В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Печать Брейвика: Норвегия после трагедии

2012 год, казалось бы, стал свидетелем завершающего акта той кровавой трагедии, которая разыгралась в Норвегии летом 2011-го, прогремев на весь мир. Андерс Брейвик,13 месяцев спустя после теракта в центре Осло и бойни на острове Утёйа, был осужден за убийство 77 человек. Вывод о вменяемости "норвежского стрелка" поставил точку в споре экспертов-психиатров. Оглашением максимально строгого приговора завершились судебные слушания, которые убийца, однако, явно пытался использовать как пропагандистскую трибуну.

После вынесения приговора страна вздохнула с облегчением, поняв, что террорист, скорее всего, остаток жизни проведет в одиночной камере. Согласно норвежским законом, срок заключения не может превышать 21 года, однако в случае с особо опасными преступниками он может многократно продлеваться, если опасность заключенного для общества каждый раз будет подтверждать суд.

Тем не менее, тяжелое наследие, которое оставил после себя теперешний "норвежский заключенный номер 1", еще долго будет напоминать о себе . Как и имя Видкуна Квислинга / расстрелянного в 1945 году в крепости Акерсхус премьера- коллаборациониста/, имя Брейвика стало нарицательным и не скоро еще сотрется из памяти людей. Последствия двойного теракта, осуществленного "норвежским стрелком", будут долго ощущаться в политической и общественной жизни государства.

22 июля стало для тихого нефтяного королевства аналогом 11 сентября для США. При совершенно разной подоплеке обеих трагедий, страна фьордов сейчас вынуждена решать те же проблемы и искать ответы на те же вопросы, что и Америка более 11 лет назад. Первый и наиболее очевидный из них – вопрос о том, какие экстренные меры необходимы Норвегии для того, чтобы не допустить повторения подобных событий в будущем?

Всего через несколько месяцев после терактов были установлены правила, ограничивающие возможность приобретения химических удобрений, пригодных для изготовления взрывчатки, пересмотрены принципы взаимодействия полицейских структур и военных в чрезвычайных ситуациях. На обсуждение в парламент были вынесены новые законы, которые призваны облегчить правоохранителям выявление и задержание потенциальных злоумышленников. В службе национальной безопасности Норвегии теперь новое подразделение занимается поиском экстремистов в сети Интернет.

Но при этом нельзя сказать, чтобы в повседневной жизни страны произошли сильные изменения. Премьер-министр Йенс Столтенберг по-прежнему появляется на публике без охраны, а меры по обеспечению безопасности в ходе мероприятий с участием первых лиц стороннему наблюдателю могут показаться явно недостаточными. Это принципиальный вопрос для правительства, которое, с одной стороны, не желает думать о возможности превращения Норвегии в полицейскую страну, – однако при этом все же вынужденно "закручивать гайки". "Норвегия остается все тем же открытым и демократическим государством, что и прежде, – заверил в недавнем интервью Столтенберг. – Брейвику не удалось расколоть общество, как он того хотел. Однако в том, что касается мер обеспечения безопасности, изменения, безусловно, имеются. И они будут продолжены".

Но можно быть уверенным, что соблюдение равновесия между задачами защиты свобод граждан и обеспечения их же безопасности /вспомним всевластие спецслужб в США после 11 сентября и последовавшие скандалы/ станет непростой проблемой для нынешнего и будущего руководства Норвегии.

Остается открытым и вопрос о том, кто же в конечном итоге несет ответственность за то, что Брейвик имел возможность на протяжении нескольких лет готовиться к осуществлению своего замысла, так и не удостоившись пристального внимания полиции. Почему он смог оставить фургон, начиненный взрывчаткой, в самом сердце правительственного квартала, и как полиция допустила, что террорист почти час провел на Утёйе, беспрепятственно убивая беззащитных подростков?

Поиском ответов занималась как специальная парламентская комиссия по ЧП 22 июля /ее 500-страничный отчет был передан на рассмотрение парламента в августе/, так и дисциплинарный комитет, перед которым 26 ноября пришлось отчитаться даже действующему премьер-министру. Десятки бывших и действующих политиков и полицейских чинов не слишком убедительно отвечали на острые вопросы и пытались переложить ответственность на коллег. Как отмечают многие обозреватели, от прямых ответов не стали уходить лишь Столтенберг, а также экс-министр юстиции Кнут Сторбергет, покинувший вскоре после терактов 22 июля свой пост.

Оба признали, что несут ответственность за произошедшее. Столтенберг подчеркнул, что отвечает за все допущенные его подчиненными ошибки, будучи главой правительства, однако указал, что задача теперь – "извлечь урок и принять меры к тому, чтобы подобное никогда не повторилось, а не признавать поражение в этом вопросе". Сторбергет же отметил, что виноват в том, что своевременно не было воплощено в жизнь решение ограничить въезд на правительственную улицу Груббергата, где Брейвик припарковал грузовик с взрывчаткой.

Действительно, в ходе проверок вскрылись многочисленные обстоятельства, стечение которых и сделало трагедию возможной. Среди них – и слабо налаженное взаимодействие между полицейскими и военными, недостаток спецтехники, чрезмерно широкие полномочия отдельных лиц при принятии ключевых решений /которые были отложены на неопределенный срок/, специфика работы спецслужб, готовившихся к атаке фанатиков-исламистов, однако упустивших из виду ту опасность, которую могут представлять сторонники ультраправых взглядов.

Изучение всех выводов комиссии и внедрение ее рекомендаций займет еще достаточно много времени. В то же время нельзя не отметить, что, пожалуй, на сегодняшний день главным "результатом" ее работы стало резкое снижение кредита доверия к действующему правительству. Опросы общественного мнения показывают, что среди норвежцев также упала уверенность в том, что в нужный момент им сможет прийти на помощь полиция.

Изменение ситуации в обществе привело к тому, что шаткую позицию Рабочей партии готовы теперь в ожидании парламентских выборов /которые состоятся в сентябре 2013 года/ использовать политические противники Столтенберга. В частности, стабильно набирает популярность консервативный блок, – именно в него входит правая Партия прогресса, членом молодежного крыла которой на протяжении 10 лет и был сам Брейвик.

Число выявленных просчетов властей очень велико, что дает оппозиции в ходе предвыборной кампании важный козырь, который возможно будет разыгрывать многократно.

Еще один аспект проблемы, который стараются лишний раз не затрагивать сами норвежцы – это тот факт, что так или иначе Брейвик стал выразителем настроений, существующих в норвежском обществе. Если преступления американцев Джеймса Холмса, в июле 2012 года устроившего бойню в кинотеатре города Аврора, или Адама Лэнзы, застрелившего 20 детей в школе Ньютауна, можно отнести на счет их проблем с психикой, то Брейвик не только был признан вменяемым, но и донес до окружающих свое послание – многословный манифест, обличающий политику левых партий, засилье в стране иммигрантов и общую "исламизацию" Европы.

Политические мотивы своего преступления сам Брейвик подчеркивает при каждом удобном случае, даже из тюрьмы пытаясь привлечь к этому внимание прессы. И его слова находят своих адресатов – террорист ведет интенсивную переписку с почитателями и сочувствующими. Именно его пример, как считают польские власти, уже "вдохновил" 45-летнего краковчанина Брунона К. на то, чтобы начать планировать подрыв здания сейма.

Брейвик затронул болезненную для норвежского общества, да и для Европы в целом тему. Учитывая, что сейчас треть жителей Осло – иностранцы, а к 2040 году этот показатель, по прогнозам, может достигнуть 56 проц., вопрос иммиграционной политики властей действительно вызывает опасения у многих жителей страны. Активную риторику, направленную против мусульман, а также румынских цыган, попрошайничающих на улицах столицы, развернула набирающая популярность Партия прогресса. Так, недавно в Осло прошла антиисламская демонстрация, организованная "Лигой обороны Норвегии" /объединение создано в подражание кумирам Брейвика – "Лиге обороны Англии"/. Хотя участниками акции стали лишь 40 человек, тревогу вызывает сам факт, что они вышли на улицы в дни, когда ни преступления, ни слова манифеста "норвежского стрелка" еще не забыты.

Стоит напомнить, что когда обстоятельства трагедии стали ясны, в июле, норвежцы показали невероятную сплоченность. Сотни тысяч человек по всей Норвегии /стране со всего лишь пятимиллионным населением/ принимали участие в "шествиях с розами", отдавая дань памяти погибшим. На улицы Осло вышла без малого треть населения столицы, утопив центральные площади в цветах – прекрасном символе объединения нации в час общего горя. Однако несколько ранее, в те часы, когда теракт еще приписывали "Аль-Каиде" и исламистам-радикалам, норвежские мусульмане боялись выходить из своих домой, опасаясь расправы, – и ряд правонарушений, отмеченных полицией 22 июля, показывает, что у них были на то основания.

О существующих проблемах с характерной для него прямотой не так давно высказался бывший премьер-министр страны и действующий генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд. "Я не считаю, что многое изменилось за прошедший год. Политики, безусловно, стали осторожнее в своих высказываниях по проблемам мусульман и их интеграции в общество, однако на уровне восприятия этого вопроса народом перемен нет, – подчеркнул политик. – В обществе по- прежнему ощущаются ксенофобские тенденции, иммигрантов по- прежнему не любят, мультикультурализма все еще боятся".

Вопросы, которые обнажил Брейвик, еще не скоро найдут ответы. Норвежское общество, которое, как казалось многим, получило "прививку" от исламофобии и сплотилось в тяжелый час, не смогло за столь короткий срок преодолеть внутренних разногласий. Отношения европейцев вообще, и норвежцев в частности, к приезжим из стран Восточной Европы, Южной Азии и Африки также не может измениться в одночасье.

В каком направлении будет развиваться ситуация в стране фьордов, зависит от ее политиков и, само собой, итогов сентябрьских выборов, на которых "карта" Брейвика сыграет свою явно не малую роль в противостоянии ведущих политических сил.


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Общество и государство   (41)