В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

К закону об иностранных агентах (НКО)

«Деятельность НКО должна носить открытый характер, они должны находиться под особым контролем. Внешнее финансирование политической деятельности всегда создает риски внешнего вмешательства, в том числе недобросовестного», – сказал газете ВЗГЛЯД политолог Михаил Ремизов, комментируя внесение в Госдуму законопроекта об НКО.

Как уже сообщала газета ВЗГЛЯД, в пятницу в Госдуму был внесен законопроект об НКО, который предлагает наделять статусом «иностранный агент» российские НКО, финансируемые из-за рубежа и занимающиеся политической деятельностью.

Как передает «Интерфакс», согласно проекту закона, если «иностранный агент» просто функционирует, не будучи включенным в соответствующий реестр, то за это грозит штраф для должностных лиц в размере от 300 до 500 тыс. рублей, для юрлиц – от 500 тыс. до 1 млн рублей.

Но если НКО злостно уклоняется от выполнения обязанностей по представлению документов, необходимых для включения его в особый реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, то ее представителям может грозить штраф до 300 тыс. рублей или обязательные работы на срок до 480 часов. Но может быть назначено и более суровое наказание – исправительные работы либо лишение свободы на срок до двух лет.

Непредставление или несвоевременное представление НКО – иностранным агентом сведений повлечет предупреждение или наложение штрафа на граждан в размере от 3 тыс. до 5 тыс. рублей, на должностных лиц – от 30 тыс. до 50 тыс. рублей; на юрлиц – от 500 тыс. до 1 млн рублей. Такие же санкции грозят за представление этих сведений в неполном объеме или в искаженном виде.

Один из авторов инициативы – депутат Госдумы единорос Александр Сидякин – отметил, что поправки «никоим образом не запрещают деятельность и не ущемляют в правах неправительственные организации, а призваны обеспечить публичность их функции иностранного агента и сделать данные сведения открытыми для российских граждан». По его мнению, закон может вступить в силу уже с 1 января.

Добавим, что в интернете ряд общественных организаций уже опубликовал петицию, утверждающую, что «выделяются многомиллионные бюджеты для финансирования деятельности, направленной против России», и «миллиарды долларов тратят на то, чтобы подорвать целостность нашей страны, стабильность политического строя, на то, чтобы разрушить мирную жизнь граждан». «Получателями этих бюджетов выступают некоммерческие структуры, которые рядятся в «овечьи шкуры» правозащитных и аналитических организаций. На самом деле они выполняют роль подрывных структур, а то и прямо финансируют активистов радикальных политических движений», – говорится в петиции.

Авторы петиции уверены, что на законодательном уровне необходимо «обеспечить прозрачность деятельности организаций, спонсируемых иностранными правительственными и неправительственными фондами и агентствами». «Граждане России должны знать, в чьих интересах действуют некоммерческие организации и их руководители».

Петицию к 21.00 в пятницу успели поддержать более 90 тыс. человек. Ее также одобрили такие движения и ассоциации, как «РОДИНА – Конгресс Русских Общин», Профсоюз граждан России, Союз десантников России, Общероссийская общественная организация «Журналисты России» и другие.

Насколько законопроект об «иностранных агентах» меняет правила игры для общественных организаций, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

ВЗГЛЯД: Михаил Витальевич, внесенный в Госдуму законопроект об НКО можно считать симметричным ответом на «закон Магнитского»?

Михаил Ремизов: Регламентировать деятельность НКО, получающих поддержку извне, необходимо вне зависимости от «закона Магнитского». «Закон Магнитского» является открытым недружественным жестом, который ставит под вопрос полноценность российской юрисдикции, судебной в том числе. И ответом на него будут такие же симметричные недружественные шаги.

В данном случае речь не идет о недружественных шагах. Речь не идет о запрете деятельности НКО, которые действуют при поддержке иностранного капитала. Речь идет о том, что НКО должны приобрести открытый статус, их деятельность должна носить открытый характер, они должны находиться под особым контролем. Внешнее финансирование политической деятельности всегда создает риски внешнего вмешательства, в том числе недобросовестного.

В принципе, любое иностранное государство может реализовывать свои законы и интересы на территории другого государства в существующих рамках международного общения. Так что это нормально. Но нормальна и ситуация, при которой те структуры, через которые происходит это влияние, обладают специальным статусом.

Скажем, во время скандала с «российскими шпионами» в США 2010 года им инкриминировалось именно то, что они не были зарегистрированы в качестве иностранных лоббистов, де-факто ведя деятельность в интересах иностранного государства.

ВЗГЛЯД: Россия воспользовалась мировым опытом?

М. Р.: Речь идет о применении того закона, который существует в Соединенных Штатах и некоторых других странах: в плане формализации деятельности общественных организаций и лоббистов, финансируемых из-за рубежа. В частности, американский закон «О регистрации иностранных агентов» (Foreign Agents Registration Act, FARA).

ВЗГЛЯД: Правозащитники уже критикуют законопроект, который, по их мнению, может коснуться едва ли не всех правозащитных организаций, привести к запрету многих из них...

М. Р.: Риски, на мой взгляд, связаны только с недобросовестным правоприменением. Я посмотрел на требования к отчетности, к бухгалтерии НКО. Они не кажутся настолько драконовскими, что способны поставить под вопрос само существование таких организаций. Этим требованиям вполне можно соответствовать. Но проблема в том, что при желании у государственных, правоохранительных структур всегда есть возможность к чему-то придраться и де-факто заблокировать работу учреждения. Поэтому риски связаны не с самим законом, а с недобросовестным правоприменением, которое, откровенно говоря, возможно в рамках и нынешнего закона.

Смысл законопроекта не столько в том, чтобы дать дополнительные инструменты правоохранителям, они у них и так есть, сколько в том, чтобы дать большую прозрачность общественному мнению в отношении тех структур, которые могут действовать в интересах внешних игроков.

ВЗГЛЯД: В интернете появилась петиция по поводу этого законопроекта. Ее авторы пишут, что на подрыв целостности России тратятся миллиарды долларов. Насколько серьезны такие утверждения?

М. Р.: У нас есть интересный собеседник в лице посла США в Москве, который, не будучи профессиональным дипломатом, говорит иногда что-то интересное и более-менее откровенное.

В частности, он сказал, что администрация Обамы не занимается раскачиванием политической ситуации в России, в отличие от предыдущей администрации. Я думаю, что это близко к истине. Учитывая текущую политическую конъюнктуру, эта активность, по крайней мере если брать США, некритична.

В целом я должен сказать, что роль внешних сил в «цветных» и «бархатных» революциях, на мой взгляд, преувеличивается. Они, как правило, все-таки играют активную роль на продвинутых фазах дестабилизации, когда внутренние силы уже привели данное общество в движение.

Условно говоря, «оранжевая революция» на Украине делалась не на деньги американцев и европейцев, а на деньги российских олигархов и отчасти украинских. Поэтому внешние факторы играют сугубо вспомогательную роль.

ВЗГЛЯД: Принятие законопроекта может дополнительно охладить отношения с США?

М. Р.: Если Соединенные Штаты будут иметь какие-то претензии к этому законопроекту, то российская сторона может обильно цитировать американское законодательство на этот счет, будет не совсем понятно, почему то, что позволено Юпитеру, не позволено быку.


Источник: "Взгляд "

 Тематики 
  1. Общество и государство   (32)