В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Вопрос легализации оружия

Первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин готовит законопроект о введении в России свободного оборота короткоствольного оружия. Эксперт Центра Оксана Куропаткина провела подробный анализ данной проблемы и сделала вывод, что при нынешнем состоянии российского общества либерализация оборота гражданского оружия с большой вероятностью нанесет ущерб в виде роста преступности и виктимности. При этом не следует категорически отрицать возможность легализации оружия в будущем. На такую вероятность указывает обратная корреляционная зависимость между уровнем насильственной преступности и объемами легального оборота оружия. Исходя из данных исследования, Центром проблемного анализа разработан законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу регулирования в сфере оборота огнестрельного гражданского оружия».

Самый существенный вопрос, который возникает при обсуждении темы либерализации гражданского огнестрельного оружия, заключается в том, как связана преступность и либерализация/ужесточение режима оборота оружия? Рассмотрим данные мировой и российской статистики на эту тему.

Зависимость между динамикой преступности и изменением правового режима оборота оружия обусловливается историческими, социально-политическими и социально-психологическими факторами и поэтому различна.

Так, в Великобритании преступность снизилась после принятия закона об ограничении оборота оружия (1997 г.) (рис. 1), а в Италии после принятия аналогичного закона (1975 г.) – возросла в части грабежей, вымогательств и похищений (рис. 2). Что касается постсоветских стран, то там тоже можно увидеть разные результаты либерализации оборота гражданского оружия. С одной стороны, в Молдавии преступность резко пошла на убыль после закона о такой либерализации. С другой стороны, в Литве, начиная с 1995 г. (года принятия либерального закона «О контроле над оружием и боеприпасами») наблюдался устойчивый рост регистрируемых преступлений. Спад криминальной активности произошел значительно позднее — в 2000 г. Последовавшее затем увеличение преступности вновь сменилось ее снижением в 2005–2007 гг. Иначе закон повлиял на развитие тяжкой насильственной преступности. Начиная с 1997 г., ее уровень стал сокращаться и стабилизировался на отметке 40 на 100 тыс. населения. В целом, динамику убийств в Литве характеризует волнообразное развитие с максимальным показателем в 2002 г. (46 на 100 тыс. населения) и минимальным в 2003 г. (37 на 100 тыс. населения).

Таким образом, общего правила для всех стран не существует.

Наибольший объем легального огнестрельного оружия зафиксирован в США, наименьший — в Японии. В этих странах соответственно самый высокий и низкий уровень вооруженной преступности. Но проводить прямую зависимость между оборотом оружия и уровнем преступности в этом случае неуместно, поскольку речь идет о государствах с различными традициями, ментальностью и культурой обращения с оружием. Кроме того, криминологическая практика зарубежных стран (например, США, Японии и Китая) показывает, что на эффективность предупреждения преступных посягательств влияет не само по себе изменение законодательной базы оборота оружия, а осуществление комплексных программ борьбы с преступностью.

Что касается России, то кардинальное реформирование законодательства в сфере оборота оружия было осуществлено в середине 90-х гг. XX в., когда поочередно были приняты Закон РФ от 20 мая 1993 г. № 4992–1 «Об оружии» и Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии».

Закон от 20 мая 1993 г. вступил в силу с 1 января 1994 г. В это же время было отмечено снижение регистрируемой преступности на 6%. Оно компенсировалось ростом криминальной активности в 1995 г. (+4,7%). В 1996 и 1997 гг. уровень регистрируемой преступности сократился на 4,7% и 8,7% соответственно, а в 1998 г. вновь увеличился на 7,7%. Тревожной выглядела тенденция роста криминальной активности (в 3,3 раза по сравнению с 1989 г.) на фоне снижения численности населения (в 1,4 раза).

Иное представление о динамике криминальной активности дают сведения о вооруженных преступлениях. Если в 1990 г. было зарегистрировано 4463 деяний, то в 2001 г. — 24779 (т. е. в 5,5 раз больше). Всплеск вооруженной преступности пришелся на 1993 г. — год реформирования законодательства об оружии. Он объяснялся распадом СССР и последовавшим за ним социально-политическим кризисом (реорганизацией армии, вооруженными этническими конфликтами, разрушением системы контроля над вооружениями и др.) (рис. 3).

Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» вступил в силу с 1 января 1997 г. Он нанес очевидный вред: в этот же год был отмечен резкий рост вооруженной преступности. Фиксируемый скачок был, в первую очередь, обусловлен изменением уголовного законодательства и юридического статуса некоторых видов вооружения. В отличие от УК РСФСР 1960 г., Уголовный кодекс РФ 1996 г. криминализировал незаконный оборот гладкоствольного охотничьего, газового и метательного оружия.

В целом, изменение российского законодательства в части ужесточения режима оборота оружия не привело к однозначному снижению вооруженной преступности в конце XX в.

Однако неудачные новеллы приводили к всплеску вооруженной преступности. Во многом это объясняется тем, что в основу реформирования закладывались не социальная полезность и криминологическая оправданность норм, а конъюнктурные политические соображения.

Существует соотношение видов оружия и совершенных преступлений. Так, боевое стрелковое вооружение применяется для совершения убийств, разбоев и бандитизма, в то время как бесствольное оружие используется в хулиганстве, а газовое — при совершении разбоев. Гладкоствольные охотничьи ружья применяются, как правило, при совершении убийств, хулиганств и разбоев.

В целом, для вооруженных преступлений характерна прямая зависимость между убойными характеристиками оружия и тяжестью совершенного преступления. Эта тенденция носит устойчивый характер и является дополнительным аргументом против легализации оружия.

Э.Л. Сидоренко выявила интересные корреляции между разными группами вооруженных преступлений, что помогло сделать важные выводы. Так, средний уровень корреляционной зависимости насильственных преступлений против личности: убийств (0,64) и тяжких телесных повреждений (0,63) – позволяет предположить, что в развитии криминального конфликта огнестрельное оружие является скорее условием, облегчающим реализацию преступного намерения, чем формирующей его причиной.

Также установлена тесная взаимосвязь между вооруженной преступностью и отдельными социальными явлениями. Применительно к вооруженной преступности коэффициент корреляции между уровнем бедности и убийствами составляет 0,74 (сильная связь), тогда как корреляция уровня бедности и разбоев не превышает 0,62 (средняя связь). Отмечена корреляционная зависимость между уровнем безработицы и динамикой таких вооруженных преступлений, как убийства (0,82), причинение тяжкого вреда здоровью (0,78), вымогательства (0,95), уничтожение и повреждение чужого имущества (0,92) и хулиганство (0,78). Полученные результаты дают основания для однозначного вывода, что вооруженная преступность напрямую зависит от уровня занятости населения.

Коэффициент корреляции между вооруженным насилием и алкоголизмом составил 0,91, а между психическими заболеваниями составил 0,94. Это говорит о том, что большинство вооруженных преступлений совершаются лицами в состоянии алкогольного опьянения или имеющими психические аномалии.

Это позволяет сделать вывод, что вооруженная преступность утрачивает профессиональный характер и приобретает черты бытовой преступности.

Итак, вооруженное насилие постепенно избавляется от корыстной, политической и экстремистской мотивации, и приобретает черты «упрощенной» бытовой преступности. Это свидетельствует о весьма тревожной тенденции: оружие начинает восприниматься как доступное и эффективное средство разрешения межличностных (бытовых) конфликтов. Любопытна рефлексия россиян по поводу возможности либерализации оборота гражданского огнестрельного оружия. Только 3,8% населения полагает, что проблема преступности решится именно таким образом (ВЦИОМ, 1999 г.). 74% россиян отрицательно относятся к либерализации оборота гражданского огнестрельного оружия (ФОМ, 2008 г.), а 54% относятся к этому даже крайне отрицательно (ВЦИОМ, 2005 г.). 80% населения считает, что либерализация оборота гражданского огнестрельного оружия приведет к росту преступности (ВЦИОМ, 2008 г.).

Итак, проведенное исследование показывает, что при нынешнем состоянии российского общества либерализация оборота гражданского оружия с большой вероятностью нанесет ущерб в виде роста преступности и виктимности.

Но не следует категорически отрицать возможность легализации оружия в будущем. На такую вероятность указывает обратная корреляционная зависимость между уровнем насильственной преступности и объемами легального оборота оружия (-0,61).

Исходя из данных исследования, Центром проблемного анализа разработан законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу регулирования в сфере оборота огнестрельного гражданского оружия».

Законопроект предлагает:
— ввести в оборот гражданского оружия электрошоковые устройства иностранного производства;
— повысить эффективность электрошоковых устройств путем увеличения их выходной мощности;
— ввести в параметры пневматического оружия скорость полета пули и ограничить ее 150 м/сек;
— запретить изготовление и ввоз на территорию страны образцов оружия, являющихся имитацией образцов оружия других видов;
— приравнять режим оборота механических распылителей, аэрозольных и других устройств, рассчитанных на многократное применение, к режиму оборота газовых пистолетов и револьверов;
— запретить выдачу лицензии лицам, совершившим в течение пяти лет преступление или административное правонарушение в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, а также тем, кто ранее владел оружием, но утратил его умышленно или по неосторожности.

Проектом федерального закона предлагается также внести изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, направленные на усиление ответственности за незаконный оборот и нарушение правил оборота гражданского оружия в Российской Федерации.

В законопроекте предлагается с учетом изменений, вносимых в Федеральный закон «Об оружии», установить уголовную ответственность за незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, а также за незаконные изготовление, переделку или ремонт пневматического оружия, электрических разрядников, а равно за незаконные изготовление, переделку или снаряжение патронов к газовому оружию.

В статьи 222 и 223 УК РФ предлагается внести и другие изменения, вытекающие из статей проекта, предлагаемых к внесению в Федеральный закон «Об оружии», а также усиливающие ответственность за незаконные изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, за незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Помимо предложенного федерального законопроекта необходимо также разработать комплексную профилактическую программу борьбы с вооруженной преступностью. Среди мер общего порядка следует считать первоочередными борьбу с алкоголизмом и наркоманией, всероссийскую кампанию по добровольной сдаче гражданского огнестрельного оружия со снятием уголовной ответственности и денежной компенсацией, введение в школах обязательного курса по обращению с оружием (в рамках ОБЖ (основ безопасности жизнедеятельности) или начальной военной подготовки.

В целом тема вооруженной преступности в России должна попасть в поле постоянного внимания государства и должна получить новые энергичные и адекватные государственно-управленческие решения.


О.В. Куропаткина, аналитик Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, кандидат культорологии
Источник: "Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования "

 Тематики 
  1. Общественное мнение   (148)
  2. Проявления насилия, серийные убийства   (38)