В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Российская элита как «Коллективный Петросян»

Новая Евразийская Интеграция и действующая российская элита как ее главное препятствие (Комментарий для Информационного агентства REX):

Что касается мнения по поводу интервью В.В. Путина основным федеральным каналам, и относительно затронутой в нем темы постсоветской евразийской интеграции, то здесь хочется отметить следующие моменты:
Важность самой постановки данной темы и ее публичного озвучивания первым по сути дела лицом в нашем государстве. Что бы там ни говорили скептики и критики нынешнего курса со всех сторон, и справа и слева, сам по себе этот факт мне кажется очень важным и примечательным, и даже знаковым, как сегодня принято говорить. Впервые на самом высоком государственном уровне сформулирована данная перспективная цель и задача. Что бы сейчас мы ни говорили, это задача на ближайшие десятилетия, и задача действительно стратегическая. Я очень рад, что эта задача озвучена, т.к. ранее считалось на официальном уровне, что все подобные разговоры (про необходимость интеграции на постсоветском пространстве) – это удел различных фантазеров и маргиналов. Теперь эта тема вынесена на авансцену политического и информационного процесса, она уже начала активно обсуждаться, и это уже само по себе немало и неплохо, для тех людей, кто давно к этому призывал.

Примечательно и то, что даже в этом интервью Путин все время вынужден был как бы оправдываться, мол, это же не политический союз, и не тот Советский Союз, который был, и тому подобное. Было видно, что ему действительно неудобно и неуютно озвучивать эту тему перед такими маститыми либералами и представителями российского медиа-истеблишмента, которыми являются руководители федеральных телеканалов.

Безусловно, это люди прозападной ориентации, а Кулистиков так и вообще бывший сотрудник «Радио Свобода», как упомянул Путин. Поэтому они бы с гораздо большим удовольствием поговорили бы конечно об интеграции России в демократический западный мир, а тут приходится с ними обсуждать такой неудобный вопрос. Эта ситуация неловкости также очень симптоматична, и много говорит о том, насколько наш политический и интеллектуальный класс за последние 20 лет был глубоко и далеко отодвинут от задач реального государственного, социального и культурного строительства, стоящих перед нашей страной. Нормальным и приемлемым в нашем информационном и политическом поле считается все, что угодно: и демонстрация коррупционных успехов, и шоу-бизнес, – бессмысленный и беспощадный, и бесконечное обсуждение на разных дискуссиях частных вопросов, уводящих от сути дела. А вот поставить какие-то действительно важные вопросы, о возрождении собственной страны например, – это уже считается настолько неприличным, что даже действующий и всесильный глава государства вынужден каждые 5 минут извиняться. На мой взгляд, это является лишь еще одним доказательством того, насколько глубоко деградировали наши элиты, и что давно пора их, как неоднократно говорил А.Г. Лукашенко, «основательно перетрахивать».

Теперь непосредственно о реакции на эти «евразийские инициативы» российских элит и прочих сообществ, считающих себя «мыслящими инстанциями»: меня поразило то единодушие в неприятии этих «евразийских инициатив» Путина, которое продемонстрировали наши элиты самого разного профиля. И вполне лояльные, и абсолютно нелояльные, оппозиционные силы, и либералы и националисты разве что не крутят пальцем у виска, кивая на нынешнего нацлидера. Это единодушие с одной стороны удивляет, с другой, опять же показывает, как далеко мы зашли.

Тупик, в котором оказалось нынешнее постсовесткое пространство по-моему совершенно очевиден, в такой конфигурации образца 1991 года ни у одной из его частей нет будущего. Так что, спрашивается, вас не устраивает в озвученной постановке вопроса? Ваши нагретые корпоративные или чиновничьи места и вполне приличные доходы? Так и этого скоро не будет, если мы кардинально не поменяем всю парадигму нашего развития. Не может быть в стране без основных отраслей экономики, без науки и образования, без армии и инфраструктуры, без эффективного госуправления, – не может быть в такой стране никаких нормально работающих отраслей чего-либо, и тех рабочих мест, которые они создают. Ничего не будет скоро, если ничего не менять, ни этих самых корпораций, ни медиа-сферы, которая их обслуживает, ни армии чиновников, которая с них кормится, ничего не будет, если мы срочно не развернем масштабные и реальные реформы всех сфер жизни нашей страны.

Под словом «реформы» я, конечно, имею ввиду не тот «бесконечный тупик», бесконечный транзит в некое «европейское светлое будущее», в котором мы застряли, а наоборот, полное сворачивание этой транзитной идеологии, и развертывание наоборот, идеологии тотальной мобилизации для спасения того, что еще осталось, и для строительства новых перспективных государственных, социальных и экономических базисных конструкций нового проекта. Таким образом, реакция большей части элит мне представляется симптоматичной, страусиной и самоубийственной, лишенной как раз того перспективного видения ситуации, на которое эти элиты всегда претендуют. Кто бы сегодня не произнес слова о необходимости масштабной реинтеграции евразийского пространства, хоть Микки Маус или Папа Римский или даже Барак Обама – эти слова будут совершенно правильными, личное отношение лично к автору высказывания не должно вести к отрицанию самой объективной проблемы, им озвученной.

Почему автор высказывания сделал это именно сейчас, почему он вообще это сделал – это вопрос отдельного разговора, и сама поставленная задача и понимание ее актуальности не должны отменяться никакими субъективными склонностями, симпатиями и антипатиями.

Что нужно делать? Как я и сказал выше, во-первых нужно срочно менять идеологию бесконечного транзита в закрытый клуб «нормальных стран» (или идеологию морковки перед носом у осла), на идеологию тотального и масштабного восстановления полноценной собственной страны в ее исторических границах, и далее – создания нового и еще более мощного социального и политического объединения на всем Евразийском Континенте, – от Атлантики до Тихого Океана. Уверен, что этот процесс будет разворачиваться уже на новом современном уровне, движение будет взаимным, с широким вовлечением всех заинтересованных участников, представляющих все народы и территории нашего общего евразийского пространства.

Никакие национальные государства, о которых сегодня твердят многие приверженцы нового русского национализма, построенные по моноэтническому признаку, сегодня по определению невозможны. Их нет сегодня вообще нигде – ни в Европе, ни в Америке, не будет их и в Евразии. Наши националисты везде и всюду подменяют европейское понятие нации, именно политической нации, своим собственным, круто замешанным на этнических и расистских основаниях. Они кивают на Францию, Германию и Англию как на примеры якобы мононациональных государств, скромно умалчивая о том, что согласно той же французской традиции понимания национализма и французскому законодательству любой человек, имеющий французский паспорт, является именно французом в полном смысле этого слова, а отнюдь не выходцем с Мартиники с французским паспортом.

Поэтому у нас, если до конца следовать этой логике, русским является любой человек с российским паспортом, несмотря на свое этническое происхождение, – вот современная и единственно возможная трактовка этого вопроса. Вообще, сейчас во всем мире идет процесс формирования новых исторических и социальных формаций, новых крупных объединений, социальных групп и новых народов. Величие России состоит именно в том, что она всегда служила той осью и площадкой, вокруг которой строилась последние 700 лет интеграция на Евразийском пространстве, с базовым русским языком, культурой, и, в конечном счете, идентичностью, построенной на базе этой русской культуры и государственной имперской традиции.

И уж конечно, величие и достоинство России не в том, чтобы сегодня убегать от Истории в какие-то хтонические «первозданные» и «истинно русские» земли. Все это мифология, причем вредная и самоубийственная, так можно отступать и до неведомого Града Китежа, которого, как известно, и вовсе не существует. Мы и так уже 20 лет отступаем, и те, кто сегодня призывают отступать и дальше, какими бы мотивами, пусть даже и самыми благими, они не руководствовались, объективно работают на окончательный развал нашей страны. В истории и в жизни не бывает безопасных тихих уголков, где можно отсидеться, даже норвежцам не удалось, как мы видели этим летом. Отказ от участия в истории, от борьбы означает смерть, – медленную или быструю. Поэтому, если мы хотим, чтобы Россия жила и развивалась, наша позиция должна быть активной и наступательной.

Мы должны снова и как можно скорее развернуть на территории всего Евразийского Континента масштабную строительную площадку по всем ключевым направлениям, и начинать надо с создания, с коллективного формирования этой новой идеологии развития. Для этого все есть, кроме воли действующих элит, и деньги, и люди, не было только воли руководства последние 20 лет.

Но сегодня этот идеологический процесс уже запущен, помимо их воли. Посмотрите, как сегодня повышается с каждым днем градус общественных дискуссий, набор обсуждаемых тем, количество участников и площадок – это и есть тот реальный процесс коллективной разработки и создания новой национальной идеологии, идеологии развития, «о необходимости которой все это время столько говорили большевики».

Эта комплексная идеология развития и создаст основу для развертывания той новой интеграционной площадки открытого типа, которая сможет стать по-настоящему привлекательной для всех участников данных масштабных интеграционных процессов на Евразийском континенте.

И сегодня я могу с удовлетворением отметить, что этот процесс все больше набирает ход, – уже сейчас везде идут обсуждения этой перспективной идеологии, ее возможности или невозможности, – в интернете, на дискуссионных площадках, в университетских аудиториях и в кафе. И эти споры, порой ожесточенные и бескомпромиссные, не инициировал Путин или не дай бог Грызлов, их инициировала сама жизнь и необходимость вновь бороться за выживание и России, и всех ее народов и граждан, отождествляющих свою личную судьбу с судьбой своей страны.

Отношение к словам Путина о том, что у Европы нет будущего без России: с этой формулировкой я полностью согласен, хотя она сегодня и выглядит наиболее фантастической и рискованной. Пусть нынешние «элитарии» меня сочтут еще большим фантазером, чем Путина, но я выскажу свои мысли на этот счет: за последние 20 лет Европа показала свою полную неспособность самостоятельно и без посторонней помощи построить ту многонациональную и сложную империю, которую она, несомненно, пытается построить. Ничего не получается, есть много причин, почему так происходит. Выскажу свою давнюю мысль: ситуация с Европой и Россией во многом напоминает ситуацию с системой греческих полисов и мощным полуварварским, но гораздо более цельным и энергичным соседом, в лице которого сначала выступила Македония, а затем и Рим. Эта ситуация сложилась к 4 веку до нашей эры, когда полисная система полностью сформировалась, достигла своей высшей точки развития и начала угасать в период Пелопонесских Войн и далее, в результате системной деградации, явившейся их результатом.

Конгломерат греческих монокультурных и самодостаточных городов–государств, обладающих примерно равными ресурсами, культурными традициями, историей и политическим устройством неоднократно пытался, но так и не смог, объединиться без внешней помощи. Каждый полис был вполне сравним с другими, и весомых оснований для именно его гегемонии над остальными не существовало. Кроме того, полисы не имели никакой, как можно было бы сказать сегодня, имперской культуры, т.е. культуры сосуществования с другими народами в рамках одного государства без их полного уничтожения. Афиняне не смогли освоить (органично включить в свою государственную систему) ни один союзный или покоренный народ, они всех либо уничтожали, либо обращали в рабство и продавали, либо калечили (отрубали руки и пр.), что прекрасно описано у Фукидида в Истории Пелопонесских Войн. Они просто культурно и органически не были способны «переварить» другие народы в рамках своего государства.

Первый частично успешный опыт удался македонцам, и окончательно успешно был завершен римлянами.

Почитайте, например, Тацита – у него полно рассуждений о том, чем римский образ правления отличается от греческого. Римляне сами прекрасно понимали эти различия, и именно так их и формулировали: римляне смогли в рамках своего государства нового типа, т.е. в рамках империи, дать вошедшим в него народам все те права, которыми обладали они сами, вплоть до, как перечисляет Тацит, права управлять провинциями, командовать войсками, заседать в сенате и пр. Галлы, германцы, иберы, евреи, армяне, сирийцы, египтяне становились полноценными гражданами, из их среды выдвигались полководцы, государственные деятели, философы, юристы, писатели и императоры.

Интеграция была полной и равноправной, и именно этим римляне держали свое государство беспрецедентно долго, с 8 века до нашей эры и, если считать и Восточную Империю, до 15 века нашей эры. Причем применялась эта практика уже это с самого раннего периода римской истории, и во времена царей, и во времена республики, а отнюдь не только в тот период, который официально считается «имперским». Ведь и на самых ранних этапах их истории и латины, и сабины, и альбаны, и этруски, и самниты, и италийские греки также быстро и органично включались в жизнь римского политического организма, даже целая царская династия у них была этрусская.

В этом смысле единственной страной, обладающей сравнимым государственным и социальным интеграционным опытом на нашем континенте в настоящее время является Россия, и без России, я уверен, Евросоюз дальше эффективно развиваться не сможет.

Как греки дали Риму свою культуру, технологии, искусство и науку, а римляне дали им культуру строительства империи, колоссальные ресурсы и возможности для развития, – от Испании до Ирана и от Британии до Африки, так и Европа даст все необходимые технологии России, получив взамен ее огромные ресурсы, территории и возможности, а также – уникальную имперскую российскую культуру гармоничного построения сверхгосударства из разных народов и культур, не только без их уничтожения, но и с расширением их возможностей в рамках нового большого синтетического пространства. Прежние империи европейцев были колониальными, серьезного опыта взаимной интеграции разных народов не было, именно поэтому сегодняшний наплыв иммигрантов из этих колоний оборачивается для старой Европы культурной и политической катастрофой.

Только Россия в сегодняшней Евразии и была и до сих пор является, несмотря на все последние катаклизмы, действительно имперской страной в полном смысле этого слова.

Только Россия в Евразии обладает этой уникальной культурой непротиворечивой организации огромных пространств и десятков народов в один сложный политический, культурный и экономический организм. И это именно та уникальная культура, и то реальное наше технологическое know how, которое мы часто недооцениваем и ни во что не ставим. Это крайне неверная оценка, так как уникальная имперская культура России – это мощнейший ресурс, без которого дальнейшее развитие Европейского Союза, как было отмечено выше, невозможно. Поэтому я уверен, что Старая Европа, и Россия, вместе с остальными постсоветскими странами, в итоге просто вынуждены будут создать единое мощное государственное образование от Атлантики до Тихого Океана. Кстати эта мысль не является такой уж новой – например об этом говорил в свое время Де Голль, и многие другие наиболее дальновидные европейцы, а русский философ и французский дипломат Александр Кожев был одним из идеологов и архитекторов нынешней европейской интеграции. Только такое образование будет по настоящему конкурентоспособным в контексте современных геополитических тенденций. Ну а те, кто пытается этому помешать, и в Центральной Европе, и в некоторых западных окраинах России, как всегда окажутся, и не в первый раз, между двух гигантских жерновов Истории, и их мнения никто спрашивать не будет. Поэтому, чем скорее наши восточные и западные ближайшие соседи осознают эти всемирно-исторические тенденции, тем более органичным и непротиворечивым будет их дальнейшее развитие.

Главный вопрос на сегодня – кто это будет делать? Ключевая проблема планирующихся масштабных трансформаций – кто сегодня в состоянии поднять этот проект – проект новой масштабной евразийской интеграции, для начала в рамках нынешней РФ.

Путин этот проект озвучил, но трагизм его положения состоит в том, что нынешняя элита, его элита, этот проект органически отторгает, о чем я сказал выше. Она, эта нынешняя элита, – полностью растратила себя в мелких коррупционных играх, в своих мелких клептократических стратегиях и прочих глупостях, в своей всепоглощающей иронии или, как они это называют, в «постмодернистском отношении к жизни». Таким образом, они уже ни на что не способны, о чем фактически прямо и заявляют, тайно или явно высмеивая данный проект (ибо смех, как известно, есть первая и явная форма отторжения и защиты от чего либо).

Наша сегодняшняя российская элита – это такой «Коллективный Петросян», бессмысленный и беспощадный, хотя при этом она мнит себя скорее Прустом или Гельдерлином, и совершенно безосновательно.

Таким образом, для успешной реализации обозначенного проекта, как и вообще для решения задач элементарного сохранения страны в ближайшей перспективе, неизбежна полная смена элит, и новый набор тех акторов основных политических и экономических процессов, которые не склонны только лишь высмеивать нынешнее положение дел, в котором страна оказалась, и те серьезные задачи, которые сегодня сама история ставит в повестку дня.

Сегодня нужны люди, для которых существуют масштабные задачи и масштабные идеи, и которые способны относится серьезно к идеям, а не только к своим банковским счетам или к проблемам исследования меню в очередном модном ресторане. Сегодняшняя элита считает таких «излишне серьезных людей» маргиналами и умственно неполноценными (как же иначе расценить отказ от стратегий личного обогащения как от главной цели всей жизни?). Но, несмотря на все старания нынешней элиты, эти люди в России есть, их довольно много, и число их растет с каждым днем. Я уверен, что именно из этих людей и будет рекрутироваться новая элита под эти новые задачи. Старую, т.е. нынешнюю элиту, неизбежно выкинут на помойку истории, и чем скорее это произойдет, тем лучше для всех и для нее самой. В данном случае лучше один раз отрезать, чем сто двадцать один раз мерять и перемеривать.

У самого Путина, на мой взгляд, сегодня есть два варианта действий: если он не сможет отделить себя от этой элиты и просто-напросто уничтожить ее, то он уйдет в небытие, по крайней мере, политическое, вместе с ней. Если он хочет перейти в новую фазу Истории России и всего Евразийского пространства, и принять в этой Истории непосредственное участие, то ему необходимо сейчас и немедленно четко отделить себя от нынешней элиты, а эту элиту скорейшим образом распылить на атомы. Я не уверен, что это возможно, но это единственный выход. Смена элит в любом случае неизбежна, поэтому выбирать тут особенно не из чего.


Иван Фомин
Источник: "Журнал Сократ"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (31)