именно сегодня и для нас самих.

Да, и Церковь, и империя России были настолько иными, чем на Западе, что вся конструкция оказывалась иной. У нас не было религиозных и тем более военно-религиозных орденов, которые создавали финансовую систему Запада, инквизицию, тайную политическую сеть и школы для элиты. Не было в России и многолетних внутриимперских войн европейского типа. Не было походов Карла Великого, превративших Европу в «кладбище народов», не было и Крестовых походов. Не было в России феодализма и рыцарства, а быстро установилось самодержавие.

Поэтому России и не требовалось «Возрождения» от темного Средневековья, не надо было искать образцов в греческой античности.

Православие не породило в России религиозных войн, уносящих до двух третей населения. В этом смысле наш раскол не идет в сравнение с Реформацией. Не было и костров, на которых в Европе сожгли около миллиона «ведьм». Не было варфоломеевских ночей, не было алхимии и масонства (если не считать мимолетных увлечений элиты). Не было «огораживаний», очистки целых континентов от местного населения, работорговли, которая опустошила западную Африку. Не было опиумных войн, не было русского Наполеона и русского фашизма — колоссального «припадка» Запада.

А ведь все это — конституирующие элементы становления современного Запада. Много чего не было в России, и совокупность всего этого настолько весома, что нежелание видеть отличий от Запада трудно принять за близорукость. Системное описание того, чего не было, еще предстоит, и это большая и важная работа. Почему же этого не было?

Картина мира

Это фильтр, который отбрасывает незначительное и выделяет важное.

Она формирует и разум, и мироощущение. Взглянем на картину мира Шопенгауэpа или Ницше — и Державина с Пушкиным. Огромная разница. В культуре России сохранилось космическое чувство и ощущение святости мира, наличие в нем смысла. Здесь не утрачен естественный религиозный орган — мир не предстает как профанная действительность. Отсюда антропологический оптимизм, на котором мы сейчас и держимся. Это отмечают и на Западе.

Из космизма народов России вытекают особенности чувства пространства и времени и необычное для Запада сочетание свободы как воли, вплоть до анархизма, и свободы как ответственности — вплоть до самодержавной государственности.

Антропологическая модель

Главное различие между Западом и Россией — в представлении о человеке (ответе на вопрос «Что есть человек?»). Разумеется, модель всегда отличается от своего воплощения в реальной общественной практике — то в одну, то в другую сторону. Она задает принципиальные границы для форм бытия, определяет вектор устремлений к тому или иному образу благой жизни.

Антpопологическая модель Запада включает в себя несколько мифов: человек как атом (индивид); человек как зверь в боpьбе за существование (социаларвинизм); человек как машина (механицизм, бихевиоризм). У Гоббса «равными являются те, кто в состоянии нанести дpуг дpугу одинаковый ущеpб во взаимной боpьбе». В кальвинизме люди разделены на избранных и отверженных — вариаций много.

В России четкой модели выработано не было, а сложилось принимающее разные формы представление о человеке как соборной личности. Этому отвечала идея всеединства, выраженная в концепции мира — как Космоса, так и общины. Людей связывают любовь к ближнему и добрые дела. Человек — средоточие множества человеческих связей. Он всегда включен в солидарные группы (семьи, деревенской и церковной общины, трудового коллектива и пр.).

В русской культуре были определенно отвергнуты механицизм, индивидуализм и биологизация общества. Эти идеи внедряются только сегодня. Из космизма и соборности вырос православный хилиазм, который задал и до сих пор задает нормы справедливости и вектор социального развития. Если бы мы вникли в сравнительный анализ русского и западного (в том числе марксистского) хилиазма, который в предреволюционные годы провел Сергей Булгаков, меньше было бы травм и в революции, и в нынешней реформе.

Община

В России капитализм не успел разорвать общинные связи и стоящие за ними связи религиозного братства. Община действует в России 1000 лет и остается ее главным социокультурным институтом. Поземельная община поставила заслон мальтузианству и ксенофобии — это замечательно и в современных понятиях объяснил Чаянов. Утверждения, что в ходе модернизации Россия изжила общинную культуру — идеологическая установка, которая не подтверждается социологией. Напротив, мы смогли пережить 90-е годы только благодаря сетям взаимопомощи обшинного типа.

Хозяйство

Это один из срезов бытия, определяющий характер цивилизации. Господство рынка на Западе порождено новым отношением к собственности, деньгам и труду. Содержание этих понятий настолько отлично в России, что это и стало камнем на пути реформы. Одними и теми же словами у нас и на Западе обозначаются совершенно разные явления. Силой, которая скрепляет Запад через хозяйство, является обмен, контракт купли-продажи, свободный от этических ценностей и выражаемый количественной мерой цены. Метафорой общества стал рынок. В России акты обмена не были свободной куплей-продажей, рынок регулировал лишь небольшую часть отношений. Был велик вес служения, выполнения долга, любви, заботы и принуждения. Общей метафорой общества была семья.

К этому же типу хозяйства относилось и советское плановое хозяйство. Именно сложение ресурсов (посредством плана) без их купли-продажи позволило СССР после разрушений 1941–1945 годов быстро восстановить хозяйство.

Для такого хозяйства характерна сильная компонента государственного патернализма и уравнительства, а приоритетными критериями являются безопасность страны и социальная эффективность.

Общежитие народов

Важная особенность России — созданный за несколько веков способ совместной жизни множества народов в одном государстве и на огромной территории. Ядром был русский народ, который в процессе становления вобрал в себя множество племен. Их «сплавили» православие, общая историческая судьба с ее угрозами и войнами, русское государство, язык и культура. Этому способствовало сочетание природных и культурных условий многих земель и народов, симбиоз укладов (охоты, земледелия и кочевого скотоводства).
В Евразии нашли способ создать империю неколониального типа, без планомерной ассимиляции нерусских народов и без ликвидации этнического разнообразия.

Здесь не было этнических чисток (и, тем более, геноцида), не создавался «этнический тигель», не было и апартеида в разных его формах. Не было юридически господствующей нации и самого понятия метрополии. Возникла очень сложная государственная система с множеством укладов, норм и традиций. В жизни подавляющего большинства населения господствовал общинный уклад. Для большинства полиэтнического населения Российской империи и СССР совместная жизнь в одном государстве с русскими ощущалась как историческая судьба.

Эрозия этой системы произошла в ходе кризиса и развала СССР, но потенциал интеграции сохранился.

Русская интеллигенция

Эта системообразующая для России специфическая общность возникла в ходе модернизации в ХVIII–ХIХ в. Она выработала язык не аналитического, а «синтетического» типа, включив в современный язык пласты «туземного» и даже архаического языка. На этом языке была создана русская классическая литература. Этот язык сыграл важную роль в соединении народного космического чувства с идеаламиПросвещения. Важная часть этого синтеза — соединение крестьянского общинного коммунизма с европейским социализмом. В 70-е годы ХIХ века атрибутом интеллигенции были просоциалистические взгляды. Бердяев считал критерием отнесения к интеллигенции «увлеченность идеями и готовность во имя своих идей на тюрьму, на каторгу, на казнь», при этом речь шла о таких идеях, где «правда-истина будет соединена с правдой-справедливостью». А.С. Панарин писал о народе России: «Народ по некоторым признакам является природным или стихийным социалистом, сквозь века и тысячелетия пронесшим крамольную идею социальной справедливости… А следовательно, и «советская империя» есть не просто империя, а способ мобилизации всех явных и тайных сил, не принявших буржуазную цивилизацию и взбунтовавшихся против нее».

В 1990-е годы интеллигенция как система перестала существовать, остались интеллигенты россыпью и их небольшие катакомбные группы — «споры», ожидающие благоприятных условий для ее оживления. Все эти особенности несут шлейф производных, которые в совокупности и дают портрет России как цивилизации.


Источник: "Центр проблемного анализа "

 Тематики 
  1. Общество и государство   (34)