В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Несколько слов о православной цивилизации

Владимир Можегов выступил с гневной отповедью покойному Хантингтону, осмелившемуся предположить существование некоей православной цивилизации. Мол, Хантингтон сказал о «православной цивилизации», мы согласились – и стали вместе с патриархом Кириллом создавать клерикальную республику с РПЦ вместо КПСС.

Хантингтон ошибался, конечно, во многом. Он не заметил разницы между монофизитской религией Армении и православием, он обошел вниманием случай православной Греции, к моменту выхода его статьи уже являвшейся членом ЕС и НАТО. Он никак не отметил парадоксальный союз православной России с полумусульманской Абхазией и ее же закипающую вражду с православной Грузией. Но он в 1990-е и в самом деле неожиданно подарил россиянам надежду, что они способны выстроить вокруг своей новой страны какой-то особый, отличающийся от Европы и от Азии самобытный мир. И многим и в самом деле эта идея пришлась по душе.

Насколько эта идея оказалась оправдана последующей историей? Самым нелепым возражением против теории Хантингтона я считаю простое неприятие самого факта существования на планете разных цивилизаций. Очевидно, что существуют причины, исторического, социо-культурного, религиозного характера, по которым в настоящий момент невозможно представить себе политическую интеграцию, скажем, юга Европы и севера Африки. Хотя в пользу такой интеграции высказывались в прошлом такие отчаянные теоретики, как Карл Хаусхофер. Вот эти причины, в конце концов, завязанные на простом субъективном представлении Европы о самой себе и своем внешнем окружении, и можно назвать «цивилизацией» – за неимением лучшего термина.

Наивно думать, что цивилизации – это некие объекты, существующие помимо воли и сознания людей. В самом феномене «цивилизации» нет иного содержания, кроме стремления элит населения определенных частей Земли быть «отдельным человечеством». Поэтому совершенно бессмысленно доказывать (или опровергать) наличие (или отсутствие) «православной цивилизации» ссылкой на какие-то реальные или мнимые культурные и социальные достижения православного мира. «Православная цивилизация» может существовать только по двум причинам. Потому что существуют люди, готовые строить ту цивилизацию и не готовые вливаться в какую-либо другую. И потому что пока еще имеется объективная возможность для определенной страны выступить в качестве геополитического «ядра» этой цивилизации. Стать той самой Землей, на которой суждено жить «основному человечеству». Если, предположим, завтра окажется, что таковых людей в «православном мире» больше нет, о «православной цивилизации» можно будет спокойно позабыть.

Можегов противопоставляет мнимой «православной цивилизации» некое всемирно-христианское братство с участием католиков и протестантов. Тут есть одно важное недоразумение. Проблема в том, что «православный мир» и есть, собственно говоря, это всемирное христианство, остаток глобальной Средиземноморской ойкумены, из которого выделились в VIII—XI веках ислам, с одной стороны, и римский католицизм, с другой. Западно-христианская цивилизация своим подъемом и взломала это соборное, всемирно-христианское единство. У нее имелись на это свои основания, но, тем не менее, факт остается фактом: православие – это и есть осколок христианства первых вселенских соборов, из которых выделился Рим.

Что значит теперь быть «православной цивилизацией»? Это отнюдь не означает выдумывать свою собственную науку, собственное право, собственную мораль. Статус «цивилизации» – это не титул, который следует выдавать за социальные или культурные успехи. Для XV века это означало бы одно – быть христианином и не подчиняться римскому папе. А для века XXI это означает – сохранять верность православию и не вливаться в проект «постхристианской цивилизации». Отстаивать право на самостоятельное существование.

Какой будет цивилизация и будет ли вообще – на этот вопрос нельзя ответить с полной определенностью. Предвижу момент острейшего разочарования россиян в собственном отъединенном от Европы положении, когда все наши западные и южные соседи окончательно рванут кто на Запад, а кто на Восток, и только мы одни будем говорить что-то о собственном геополитическом величии. Собственно, предвестием этой самой минуты и кажется мне статья Владимира Можегова. Вообще, даже удивительно, что в России уже в эту самую минуту не появляется и не набирает силу движение каких-нибудь «младоатлантистов» и не создаются в массовом порядке молодежные Либеральные совещания, нацеленные на слом того самого всего, что упрямо не позволяет России стать «нормальной европейской страной».

И если что-то все таки не позволяет, и это что-то, безусловно, связано с религиозной традицией, то, следовательно, «православная цивилизация» продолжает существовать. И, как мне уже доводилось писать по поводу Хантингтона восемь лет назад, «России необходима эта болезненная процедура — осознание своего цивилизационного одиночества». Необходима была в начале 1990-х, после распада Советского Союза, необходима еще в большей степени и сейчас.

Борис Межуев
Источник: "Русский Журнал "


 Тематики 
  1. Общество и государство   (41)
  2. Культура   (268)