В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Какой быть президентской власти?

Избирательная кампания по выборам президента подходит к концу. Следующая моя статья в «Столетии» появится уже после голосования в первом туре – на следующий день, когда будет завершаться подсчет голосов. Так случилось, что в ходе кампании я был приглашен одним из претендентов на президентский пост в качестве сначала кандидата в будущую правящую команду, а затем и доверенного лица. Интересно, что руководитель организации, под эгидой которой выходит «Столетие», также является доверенным лицом – другого кандидата в президенты. Значит, полный плюрализм? К сожалению, на телевидении и на основных радиоканалах (включая FM-диапазон) ничего подобного мы не наблюдаем…

В оставшуюся до выборов неделю все кандидаты и их команды, естественно, будут продолжать стремиться доказать избирателям, что они в наибольшей степени способны решить задачи, стоящие перед нашим обществом и государством. При этом, по многим позициям предвыборные тезисы разных кандидатов все больше смыкаются, и у граждан может возникнуть впечатление, что кто бы ни был избран, делать все будут все равно одно и то же, только кто-то лучше, а кто-то хуже. В этих условиях считаю необходимым особо обратить внимание на вопрос о том, что, с моей точки зрения, необходимо делать в системе государственного управления. В той самой сфере, от организации которой во многом зависит, кому (с той или иной системой управления) это удастся лучше, а кому (с системой управления иной) это удастся хуже или, может быть, не удастся вообще.


Первое. Как известно, нынешняя Конституция была нам навязана победителем по результатам кровавого госпереворота осени 1993 года. Авторы и разработчики именно этого варианта не особенно скрывали, что они целенаправленно делали Конституцию «под конкретного человека». То есть, сознательно создавали лишь видимость сдержек и противовесов, но на самом деле закладывали механизмы, гарантировавшие невозможность полноценного демократического контроля за властью, а также и привлечения верховного властителя к какой-либо ответственности за его деяния. Позже, как известно, это было дополнительно подкреплено указами и законами о бесконтрольности высшей власти (парламентские комиссии по расследованию не вправе расследовать деяния президента) и ее безнаказанности – президент даже по окончании полномочий не может привлекаться к уголовной ответственности за действия в период нахождения на посту президента. Даже являясь доверенным лицом одного из кандидатов, вынужден, тем не менее, констатировать: если ничего в этой части не менять, если от бесконтрольности и безнаказанности президентов решительно не отказаться, то в некотором смысле, а именно, с точки зрения возможности высшего властителя и его окружения творить произвол, почти непринципиально, кто именно будет избран.

Соответственно, разница в этом смысле между кандидатами не в том, что одни, вроде, собираются теми или иными методами бороться с коррупцией, а другие, может быть, тоже, но методами иными или не столь решительно. Принципиальная разница, пусть даже и пока лишь в декларируемых намерениях, в том, собираются ли они сохранить нынешнюю систему бесконтрольности и безнаказанности высшей власти или же провозглашают намерение с ней покончить. Покончить с тем, что специалисты называют «ненаследственной монархией». Последнее, в свою очередь, требует воли к изменению Конституции. Причем, не путем внесения тех или иных поправок. Нет, речь о самой сути, о самой сердцевине Основного закона – о разделении властей, о системе сдержек и противовесов, не позволяющей строить всесильные олигархические кланы и паразитировать на остальном населении, на территории и природных ресурсах страны.

Второе. Тех, кто опасается разрушения с таким трудом созданного, и за чем не последует ничто созидательное, хотел бы успокоить. Процесс возможен не только революционный, к чему я никоим образом и не призываю, но и эволюционный. Во всяком случае, если выборы сейчас провести честно. Что в полном объеме, как мы видим, практически невозможно. Тем не менее, еще не поздно прекратить операции со скупкой открепительных удостоверений и т.п. – это то, что скрыть в принципе невозможно, и люди об этом все больше рассказывают. Если это остановить и провести выборы честно, то открывается путь к эволюционному преобразованию нашей крайне авторитарной, безответственной и потому неэффективной системы власти.

Третье. Эволюционный процесс включает в себя, прежде всего, проявление избранным президентом политической воли к добровольному отказу от собственной бесконтрольности и безнаказанности – от этого будет зависеть общественная поддержка дальнейших инициатив. Нужны, в том числе, конкретные действия, напрямую еще не связанные с корректировкой Конституции:

– законодательная инициатива президента по распространению компетенции парламентского расследования и на действия президента;

– инициатива отмены закона о ненаказуемости президентов, с одновременным обращением в Конституционный Суд с постановкой вопроса о признании закона неконституционным и не подлежащим исполнению с момента его принятия;

– исключение из закона о Счетной палате России норм (с моей точки зрения, прямо нарушающих положения действующей Конституции) о назначении ее руководителей лишь по предложению президента – президент должен отказаться от своего нынешнего антиконституционного права оказывать давление на единственный орган независимого контроля за властью;

– инициатива по реорганизации Счетной палаты на том основании, что действующие руководители и аудиторы были назначены по процедуре, не соответствующей Конституции; палатами парламента, уже независимо от президента, должны быть назначены (или переназначены – применительно к руководителям и аудиторам, доказавшим свою эффективность и подлинную независимость от проверяемых, то есть от прежней «вертикали» исполнительной власти) новые руководители и аудиторы, в том числе, внимание, как прямые представители оппозиции президенту;

– законодательная инициатива по предоставлению не только прокуратуре, но и группам граждан права напрямую выступать в судах с исками в защиту государственных интересов; поясню: если бы такое право было в конце девяностых, то, например, кредитно-залоговые аукционы могли бы быть оспорены в судах на основании материалов Счетной палаты.

Четвертое: подготовка и запуск процесса пересмотра Конституции:

– выражение политической воли главы государства к подготовке и принятию новой Конституции, причем, не вообще, вроде «новое лучше старого», но с четким определением направленности изменений, их нацеленности на отказ от безответственности власти;

– инициатива президента по скорейшей подготовке и принятию предусмотренного действующей Конституцией конституционного закона о Конституционном собрании (законопроекты пылятся в Думе без рассмотрения уже почти два десятка лет);

– инициирование или созыв президентом (в зависимости от процедур, которые будут заложены в конституционный закон) Конституционного собрания.

Специально обращаю внимание: все эти действия никоим образом не являются ослаблением государства. Напротив, они создают условия для доверия главе государства и для более широкого общественного консенсуса.

Пятое. Среди приоритетов, предлагаемых президентом для включения в новую конституцию, с моей точки зрения, должны быть:

– высшая форма волеизъявления граждан – общенародный референдум, и ограничения на него могут быть установлены исключительно и только самой же конституцией; законодатель устанавливать какие-либо ограничительные списки вопросов не вправе;

– международное право, в отличие от положений нынешней Конституции, не выше нашего национального законодательства; и, тем более, исключаются «общепризнанные нормы и принципы международного права» – действует на территории России только и исключительно то, что осознанно прямо и непосредственно включено законодателем или непосредственно народом на референдуме в наше законодательство;

– отказ от необоснованного «раздвоения» исполнительной власти: президент – должен стать и главой исполнительной власти, причем, не как ныне, не выведенный из всей системы разделения властей, а, напротив, однозначно в нее включенный как высшее должностное лицо государства; специально повторю: не таинственное «замещающий должность», а именно «должностное лицо»;

– отказ от «коллегиальной безответственности» правительства – никаких «коллегиальных» решений: советуйся с кем хочешь, собирай любые совещания, но решение правительства – это личное решение и персональная ответственность президента; часть полномочий делегируется министрам и, соответственно, они также принимают решения в пределах своей компетенции – с полной персональной же ответственностью;

– отказ от партийных списков в Думу, по которым могут проходить в депутаты люди, не получившие персональной поддержки своей кандидатуры на выборах; голосование исключительно за каждого конкретного кандидата, пусть даже и выдвинутого той или иной партией;

– отказ от права президента распускать Думу, возможно, кроме случая, когда она оказывается не способна создать устойчивую коалицию большинства – коалицию, несущую ответственность за принимаемые законы;

– отказ от представительства исполнительной власти в верхней палате парламента – Совете Федерации; прямые выборы в Совет Федерации, возможно (с моей точки зрения, желательно), по двухмандатным округам – как в первый выборный Совет Федерации 1993-1995 гг.;

– процедура публичного рассмотрения кандидатур на министерские посты в палатах парламента;

– право на расследование действий президента в рамках процедуры парламентского расследования и/или «независимого прокурора»;

– включение в систему разделения властей Центрального банка страны – с надлежащими процедурами подконтрольности и подотчетности.

Шестое. Одна из важнейших задач новой конституции – ответ на вызов времени, каковым являются современные методы ограничения суверенитета государств в финансово-экономической сфере, новые методы их закабаления и подчинения внешним силам. Основные направления:

– обеспечение независимости Центрального банка страны именно как независимости от внешних сил, а также нацеленности ЦБ на решение задач национального развития;

– защита и обеспечение суверенитета в сфере регулирования внешнеэкономической деятельности; недопущение какого бы то ни было долгосрочного ограничения этого суверенитета (в том числе, в рамках концессионных соглашений по эксплуатации российских природных ресурсов, соглашений вроде «Европейской энергетической хартии», организаций типа ВТО и т.п.) иначе, нежели по результатам общенародного референдума;

– полный национальный контроль за российскими природными ресурсами, включая как полный контроль за информацией о недрах, так и безусловное право регулирования потока наших природных ресурсов на внешние рынки;

– ограничение использования финансовых ресурсов государства для поддержки экономик стран, не являющихся стратегическими и военными союзниками России;

– недопущение хранения финансовых ресурсов государства в «инструментах», доступ к которым может быть ограничен внешними силами – опыт «замораживания счетов» Ирака, Ливии и др. должен всех нас чему-то научить;

– принципиальное ограничение самой возможности государства прибегать к внешним заимствованиям и тем самым загонять в кабалу и зависимость будущие поколения граждан.

Как видит читатель, я изложил лишь самые основы и чрезвычайно сухо, конспективно, и даже не затронув вопрос судебной реформы – это отдельная тема. Если конспективность сделала текст трудночитаемым, приношу свои извинения. Понятно, что по каждому из этих вопросов можно написать не одну статью с подробнейшей аргументацией. Но мне представляется важным не делать многосерийную публикацию, но собрать все вместе, в одном материале. Далее же, независимо от исхода выборов, надеюсь, эта актуальная тема будет продолжена, в том числе, может быть, и с учетом уточняющих сомнений и вопросов наших комментаторов.


Юрий Болдырев
Источник: "Столетие"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (31)