В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Мы просто теряем историческое время

Не так давно президент России Дмитрий Медведев предложил провести в ряде регионов эксперимент по преподаванию в школах основ религиозной культуры, истории религии и светской этики. Представители религиозных организаций сдержанно-позитивно отреагировали на эту новость. А что думают представители светского лагеря? Об этом "Русский журнал" решил поинтересоваться у Валерия Кувакина, президента Российского гуманистического общества, профессора Московского государственного университета.

В своей статье на эту тему Дмитрий Володихин пишет о том, что ни одна живая душа до сих пор не знает, что такое "светская этика". РЖ попросил Валерия Александровича кратко затронуть и этот вопрос.



Власти пытаются установить новую, олигархически-клептократическую патриархальную идеологию. Это совершенно очевидная вещь, но, естественно, об этом не говорят открыто. Церкви же все это выгодно, она в фаворе, она идет к большому, прежде всего, имущественному выигрышу, ну и, конечно, к духовному влиянию. Это мечта любого социального института. А государство наше настолько близоруко, безразлично или даже цинично, что готово использовать православие в качестве сиюминутной идеологии. А что будет с народом, что будет с цивилизацией, что будет со страной завтра, похоже, ни власть, ни Церковь не интересует…

Пусть никого не обманывает присутствие в названии предмета словосочетания "светская этика". Это чисто формальный момент. Ведь ни одного светского человека даже и близко не видно около власти. Если бы государство хоть чуть-чуть интересовалось проблемами преподавания светской этики, оно бы давно уже через существующие институты, через Российскую академию наук, Российскую академию образования и другие научно-образовательные учреждения попросило бы разработать учебники по светской этике, давно бы уже у нас были и подготовленные преподаватели. В конце концов, светская этика давно бы уже преподавалась. Снимались бы всякие конфессиональные и межэтнические конфликты, люди понимали бы, что у них есть общие ценности, общая основа, на которой можно стоять и понимать друг друга. Но ведь из светской этики не сошьешь идеологии. А вот из православия или из ислама можно.

Так что никто никакую светскую этику вводить не будет. Объявят, продекларируют, но и пальцем не пошевельнут. Больше того, будут пресекать все активные попытки эту самую светскую этику все же ввести. Ведь у нас есть учебники по светской этике, но о них старательно умалчивают. Есть такой Козлов Эраст Павлович, зав. Лабораторией нравственного образования РАО. Он уже пять лет ведет в 50 школах Москвы эксперимент по преподаванию светской этики, но, похоже, результаты этого опыта никому не нужны. Они никому неизвестны, их никто не пытается ни пропагандировать, ни сколько-нибудь широко говорить об этом.

Есть такое слово гадкое – "невостребованные", – как если бы мы были товаром, на который то есть, то нет спроса. Вот светские люди сегодня «невостребованы». Они активно никому не нужны: ни государству, ни уж тем более Церкви. А учитывая индифферентизм общества, государство и Церковь сделают все, что им надо безо всяких проблем. Потихонечку будут вводить православную культуру, а то, что это приведет к разрыву общества, это мало кого волнует.

От угрожающей нам ямы нас сможет спасти только поверхностная религиозность, наш знаменитый "пофигизм". Но если Церковь будет продолжать давить, то психологические и мировоззренческие диссонансы будут усиливаться.

Пока, конечно, насаждение клерикализма идет дозировано. Почему дозировано? Потому что власть чувствует – она «гладит» против шерсти, идет против естественного хода событий. Каждый раз она бросает шар и смотрит – какой резонанс? Проглотили? Значит, давайте двигаться дальше. Это политика незаметного втягивания нас в эту глупость.

Но чего я не могу объяснить, так это близорукость власть имущих. Ну не могут же все они, в случае чего, уехать за границу вместе с детьми, племянниками, внуками, собачками и прислугой.

Ну как можно выжить с такой ментальностью! Нас, вместе с нашей мечтательностью и блажью, помноженной на халявность и безразличие, те же китайцы быстро обгложут, мы же не выживем как нация! Как может человек воцерковленный, в архаичном смысле этого слова, выжить в современном мире? Не выживет ни за что. А китаец выживет, потому что он жесткий прагматик с обостренной жаждой выживания, готовый ради этого формально стать стойким православным, не пьющий и не курящий, готовый работать от зари до зари. Геополитические процессы настолько жестки, что русский человек с «православной моралью» просто пропадет. В условиях жесткой конкуренции, в условиях рыночной психологии нужна современная этика, этика, которая, не превращая человека в эгоиста, была бы способна помочь ему быть свободным и ответственным, способным созидать смыслы и добиваться их реализации.

Именно светская этика может дать общую моральную основу для формирования практически любого мировоззрения. Она есть некая общая подкладка, земля, на которой могут расти цветы самых разных сколько-нибудь продуктивных мировоззрений.

Вспомните, еще Бердяев говорил, мир уходит от христианства. Человек не уходит от Бога, но какие-то конкретные конфессиональные вещи претерпевают трансформацию или отмирают. А уж православие – это чистейший византинизм, это такой консерватизм, что просто удивительно…

При этом я бы не стал утверждать, что религия и прогресс несовместимы, я только замечу, что есть некая жизнестойкость культуры или нации, некое здоровье. Так вот, наше общество в этом смысле нездорово. Мы постоянно испытываем судороги. Эти судороги потрясают Россию в течение всего XX века, начиная с первых революций. И наступает момент, когда очередная судорога может, образно выражаясь, быть предсметной.

Конечно, оставшийся народ не вымрет, он смешается с китайцами, с казахами, может быть, придет Талибан. Этнос, как правило, на уровне индивидов не исчезает, а смешивается с другими этносами. Нужно нам это? Все-таки за нами тысячелетняя цивилизация с уникальными достижениями и опытом.

И опять же не верьте словам, что введение религиозных дисциплин в школе делается во имя нравственного оздоровления. Это чистая демагогия. Потому что, с одной стороны, по ящику идет сознательное оболванивание, сознательная игра на понижение – человека опускают в моральном, психологическом и интеллектуальном смысле. И параллельно о духовности высокой заговорили, как будто православие может всему этому противостоять. Одна рука не знает, что делает другая! Это просто цинизм и лицемерие.

Хотите помочь – пустите в информационное пространство науку, пустите ученых, ведь можно прекрасные программы сделать и о науке, и о разуме, и об элементарных способах выживания, и об истории религий. У нас же идет сплошная чернуха, порнуха и желтуха.

Наука в широком смысле слова – вот, что нам нужно. Ведь мы начинаем терять различие между настоящим и фиктивным. Высочайшая ценность науки не в том, что она делает то или иное великое открытие, а в том, что она улучшает условия нашего существования, увеличивает наши возможности. А у нас – самое грязное информационное пространство в Европе. Это же ужасно! Разве можно так дурить людям голову. Я почти физически ощущаю какие-то стихийные – я не верю в теорию заговора – процессы: мы вступаем на путь безумия и деградации. Это может очень дорого нам стоить. Но я все равно верю, что ничего не получится. Будут, конечно, коллизии, будут разрывы, народ даже немножко взбунтоваться может. А власть у нас трусливая, она всегда может сделать шаг, два, три назад. Но по существу, мы просто теряем историческое время.


Валерий Кувакин
Источник: "Русский Журнал"


 Тематики 
  1. Этика   (133)