В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Мой опыт жизни в России, ч.2 ( 'uwekarl.de', Германия)

"Часть 1"

К счастью, не иностранец в Германии

Мы, немцы, разработали культуру обращения с иностранцами, которая базируется на иногда формалистичной, иногда приспособленческой «политической корректности». Она никак не связана с партийно-политической ориентацией или даже с наигранным гостеприимством. Она связана с нашей типично немецкой, а потому основательной, страстью к гармонии и согласию.

У нас уже не говорят «негр», а говорят «"черный африканец» или «афроамериканец». Во всяком случае, публично. Даже слово «иностранец» заменяется в официальном языке более политически корректным словосочетанием «люди с миграционными корнями». Как будто мы хотим продемонстрировать миру и самим себе либеральность, справедливость и корректность в обращении с ненемецкими людьми и словно вследствие этого должно быть замаскировано частью скрытое, частью осторожно-враждебное отношение к иностранцам в нашей стране, которое распространено, например, и за немецкими столами для завсегдатаев в кафе, и вплоть до элит.

Поэтому сегодня снова говорят о «русских» вместо «советов"». Это может быть следствием исторической логики. До 1989 года первое слово на востоке, а последнее — на западе Германии несли отрицательный оттенок. Тоже из «политической корректности». «Русские идут» — читаю я сегодня— к счастью, только лишь в связи с русскими предприятиями, которые стремятся в Германию.

Для меня, в чьей стране иностранец, несмотря на всю государственную риторику об интеграции, всегда находится на полступеньки ниже немца, дюжина лет, проведённая в России в качестве иностранца, была не таким уж неважным жизненным опытом. Потому что здесь всё так же. Только по-другому.

Национализм и антисемитизм: ну и что?

Чтобы не подпортить репутацию или не быть поставленным в угол, у нас стало хорошим тоном воздерживаться в своих высказываниях от всего, что могло бы быть интерпретировано как национализм, расизм или антисемитизм.

В России никто не обращает на это внимания. Например, спор о правильном подборе слов госпожой Херман*, с поднимающим рейтинги осуждением по общественному телевидению, в России немыслим. И в России можно было бы назвать господина Фридмана** высокомерным не опасаясь того, что вдруг окажешься отрицателем Холокоста.

Советский Союз всегда декларировал себя как многонациональное государство, и сегодняшняя Россия действительно такова. Сосуществование славян, кавказцев и азиатов, христиан, евреев, мусульман и буддистов в пределах государства никогда не было беспроблемным, и такое положение дел сохраняется до сегодняшнего дня. Но всё же, при всём конфликтном потенциале — это функционирует уже почти 100 лет.

И русским, которые с 80 % представляют большинство населения в стране, не нужно даже просто дискутировать о доминирующей культуре. Хотя всё чаще делаются различия между русскими (обозначает национальную принадлежность) и россиянами (обозначает гражданство), это, в моей интерпретации, связано с поиском русской национальной идеи вместо советской. По моему мнению относительный межкультурный мир в стране покоится на 3 вещах: авторитарном государстве, осознании русскими своего большинства и возрастающем благосостоянии.

Конечно, случаются националистические выпады, которые часто сопровождаются неуклюжей имперской внешней политикой (например, по отношению к Грузии или Молдавии). Но всё же нападения скинхедов на «неславян» или локальные «гражданские войны» , как в карельской Кондопоге, не всегда имеют только национальные причины, чаще это — банальные социальные причины. Поверхностное и недолго длящееся общественное обсуждение таких инцидентов всегда — и это типично для России — занимает позицию в пользу участников русской национальности. В этой связи я вспоминаю высказывание мэра Санкт-Петербурга Матвиенко. Она потребовала, ввиду возрастающей враждебности к иностранцам в самом городе, перенести общежития иностранных студентов за пределы Санкт-Петербурга. Жертвами, заметьте, всегда были иностранцы.

В отношении русских к их еврейским согражданам я заметил, что они отличают их от себя. Это начинается с имени, например, Леонид, Семён или Лев и фамилии, например, Гольдфарб, Кац или Бунтман, и заканчивается внешними признаками как физиономия или акцент, по которым русский идентифицирует еврея. В деловых буднях мне доводилось слышать такие изречения как «типичный еврей» или «евреи — они такие». Однако, по моим наблюдениям, евреи хорошо интегрированы в России . Евреи, само собой, входят и в мой круг друзей и знакомых. Единственная особенность для меня состоит в том, что вообще возникло осознание этого (отличия). Большая часть экономической и культурной элиты России — это евреи. Отрицать антисемитизм в России было бы тем не менее ошибочным. Он начинает проявляться тогда, когда русские чувствуют, что евреи начинают над ними доминировать (олигархи, средства массовой информации) или образ врага нуждается в дополнительной эмоциональной составляющей (Березовский). Однако, это не имеет ничего общего с враждебностью по отношению к Израилю. Наоборот. Отношения между Россией и Израилем, даже если не очень сердечные, то всё же очень тесные. Одна треть всех израильтян — русского происхождения.

У людей с Кавказа есть собственный статус. Имеется даже разговорное сокращение — ЛКН, лицо кавказской национальности. Эта очень распространённая аббревиатура не только ошибочна, так как никакой кавказской национальности не существует, а, прежде всего, имеет отрицательный смысл. Так называют не только жителей кавказских республик Российской Федерации, таких как Дагестан, Чечня, Северная Осетия, Ингушетия и Карачаево-Черкессия, но и проживающих с советских времен на русской земле, а после разрушения Советского Союза ставших иностранцами, бывших азербайджанцев, армян и грузин. В частности, против последних проводится всё более ограничительная миграционная политика Российской Федерации, в которой редко можно найти рациональную подоплёку, и, как правило, она является частью внешнеполитических разногласий с каким-либо из государств.

Национализм и антисемитизм в России не воинственно агрессивны, но и не являются предметом какого-либо общественного обсуждения. В зависимости от политической конъюнктуры они становятся для господствующей администрации функционирующими инструментами для управления эмоциями масс.



Продолжение следует...






* Ева Херман — немецкая тележурналистка, в 1998—2006 гг. — одна из ведущих новостной программы «Tagesschau»; уволена за высказывания о национал-социализме, не совпадающие с позицией руководства телерадиокомпании NDR.
Херман была уволена после того, как она публично заявила в эфире NDR, что политика правительства нацисткой Германии, при всех её негативных сторонах, в некоторых аспектах более соответствовала интересам народа, чем политика современной коалиции христианских и социалистических демократов Германии. Херман ни в коей мере не ставила под сомнения преступления нацистов.

На презентации своей книги «Принцип Ноева ковчега» она заявила, что:
«Все знают: это было жестокое время, это был абсолютно безумный, крайне опасный политик, который вел немецкий народ к гибели. Но одновременно существовало нечто хорошее. Такие ценности, как дети, материнство, семья, сплочённость».
После этого в жёлтой прессе прошла кампания, в которой Херман называли «глупой коровой» и «симпатизирующей Гитлеру».

** Михель Фридман — немецкий адвокат, политик и телеведущий польско-еврейского происхождения. С 2000 по 2003 — заместитель председателя Центрального Совета евреев в Германии и с 2001 по 2003 — президент Европейского Еврейского конгресса.

Вёл политическое ток-шоу, куда приглашались немецкие политики самого высокого ранга, и при этом отличался отвратительным высокомерием, поучая всех, что и как надо делать, смешивая людей с грязью.
В июле 2003 года в ходе расследования о торговле людьми и принудительной проституции немецкая полиция накрыла его в отеле с проститутками с Украины. Повсюду в номере валялись пакетики с кокаином. Он представился полиции вымышленным именем. Были проведены обыски у него в адвокатской конторе и на квартире. Там был также обнаружен кокаин. Проба волос показала, что он употреблял наркотики регулярно. Его шеф, председатель Центрального Совета евреев в Германии, поначалу обвинил немецкую полицию в ... (догадайтесь сами...), но когда были представлены неопровержимые доказательства, Фридман признал, что «совершил ошибку» и покинул все свои общественные должности, в том числе и ток-шоу.
Буквально через несколько месяцев, когда волна спала, он снова нарисовался с собственным политическим ток-шоу на телевидении. Что называется, судите сами... (прим. перев.)


Источник: "ИноФорум"

 Тематики 
  1. Культура   (268)