В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Самое страшное для них – правда

Максим Шевченко недавно заявил, что создание Общественного совета на ТВ – это попытка рейдерского захвата телевидения («ЛГ», № 14), перехвата управления у тех, кто много лет создавал телевидение. С просьбой прокомментировать это заявление мы обратились к советнику председателя Совета Федерации Александру ЩИПКОВУ.

– Начнём с того, что российское телевидение было создано задолго до 91-го года людьми, к которым нынешние хозяева русскоязычного ТВ не имеют ни малейшего отношения. Я имею в виду не юридическую базу и не права собственности, а исключительно нравственную и гражданственную преемственность. Вернее, её полное отсутствие. То, что эти люди сделали с отечественным телевидением, я бы назвал «духовным рейдерством». Этому до’лжно противостоять. Теперь о законопроекте «Об Общественном совете РФ по телевидению». Законопроект принадлежит Сергею Миронову – председателю Совета Федерации. В нём идёт речь о том, чтобы создать в России на законном основании некий общественный совет, который бы выносил суждения о качестве программ, уже вышедших в эфир. Речь не идёт о цензуре, речь не идёт о предварительном просмотре, разрешении или запрещении. Речь идёт только о том, чтобы 25 уважаемых лиц, которые будут выбраны определённым образом, выносили свои суждения и при этом имели право высказывать это суждение лично на первом или втором каналах, скажем, раз в неделю. Это необходимо для того, чтобы прекратить формировать поколения без убеждений, без стыда и без базовых понятий о добре и зле.

Сторонников Общественного совета Шевченко обвиняет в нечистоплотных планах захватить имущество, им не принадлежащее, фактически в противозаконных умыслах. Кто эти люди? Я вам их назову – руководство традиционных религий, ректоры элитных вузов страны – МГУ, МГИМО, ВГИКа, Литинститута, деятели науки и культуры – Кобзон, Третьяков, Михайлов, Бурляев, Михалков, Лунгин, Лановой, Ямщиков, Нарочницкая, Пушков, Поляков, Распутин, Ливанов… Достаточно? Этот список достигает нескольких сотен славных российских имён. Неплохо бы было извиниться перед ними…

– А чего же так испугались Общественного совета теленачальники?

– Я, честно говоря, поначалу сам удивился. Их паника мне показалась комичной. Потом понял, что самое страшное для них – правда. Когда белое называют белым, а чёрное – чёрным. У телевизионщиков иррациональный страх перед этим советом. Всё телевизионное лобби во главе с Познером и Сванидзе выступило против. Члены Общественной палаты, вместо того чтобы отстаивать интересы народа, отстаивают интересы корпорации. Мне говорят: «А судьи кто? Нет сейчас в России уважаемых людей, которых можно было бы назвать совестью нации». Это лукавство и ложь! Тот народ исчезает с карты земли, который не имеет нравственных авторитетов. В стране много уважаемых порядочных людей, которые не за деньги будут честно говорить о том, что они думают о ТВ. Народ воспринимает телевидение, если говорить совсем откровенно, как своего врага. Давайте проведём сейчас опрос, кто за создание Общественного совета, а кто против. Вы увидите – подавляющее большинство будет за Общественный совет.

– Говорят, что вы затребовали себе многомиллионный бюджет на работу Общественного совета.

– Общественное мнение, повторю, целиком на стороне Общественного совета. Поколебать его можно, только обвинив его инициаторов в стремлении к наживе. Поясню ситуацию с финансированием. По законопроекту Сергея Миронова члены Общественного совета никакой зарплаты не получают, работают добровольно, исходя из своего понимания общественной пользы. При этом аренда помещения, оплата минимального аппарата и прочее требуют затрат. Это очевидно. Откуда брать деньги? У бизнесменов? У заграничных грантодателей? Максимальная независимость подобного совета может быть обеспечена только бюджетным финансированием.

Когда готовился законопроект об Общественном совете по телевидению, за основу, за кальку была взята схема финансирования Общественной палаты. Там примерно 120 членов, на каждого из них, включая Максима Шевченко, в год расходуется два с половиной миллиона рублей. Общий бюджет что-то около 314 миллионов на 2009 год. Никому не приходит в голову обвинять членов Общественной палаты в попытках нажиться за казённый счёт. Общественный совет по ТВ будет в несколько раз меньше, соответственно и расходов будет намного меньше.

– А как планируется сформировать этот совет, откуда эти 25 человек?

– Два человека назначаются президентом, два – правительством, два – Советом Федерации, два – Госдумой, два – Общественной палатой, два – уполномоченным по правам человека. Затем эти двенадцать кооптируют ещё тринадцать человек, которых выдвинут общественные организации. Итого 25 человек. Причём оговорено, что членами совета не могут быть чиновники и политики. Причины, думаю, ясны.

– А что, никак нельзя обойтись без специального закона? Никто же не запрещает вам публично критиковать телевидение.

– Во всех европейских странах подобные советы, комитеты и комиссии существуют не стихийно, а на законных основаниях. Если российский совет не будет существовать на законных основаниях, то к нему никто не будет прислушиваться и он никогда не получит время на телевидении для озвучивания своей позиции. А это очень важно. Представьте, раз в неделю Наталья Солженицына или доктор Рошаль высказывают консолидированное мнение о тех программах, которые вызывают нарекания у зрителей. И всё. И никаких запретов. И никаких указаний. И никаких наказаний.

Хотел бы обратиться к коллегам-телевизионщикам. Мы просим вас вести себя прилично, не оскорблять взрослых, не развращать детей, не смеяться над старостью. Не надо бояться Общественного совета. Никто не хочет отбирать ваш бизнес. Телевидение – сложнейшее производство, им должны заниматься профессионалы. Но поскольку телевидение – институт социальный, то он подлежит социальному контролю. Это аксиома. Так устроено во всём мире. Так будет и в России.


Вопросы задавал Александр КОНДРАШОВ
Источник: "ЛГ"


 Тематики 
  1. Нравственный выбор   (200)
  2. Общественное мнение   (149)