В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Движение к единому союзу или амбиции?

Весна уже к лету тянется, хочется жить и радоваться, но новости приходят совсем нас не обнадеживающие. Неудачей закончились очередные переговоры между Россией, Казахстаном и Белоруссией по таможенному союзу – союза в ближайшее время, похоже, не будет. Что ж, не являясь прямыми участниками переговоров, мы не можем судить о всех нюансах позиций сторон, их правоте или неправоте, тем более, что переговоры и достижение на них результата – это предмет не чьей-то абсолютной правоты, а компромисса. Но кое-что мы видим и знаем, а, значит, и понимаем.

Прежде всего, на протяжении многих лет мы наблюдали политическую сторону вопроса взаимоотношений между Белоруссией и Россией, когда действительно весьма демократичная в смысле допускаемых масштабов социального расслоения Белоруссия была как невыносимое бельмо в глазу у нашей проолигархической власти. Соответственно, задача всегда была одна – дискредитировать Белоруссию и ее руководство в глазах российского населения. Задача эта тем более становилась актуальной в связи с планами создания единого государства и данными неофициальных социологических исследований, убедительно свидетельствовавших о том, что только допусти честные выборы единого президента, и у Лукашенко шансы были бы велики, как ни у кого другого. О методах дискредитации Белоруссии и ее руководства в глазах российского населения более или менее известно (могу сослаться на свою статью на этом сайте «Прохиндеи») – эту страну всегда стремятся представить неким дармоедом, паразитирующим на российских энергоносителях, а ее руководство – как взбалмошное и безответственное. И это при том, что Белоруссии, в отличие от России (с «предсказуемой» и «ответственной» властью) удалось сохранить и модернизировать основные именно перерабатывающие отрасли экономики, связанные с производством высокотехнологичной продукции, а также не допустить тех вульгарных социальных контрастов, которые бросаются в глаза в России. Соответственно, вопрос: любой ли ценой нам нужен таможенный союз с Белоруссией, и любой ли ценой этот союз нужен Белоруссии? В частности, готова ли Россия к тому, чтобы столкнуть наши две экономики и социальные сферы в прямой и честной конкуренции на равных в долгосрочной перспективе, при том, чтобы базисные условия, включая цены на энергоносители, были бы одинаковые?

Экономисты вульгарно-либеральной школы тут-то меня за слово и поймают и радостно сообщат, что именно Белоруссия не соглашается на равные конкурентные условия экономического соревнования, в частности, норовит субсидировать производство своей сельскохозяйственной продукции, а также скрыто субсидирует перерабатывающие отрасли промышленности. Но ответ-то простой: конкурировать же должны не только экономические, но социально-экономические системы, и не сиюминутно, а в долгосрочной перспективе. И поясню: сиюминутно, особенно там, где труд простой и понятный, не требующий высокого образования и квалификации, а также сложной организации труда (и, тем более, сложной организации всей системы социальных отношений), безусловно, побеждает самый простой и нетребовательный. Таджикский землекоп кладет нашего на обе лопатки. Северокорейский лесоруб затыкает за пояс наших. А на Рублевке я как-то видел плакаты, рекламирующие гувернанток из… Таиланда. «Гувернанток» в этом случае, наверное, стоит взять в кавычки, но суть не меняется: «не избалованные социализмом» (не знакомые с элементарными социальными гарантиями) работодателю на простой работе сиюминутно радикально выгоднее, чем хотя бы даже научившиеся грамотно писать (не говоря уж о том, что способные грамотно написать заявление в суд). Но таджики в качестве дворников в Москве – это ведь вовсе еще не свидетельство того, что таджикская социально-экономическая система уже победила российскую? Соответственно, и если российское, например, молоко, но произведенное без адекватных социальных гарантий для работников и адекватного последующего пенсионного обеспечения, затем на какое-то время вытеснит молоко белорусское – будет ли это означать победу России в социально-экономическом соревновании?

Таким образом, нам надо трезво понимать, что «честное соревнование» в ситуации, когда нас с Белоруссией разделяет на только все еще имеющаяся таможенная граница, но значительно большее – ценностная система, это дело очень и очень сложное, не лобовое. И, являясь гражданином России, но в значительно большей степени, безусловно, разделяя ценностную систему, положенную в основу белорусской экономики, я желаю в этой борьбе (в переговорах об условиях таможенного союза, в поиске компромисса), разумеется, не поражения собственному правительству, но, как минимум, успеха для белорусов – того, чтобы базисные основы своего заслуженного экономического и социально-экономического успеха они сумели в этих переговорах отстоять и сохранить. Удастся им это – может быть, пойдет и нам на пользу. Не удастся – тогда, может быть, лучше, чтобы и не было такого таможенного союза? Даже несмотря на все потенциальные взаимные выгоды, которые он нам несет…

Другая сторона вопроса – готовность России к компромиссу. Казалось бы, вопрос упирается в белорусский нефтеэкспорт, который Россия не намерена субсидировать. Вроде, справедливо. Но сами комментаторы тут же и признаются, что деньги от этого экспорта не прячутся на оффшорных счетах Лукашенко, а идут «на поддержание его обанкротившейся модели экономики». Иными словами – на поддержание и субсидирование высокотехнологичных секторов белорусской национальной экономики, которые белорусская власть, повторю, сумела поддержать и даже модернизировать именно тогда, когда российская власть эти сектора своей экономики всячески уничтожала, как минимум, потворствовала их уничтожению. И тогда возникает два вопроса.

Вопрос первый: у нас у самих цели-то какие? Раньше, ладно, предположим, были невнятные или ошибочные (типа удвоения ВВП, независимо от его внутреннего содержания), но теперь-то декларируется, что хотим слезть с «нефтегазовой иглы», диверсифицировать экономику, развивать высокие технологии? А как это делать? К Дворковичу прислушаемся? К Чубайсу обратимся? Иностранцев из-за океана пригласим, чтобы они в Сколково в льготном налоговом режиме вольготно пожили, что-нибудь поотмывали, а за одно и нас – дураков чему-то научили?

А ведь белорусы, оказывается, знают. Причем, не абстрактно, на моделях, а совершенно конкретно. Причем, пользуясь именно тем рычагом, который и у нас есть, можно даже сказать, рычагом нашего происхождения – ресурсами от продажи за рубеж энергоносителей. Но если белорусы это знают и применяют, почему мы должны их за это осуждать, им в этом препятствовать, вместо того, чтобы перенять опыт и точно так же повернуть нефтегазовые доходы не на сверхприбыли олигархов и «топ-менеджеров» при них, а на поддержку высокотехнологичных отраслей экономики? Не говоря уж о том, повторю, что в прежние «тучные» годы кто мешал нам действовать в точности так, как белорусы – и тем сохранить и преумножить технологический и человеческий потенциал?

И вопрос второй. Мы ведь в последнее время очень щедрыми стали к союзникам, но не ко всем, а к одному – к Украине. Что ж, это вполне может быть и обосновано стратегическими и геополитическими соображениями. Во всяком случае, меня не было среди тех, кто осудил нашу власть за чрезвычайно с чисто экономической точки зрения невыгодные для России, просто абсурдные (опять же, с чисто экономической точки зрения) соглашения «дешевый газ за военно-морскую базу». Да, есть у меня общее и весьма обоснованное недоверие к нашей власти, но даже и оно не основание толкать под руку тогда, когда решаются вопросы военно-стратегические, завязанные, в общем-то, не столько на Черноморский флот, сколько на возможность долгосрочных союзнических отношений с Украиной и недопущение ее втягивания в НАТО, хотя, понятно, никто успеха нам от этой долгосрочной экономико-дипломатической операции не гарантирует. Но если мы такие щедрые по отношению к одному союзнику, Украине, несколько миллиардов наших по сути бюджетных долларов в год на прямое субсидирование его экономики нам не жалко, то почему существенно меньшей суммы на такое же субсидирование экономики другого союзника, причем, союзника, безусловно, более постоянного и верного, нам почему-то жалко? Есть ли в этом какая-то логика? Почему на субсидирование экономики государства, реальный расклад политических сил и настрой населения в котором никоим образом не допускает возможности в ближайшем будущем какого-либо объединения с ним, нам денег не жалко, а на субсидирование части нашего единого Союзного государства, причем, как признаются сами же экономические аналитики, не на сверхприбыли восточноукраинских олигархов – братьев олигархов наших, а именно на созидательную высокотехнологичную экономику, на сохранение и развитие современного сельского хозяйства, наконец, на пенсии военным пенсионерам, обеспечивавшим в прошлом безопасность нашего и прежде единого государства – жалко?

Невольно закрадывается кощунственная (а может быть, и вполне нормальная?) мысль: не в том ли дело, что, с учетом опыта прежних, мягко говоря, непрозрачных отношений по поставкам газа на Украину и транспортировке сырья через ее территорию, с украинскими олигархами дело иметь проще и привычнее – они мыслят в тех же категориях, что и наши властители, говорят на том же языке, и понятие «откат» им вовсе не чуждо, а с белорусской властью на этом языке (во всяком случае, в привычных для российских власти и бизнеса масштабах) не поговоришь?

Кстати, многие сейчас обратили свои взоры на развитие скандала с выявленными американцами коррупционными поставками Мерседесов в российские властные структуры: неужели наши власти решатся провести беспристрастное расследование и принять адекватные меры? Если честно, у меня на это надежды немного. Слишком уж привычно и типично для нашей власти все, что связано именно с таким и только таким методом финансово-хозяйственной деятельности. Да и фигуранты прежних подобных, причем, куда более масштабных скандалов, в частности, связанных с еще ельцинским Управлением делами президента, как известно, и ныне при высоких должностях. И потому вопрос для меня не в том, рискнут ли наши власти наказать своих самых приближенных и, главное, самых преданных (а на чем же еще у них держится преданность?). Вопрос в другом – окажутся ли они как государственные руководители способны ради будущего все-таки ограничить свои сиюминутные корыстные интересы и властные амбиции и допустить решение глобального для нашей умирающей (но, может быть, все-таки еще имеющей шанс) цивилизации вопроса о создании реального евразийского (Россия, Казахстан, Белоруссия) единого экономического пространства, а затем и воссоздания единого государственного образования?

Сразу оговорим, будущее такого единого государственного образования вовсе не представляется безоблачным, некоей панацеей для решения всех проблем (как не безоблачно все то, что происходит сейчас в ЕС). Но очень важно, что это будет движение в правильном направлении. Пока же движение вновь приостановлено…


Юрий Болдырев
Источник: " Столетиe "


 Тематики 
  1. Общественное мнение   (148)
  2. Русский мир   (160)