В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Узнаваемая картина?

Государство – это сложнейшее явление, что дает правооснование применять единственный определитель, какое-то слово перед словом государство, чтобы считать, что это правомочно, информативно, содержательно и работоспособно в разных смыслах употребления термина. Государства известны такие как: национальное, правовое, социальное, полицейское, открытое. В нашем Центре разработан и предвидится в будущем человечества такой тип государства, как нравственное государство. Выделяется какой-то основной признак, и характер этого признака подчеркивается, определяется, как предикат, определитель государства.

Итак, криминальное государство. Что же ухватывается главного, основного при этом? Какие отсюда вытекают представления о последствиях, об угрозах и вызовах. Или, наоборот, как в общем случае, о каких-то высоких, значимых соображениях, которые, тем не менее, в активной деятельности и общества, и гражданина, и государственных органов, руководителей должны иметь место? Криминальное – это значит преступное, внезаконное, противозаконное. Но смею настаивать, что речь идет не об уличной преступности, не о преступности в обществе, хотя это имеет место, это накладывает свой оттенок в конечный смысл, к которому я подбираюсь и обнародую, термина «криминальное государство». Главный признак в этом случае все же иной. Этот признак есть сращивание государственной власти и организованной преступности.

Это некая фаза в развитии опасных «заболеваний» государственного устройства, государственного механизма, государственного института и государства без каких-либо оговорок.

Конечно, это высшая стадия коррумпированности, завершенности некоего процесса криминализации. Интересен содержательный генезис в этой цепочке, перечисленной только что.

Что есть коррупция? Наиболее распространено и представляет именно это – взяточничество чиновника. Дальше идет менее известный и употребляемый элемент цепочки – конфликт интересов. Понятие возникает в разных контекстах, в данном случае имеется в виду, что полномочия чиновника не могут и не должны употребляться им для удовлетворения его меркантильных интересов во внешней деятельности, например, в бизнесе собственном или своей жены или тещи. В странах, которые борются с этим явлением, есть такие законодательные решения, которые запрещают уволившемуся из госорганов чиновнику пять лет или какой-то другой срок работать на общегражданской, свободной основе в тех сферах, за которые он был ответственен, будучи чиновником. Вот так общество себя гарантирует от того, что называется вроде бы безобидно и даже красиво – «конфликт интересов».

Следующая стадия развития этого «заболевания – конфликт интересов – выглядит как сращивание власти и бизнеса. Лоббизм бизнеса мутирует в такой степени, что он проникает в пространство интересов жизни и устройства своей жизни чиновника. Чиновник перестает различать свою полномочную деятельность как государственного человека и свою собственную личную деятельность как приносящую ему личные доходы – личный ли это бизнес, подставные ли это фигуры и фирмы-однодневки или многодневки. Примеров достаточно много в современной России, чтобы было понятно, о чем идет речь.

Наконец, следующая, четвертая, стадия в развитии этого канцерогенного случая – это не просто сращивание власти и бизнеса, а, поскольку это деяние само по себе находится в рамках Уголовного кодекса и вне закона, то, естественно, эволюция приводит это сращивание к сращиванию власти и криминала, власти и преступности, естественно организованной преступности. Вот мы по этой цепочке начинаем понимать, что же есть основное свойство криминального государства? Делаю свое определение, которое считаю необходимым:

криминальное государство – это государство, в котором государственная власть сращивается с организованной преступностью.

Мотив понятен – корысть. Слово «сращивание» требует понимания. Это не только взаимодействие «ты мне, я тебе», чаще всего это взяточничество, превращение государственной власти в организованную преступность. Не столь уже становится важным, потому что гораздо менее это значимо для всего конструкта государства, что делается на улицах, в подъездах и т. п.

Каковы типы государственных режимов и устройств, которые тяготеют или вот так мутируют, превращаются, перерождаются из доброкачественного в недоброкачественное состояние? Это, конечно, диктаторские, авторитарные режимы, военные хунты. Это коррумпированные государства, которые перерождаются в свое крайне выраженное состояние. Что за инструменты воплощения? Как распознать, где эта диагностика – повышенная температура, красные пятна на щеках или сыпь на ручках загребущих?

Первое – это, конечно, пирамида поборов, своеобразный оброк. Недавно вышло на широкую аудиторию и в прессе об организации батальонов ГАИ, которым вменялось столько-то собрать на дорогах с автомобилистов, чтобы передать наверх, чтобы там тоже передали наверх. Это означает пирамиду. Вся государственная власть выстроена по типу пирамиды, которая занимается этим разбойным оброком, как раньше разбойники на дорогах грабили, так вот теперь грабят напрямую. Итак, пирамида поборов. Отчисления эти наверх идут как в наличной форме, так и натурой – строят дороги к дачам, недавний пример из Минобороны, дома, коттеджи, покупают зарубежные замки и т. д. Перечисляют и на счета тогда, когда у чиновников есть свои счета в банках, фирмы подставные или не очень.

Второе воплощение – это не просто нецелевые бюджетные расходы, которые на уровне откатов или казнокрадства, а коррупция иного типа – по 10-20% отщипывают от бюджета. Речь уже идет о перекачивании бюджета в личные карманы. Там цифры "откатов" 50-80-100%! Это фактически совмещение государственного бюджета и личного, семейного кармана.

Третье – это повальное взяточничество. От нянечки в больнице и гаишника на дороге до начальника департамента, замминистра, министра, декана факультета и т.д.

И четвертое – это узурпация политической власти путем либо ее прямого захвата – переворот, хунта, клановое перерождение – либо фальсификация на так называемых демократических выборах.

Все эти опасности, конечно, очень высокого порядка, и они делают ситуацию для страны нестабильной. Последствия очевидны – страна рано или поздно превращается в изгоя и предмет блокады, изоляции более или менее сплоченного мирового сообщества, в мишень информационных атак, политических и экономических санкций. Второе, не менее опасное, это деградация всего устройства государства и общества. Она настолько масштабная, что рано или поздно приводит к масштабнейшему кризису, слому системы. Граждане пострадают в любом случае.

Задам риторический вопрос: портрет узнаваемый? Если быть честным, абсолютно узнаваемый. Надо понимать ту масштабность проблемы, за которую Президент страны, при всей противоречивости, слабости стартовой позиции, ответственности за многие процессы, которые сформировали эти метастазы, но он, тем не менее, за эту проблему, как мы видим, берётся.

Надо как-то, наверное, скрипя зубами, но поддерживать, помогать этим попыткам.

Потому что надо понимать, под какой угрозой и политической – западной и внутренней со стороны пятой колонны – и физической, ибо на кону такие доходы, что там не только киллеров, там ракеты крылатые наймут, чтобы человека, который решается начать разворачивать эту нашу болезнь в стране, ликвидировать.

Мне кажется, от смысла этого непростого, актуального, тревожного понятия мы мостик должны пробросить к судьбе России, и какой-то вклад собственный там находить и осуществлять.


С. Сулакшин
Источник: "Центр проблемного анализа "


 Тематики 
  1. Коррупция   (58)
  2. Нравственный выбор   (1)