В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Доклад ВБ "Doing Business 2013"

Всемирный банк представил 22 октября в Вашингтоне очередной доклад "Условия для ведения бизнеса – 2013" /Doing Business 2013, DB-2013/. Данные, естественно, отражают ситуацию по состоянию на текущий 2012 год.
Как известно, президент России своим майским Указом о долгосрочной государственной экономической политике поручил правительству РФ принять меры, в частности, к тому, чтобы добиться повышения позиции страны в данном рейтинге ВБ со 120-й в 2011 году до 50-й в 2015 году и до 20-й – к 2018 году. Выкладки доклада по России по просьбе корр. ИТАР-ТАСС прокомментировала один из авторов DB-2013 Теа Трамбик. Запись беседы приводится ниже:


- Какова позиция России в новом рейтинге? Как выглядит эта позиция в сравнении с другими странами на схожем этапе развития?

– Сейчас Россия переместилась на 112-ю позицию. Это шаг вперед по сравнению с прошлым годом. Что касается сравнений, по нашей классификации Россия относится к европейско-центральноазиатскому региону. Но мы также часто сравниваем ее с Бразилией, Китаем и Индией.

- Совершенно верно. Страны группы БРИКС. Ну, и соседи, наверное. Скажем, Казахстан. Как я понимаю, в вашем рейтинге он стоит существенно выше...

– В первой группе Россия, можно сказать, посередине. Опережает Бразилию и Индию, слегка отстает от Китая. Что касается Казахстана, он демонстрирует хорошие показатели. Это следствие многочисленных реформ, проведенных в этой стране за последние годы и направленных конкретно на те сферы регулирования бизнеса, которые учитываются в нашем докладе...

- Вот вы упомянули Китай. У него ведь, как я понимаю, еще в 2005 году позиция была хуже российской, а теперь стала лучше. За счет чего?

– Ну, они понимали, что им предстоит более долгий путь, и старались двигаться быстрее. Проводили реформы, сфокусированные на своем частном секторе. Китай – одна из стран, добившихся наибольшего прогресса по нашему новому показателю – "расстояние до передового рубежа" /т.е. до лучших мировых практик – прим. ИТАР-ТАСС/. Они почти на 14 пунктов поднялись с 2005 года. Думаю, это входит в 15 лучших показателей /прогресса/ среди всех стран.

- Возвращаясь к России. По каким категориям у нас наибольшее отставание от "передовых рубежей"?

– Как я уже сказала, по сравнению с прошлым годом положение улучшилось. За год проведены реформы на двух направлениях – по разрешениям на строительство и по налоговому администрированию. Но и за предыдущий год было четыре реформы, которые продолжают давать позитивный эффект. В целом, я бы сказала, вызовы сохраняются в тех же областях, что и в прежние годы. Показатели, по которым вам предстоит еще больше всего пройти, – это "подключение к электросетям" и "получение разрешений на строительство". И для того, и для другого требуется долгое время и прохождение множества процедур. Я бы сказала, это характерно для всего центрально-восточноевропейского региона в целом. Возможно, это "историческое наследие" – результат того, как все это делалось в прошлом.
Лучшая практика, которую мы наблюдаем в других регионах мира, – процедурная дифференциация. Чтобы не для каждого сооружения приходилось получать одинаковые разрешения на строительство. Мы же свои замеры производим по простому складу, где никто не будет жить и ничего не будут производить. Для подобных случаев во многих странах предусмотрены упрощенные процедуры. А в России все еще требуется 42 процедурных шага, на которые уходит в среднем почти год. Но мы знаем, что российское правительство в курсе этой ситуации и уже работает на этом направлении. Реформа нынешнего года, например, упростила работу до начала строительства. Прежде необходимо было получать для нашего типа сооружений несколько разрешений, которые теперь не требуются. Так что ситуация улучшается и, думаю, будет продолжать улучшаться.

- А на каких направлениях, на Ваш взгляд, России легче всего продвинуться вперед, к тем самым лучшим мировым практикам?

– У России на самом деле уже сейчас очень высокий показатель по обеспечению исполнения контрактов. Этот критерий оценивает, насколько легко добиться исполнения контракта через суд. Во многих странах это может затягиваться на долгое время и требовать больших затрат. А в России процесс быстрый и не очень затратный. По этому показателю Россия – на 11 месте среди охваченных исследованием стран по всему миру. Неплохая ситуация и с регистрацией собственности. Переход собственности от одной компании к другой производится быстро и обходится дешево. Кроме того, благодаря многочисленным реформам последних лет по сокращению административных издержек при уплате налогов, по улучшению налогового администрирования, Россия вполне неплохо выглядит по показателю "уплата налогов".

- И, соответственно, на ваш взгляд, здесь можно двигаться дальше вперед?

– Да, конечно.

- Президент России поставил перед правительством задачу подняться в рейтинге до 50-го места в 2015 году и до 20-го – к 2018 году. На Ваш взгляд, это решаемая задача? За время своей работы вы что-нибудь подобное видели?

– Я здесь работаю почти пять лет, но и докладу нашему всего десять лет в этом году... Вообще-то, мы каждый раз считаем показатели заново. Из-за появления новых индикаторов, новых стран, изменения методологии. И "обратного перерасчета" рейтингов никогда не делали. И нынешнее добавление – "расстояние до передового рубежа" – это новинка. Так что, даже в недалекой исторической перспективе трудно сказать, удавалось ли какой-либо из стран нечто подобное. Но я считаю, что это определенно возможно. Как говорится, "было бы желание, а возможность найдется". При наличии сильной политической воли мы наблюдали примеры поразительного прогресса. А когда указания исходят от самого президента, как в вашем случае, это может оказать мощное воздействие. Можно посмотреть на 50 наших "стран-передовиков" по показателю "дистанция до границы". Конечно, страны эти гораздо меньше России, так что вам будет сложнее. Но все-таки такие страны, как Руанда, Македония, Грузия, реально многого добились – если посмотреть, где они были в 2005 году и где сейчас. Конечно, надо постоянно помнить о наших узких рамках. Мы занимаемся только определенными индикаторами. Но страны с успехом используют эти показатели как ориентир для собственной реформаторской повестки дня. Многие создают межведомственные комиссии на высоком уровне. Потому что некоторые индикаторы можно повысить только путем общих согласованных усилий. А для радикальных перемен нужны соответствующие полномочия.

* * *

Согласно докладу, общее 112-е место России складывается из следующих показателей:
1. Открытие бизнеса – 101-е место; 8 процедур; 18 дней; затраты – 2 проц. дохода на душу населения;
2. Получение разрешения на строительство – 178-е место; 42 процедуры; 344 дня; затраты – 129 проц. дохода на душу населения;
3. Подключение к электросети – 184-е место; 10 процедур; 281 день; затраты – 1573 проц. дохода на душу населения;
4. Регистрация собственности – 46-е место; 5 процедур; 44 дня; затраты- 0,2 проц. стоимости собственности;
5. Получение кредита – 104-е место /складывается из "индекса силы юридических прав" и еще трех показателей/;
6. Защита инвесторов – 117-е место /складывается из четырех профильных индексов/;
7. Уплата налогов – 64-е место; 7 платежей в год; 177 часов работы в год; общее налоговое обременение – 54,1 проц. прибыли;
8. Трансграничная торговля – 162-е место /складывается из шести показателей: числа документов, затрат времени и стоимости на 1 контейнер отдельно для экспорта и импорта/;
9. Обеспечение исполнения контрактов – 11-е место; 36 процедур; 270 дней; затраты – 13,4 проц. суммы исковых претензий;
10. Урегулирование банкротства – 53-е место; 2 года; затраты – 9 проц. стоимости имущества; возврат средств – 43,4 цента на доллар.


* * *
В преддверии презентации доклада руководитель программы глобальных индикаторов и анализа в ВБ Аугусто Лопес-Кларос провел в режиме телеконференции брифинг для журналистов.
Во вступительном слове он отметил, что во всех регионах мира происходят позитивные перемены. Открытие и ведение бизнеса требует все меньшего времени и усилий, улучшается режим налогового администрирования, сокращается время на очистку грузов в портах. Отстававшие прежде страны, в том числе в Черной Африке, подтягиваются к передовикам.
В результате, например, в мире насчитывается уже 105 стран, где для открытия нового бизнеса требуется менее 20 дней, тогда как в 2005 г их было лишь около 40, главным образом в ОЭСР.

В нынешнем году данный проект ВБ отмечает свое десятилетие, напомнил специалист. В этой связи авторы доклада внесли в него усовершенствования, позволяющие по годам отслеживать динамику изменения бизнес-климата в разных странах и оценивать отставание от лучших мировых практик. То есть не только сравнивать себя с другими странами, но и наглядно видеть собственный прогресс или регресс.
Далее А.Лопес-Кларос ответил на вопросы журналистов, включая корр. ИТАР-ТАСС. Запись его ответов приводится ниже с некоторыми сокращениями. Вопросы даются в изложении:

- Президент России поставил задачу поднять место страны в рейтинге на 100 пунктов. Но есть пара опасений. Во- первых, не может ли рейтинг быть политизирован? Во-вторых, например, Грузия считается у вас передовиком по реформам. Но с экономикой у нее беда, и на недавних выборах народ наконец отказал в поддержке правящей партии. О чем говорит этот пример в контексте ваших исследований?

– Оба вопроса интересные. Одно из достоинств наших отчетных индикаторов в том, что они очень четко определены. Это конкретные, количественные показатели. Примерно три четверти информации, используемой при составлении индикаторов, берется просто-напросто из законов и подзаконных актов. Смотрим коммерческий кодекс, смотрим корпоративное право, смотрим налоговый кодекс. Берем данные из этих юридических инструментов и встраиваем их в свои индикаторы. Это вполне объективный процесс. Если я хочу знать, каков уровень налогообложения собственности в Швеции, то как мне политизировать такую информацию? Берешь налоговый кодекс и смотришь... И значительная часть информации, лежащей в основе индикаторов, – именно такого рода. Есть еще индикаторы, отслеживающие ход определенных процессов. Например, сколько времени требуется на подготовку и уплату налогов. В таких случаях мы обращаемся к экспертам на местах. Скажем, в России мы поедем в Москву и обратимся в бухгалтерские фирмы, причем не в одну, а в несколько. По согласованию с ними подготовим оценку. На наш взгляд, она будет вполне надежно отражать количество часов, требующихся той или иной компании для выполнения своих налоговых обязательств. А потом мы объединяем эти два вида информации – ту, которую черпаем из законов, и оценочную – и вычисляем общий рейтинг.
Мне кажется, наш проект Doing Business достаточно успешен как раз из-за того, что данные объективны. Или во всяком случае настолько объективны, насколько это возможно для такого рода информации. И в определенном смысле вообще не поддаются политизации. При всем том – и тут я перехожу к вашему второму вопросу – необходимо понимать, что индикаторы DB оценивают лишь один аспект эффективного управления экономикой. Для успешного экономического развития важны очень многие вещи. Регулирование бизнеса и все то, от чего зависит поведение частного сектора, – разумеется, один из факторов, важных для процветания, экономического развития и роста. Но есть и многие другие. Странам необходимо грамотно управлять своими финансами. Если они этого не делают, возникают такие проблемы, как сейчас в Южной Европе. Доклад Doing Business никакого отношения к управлению государственными финансами не имеет и ничего об этом не говорит. Странам необходимы инвестиции – в инфраструктуру, в человеческий капитал. Необходимо обучать рабочую силу, чтобы у трудящихся были необходимые навыки для работы в условиях сложной и взаимосвязанной мировой экономики. Но и этих вопросов наш доклад не касается.
Так что, думаю, не стоит забывать, что мы здесь представляем лишь узкий набор индикаторов, отражающих лишь одну грань той политики, которая необходима для успешного экономического развития и процветания. А если помнить об этом, то становится понятнее, как в такой стране, как Грузия /а там действительно во многом улучшилась ситуация по тем показателям, которые мы учитываем/ на других направлениях дела могут идти не столь благополучно. Что может приводить и к внезапным политическим переменам...
В общем, не следует приписывать нашим индикаторам то, чего в них нет. Вполне может быть – и мы сейчас это наблюдаем, – что страна может очень неплохо выглядеть в рейтинге DB, но при этом, скажем, сталкиваться с проблемами при размещении своих облигаций на рынках на сравнительно благоприятных условиях. Здесь нет противоречия.

- Похожий вопрос о Южной Европе. Греция в DB не блистала, но такие страны, как Италия, Испания, Португалия, выглядели очень пристойно. О чем это говорит на фоне нынешних событий? Например, по части эффективности структурных реформ?

– Знаете, интересно, что в нынешнем докладе DB по Греции и Италии новости очень даже неплохие. В прошлом году у этих стран были самые низкие показатели в ЕС. Теперь их рейтинг существенно выше. И мы этому рады, потому что видим в этих странах как бы новое осознание того, что для решения фискальных проблем, выведения экономики на путь устойчивого развития, для снижения долгов им необходимо заниматься вопросами конкурентоспособности, производительности труда, регулирования бизнеса. И начинаем наблюдать со стороны данных стран энергичные усилия в данных областях... Ведь и из истории известно, что для решения фискальных проблем главное – экономический рост... У нас в докладе есть даже отдельная врезка на эту тему.

- Есть ли видимая взаимосвязь между кризисом в еврозоне и показателями стран в вашем докладе?

– Нет, ничего поддающегося количественному выражению пока нет. Видим в Европе пару вещей. О Греции и Италии я уже сказал... Еще одна тенденция проявляется в основном в Центральной и Восточной Европе. Я имею в виду поддержание устойчивых темпов преобразований. Страны в этом регионе постепенно идут вверх по нашим "ступенькам". Например, Латвия, Литва и Эстония, я бы сказал, уже относятся к привилегированной группе "передовиков".
Мне кажется перед вступлением в ЕС, в рамках процесса вступления страны региона проводили очень существенные институциональные и экономические реформы. И в каком-то смысле выработали хорошие привычки. Многие продолжают идти по тому же пути проведения реформ, улучшения делового климата, устранения искажений, усиления факторов эффективности, расширения технологических новаций для повышения качества государственных услуг. И мы видим, что другие страны, которые пока не входят в ЕС, но ведут переговоры, тоже уже занимаются такими реформами. Возьмите Македонию, которая за последние годы добилась поразительного прогресса. Мы считаем все это очень обнадеживающим. И видим в этом причину того, что регион Европы и Центральной Азии, охватывающий по нашей классификации и уже действительных, и потенциальных новых членов ЕС /а также Россию – прим. ИТАР-ТАСС/, оттеснил Восточноазиатско-Тихоокеанский регион со второго места в мире по индикаторам DB. На первом месте всегда были и остаются страны ОЭСР. Там наилучшая бизнес-практика, самый здравые правила регулирования малых и средних предприятий. Но вот теперь ЕЦА – вторая, оттеснив АТР. Очень интересная и обнадеживающая история, как мне кажется.

- Согласно последнему отчету Всемирного экономического форума, США заметно теряют позиции. А что у вас?

– В индексе глобальной конкурентоспособности ВЭФ позиции США действительно меняются. У ВЭФ просто более широкий охват, чем у нас, по макроэкономике.
И при прочих равных условиях позиции большинства промышленно развитых держав в индексе ВЭФ сейчас должны ухудшаться. Это связано с финансовым кризисом 2007-08 гг. Растут дефициты, растут уровни госдолга. А это очень важно для макроэкономической "опоры" индекса. Мне это все хорошо известно, поскольку я сам же все это и считал, будучи главным экономистом ВЭФ...
Но в докладе DB-2013 у США ровно та же позиция – четвертая, – что и в прошлом году. Потому что рост государственных заимствований не имеет никакого отношения к тем показателям, которые мы отслеживаем... В том, что касается условий для ведения бизнеса, крупных перемен в США не произошло. Правила здесь для этого по-прежнему очень хорошие... Между прочим, в порядке исторического примечания: в конце второй мировой войны, точнее в 1947 году, в США уровень госдолга превышал 100 проц. ВВП. За счет быстрого экономического роста он за 20 лет снизился до показателей менее 50 проц. ВВП. Поскольку США смогут в ближайшие годы добиться оздоровления /своей экономики/, уровень долга у них быстро снизится. Поэтому при прочих равных условиях я ожидаю улучшения их позиций в индексе конкурентоспособности ВЭФ...

- Есть ли позитивные сдвиги в Ливии, Тунисе, Египте?

– Там была небольшая экономическая пауза в реформах в сфере регулирования бизнеса. Это, наверное, понятно. У властей есть другие заботы... Ожидаем, что достаточно быстро они вернутся к работе на нашем направлении. Об этом тоже есть врезка в докладе. В целом тенденция в регионе обнадеживающая – в плане готовности властей двигаться к более транспарентным формам управления, при которых правила для всех одинаковы и сужается разрыв между законом писаным и законом реально применяемым...


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Общество и государство   (31)
  2. Глобальная экономика   (467)