В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Главный редактор «Северного Кавказа»:"ментальность какую-то особую придумали и презрительно отзываемся о «ваньках»...

Об Али Казиханове я узнал значительно раньше, чем познакомился с ним. Его статьи в «Известиях» о Дагестане радовали меня глубиной изложения проблем. Затем, во времена разрушения Советского Союза, я его потерял. И вдруг узнал, что Али Магомедович в Нальчике, возглавляет популярную газету «Северный Кавказ». И я не мог не зайти к земляку.

- Как случилось, что ты поменял возможность жить и работать в Москве на Нальчик? И почему не вернулся в Дагестан, где родился, учился, работал, где тебя ценили и любили?

– Да, я родился в Махачкале. Окончил школу, затем физический факультет Госуниверситета. Немного поработал в дагестанском отделе Московского института высоких температур, потом совершенно случайно оказался в газете «Дагестанская правда». Так и стал журналистом, о чем никогда не сожалел. В 1976 году меня взяли на работу в газету «Известия», послав собственным корреспондентом по Дальнему Востоку (корпункт в Хабаровске). Через два года перевели на Северный Кавказ. Так как корреспондентский пункт был расположен в Нальчике, здесь и обосновался. В новую «зону» обслуживания входили Дагестан, Чечено-Ингушетия, Северная Осетия и Кабардино-Балкария. Из «Известий» ушел в 1993 году. И сразу же начал ставить на ноги региональную независимую газету «Северный Кавказ», которую основал в 1990 году. Она освещает события на всем Кавказе – от Ростовской области до Азербайджана. Так что, за исключением времени, проведенного на Дальнем Востоке, я от Дагестана не отрывался.

- Перед моими глазами история рождения и взросления газеты «Северный Кавказ». По мнению солидных экспертов, это высокопрофессиональная газета с очень серьезными аналитическими статьями. Как удается поддерживать уровень издания на протяжении стольких лет? Каковы вкусы, симпатии, идеология «СК»?

– Родилась газета тоже случайно. В 1990 году в Дагестане проходили гамзатовские «Белые журавли». В один из вечеров я пригласил своих коллег-журналистов Сашу Андрусенко из «Советской культуры» и Володю Гутнова из АПН домой к родителям, почаевничать. Разговоры, конечно же, шли о расуловском празднике, о надвигающейся перестройке, а затем речь зашла о том, что, по слухам, скоро разрешат открывать частные газеты. Поделился уже зреющим планом создания единой газеты для всех автономных республик Северного Кавказа. «А я с удовольствием поработал бы в такой газете, – сказал Саша Андрусенко, – только живу-то в Ростовской области, как быть?».
Спустя буквально несколько дней после нашей «вечери» появляется правительственный документ, который разрешает частную журналистику. Я тут же готовлю необходимые документы, отвожу в Москву, и 29 августа 1990 года получаю паспорт за №26 на общественно-политическую региональную газету «Северный Кавказ». Кстати, интересно отметить, что изданий с № 1 по № 25 уже давно не существует, так что мы сегодня – старейшая независимая газета в России.
Поначалу газета специализировалась на информации. Ее читал весь регион – тираж доходил до 92 тысяч экземпляров! Потом, с резким увеличением числа независимых СМИ, мы стали менять лицо, больше уделять внимания аналитике, серьезному обсуждению существующих проблем. По-моему, у нас это неплохо получается. В «СК» выступают видные политики, политологи, ученые, журналисты не только Южного региона. Активное участие в формировании газеты принимают и простые читатели.

- Ты позволяешь публиковать в «СК» статьи с разными взглядами на одну и ту же проблему. Так постигается истина? И какие статьи для «СК» наиболее предпочтительны?

– В газете «Северный Кавказ» отсутствует диктат руководителя. Единственное исключение – я никогда не позволю публикацию, откровенно или в завуалированной форме направленную на разжигание межнациональной или межконфессиональной розни. И коллектив здесь со мной полностью солидарен. Да, нам пишут, к нам приходят, требуют опубликовать некую «историческую правду», а потом, получив отказ, голословно обвиняют в защите интересов противной стороны, нарушении принципов свободы печати и слова. Но лучше нарушить свободу чьего-то слова, чем стравить соседей, способствовать кровопролитию.

Мой учитель и друг, известный в Советском Союзе фельетонист Владимир Надеин как-то сказал мне: «Бывают моменты, когда сталкиваешься с проблемой: тема интересная, она может привлечь внимание читателя к газете, но в то же время способна нанести вред человеку, делу. В этом случае есть один выход: если можешь, не пиши». А сегодня многие мои коллеги, пользуясь свободой печати, забывают об ответственности, не задумываются о вреде, который может нанести их выступление. Печатают, к примеру, статьи доморощенных «историков», в которых принижаются и оскорбляются соседние народы, выпячиваются фантастические, но «свои» достижения. Не желая понимать, что такая «правда» может сделать соседей непримиримыми врагами.

У нас в «СК» имеется прекрасный архив документов, газетно-журнальных статей по всем направлениям деятельности региона. Нам известны такие факты, которые по-иному заставят взглянуть на кровавые конфликты во многих так называемых «горячих точках» Северного Кавказа, назвать истинных виновников и подстрекателей. Но мы не обнародуем эти данные только по одной причине: не хотим будить спящего зверя.

- Во все времена жизнь на Кавказе была беспокойной, и наши народы часто воевали не только с иноземными захватчиками, но, к сожалению, и между собой. После развала Советского Союза кавказцы стали проявлять наихудшие черты своего характера. Кавказцев оказалось очень легко натравить друг на друга. Амбиций – море, а воздержанности на копейку. Убивать соседей для кавказцев оказалось легче, чем резать барана. До сих пор похищаем людей, не жалеем детей и женщин. Позорище! Разделились на «чистых» и «грязных» мусульман. Ложь, обман, грязь, чванство, коррупция стали реалиями Кавказа. Что-то очень важное кавказцы утеряли. В чем тут дело? И каковы сущностные проблемы кавказцев и Кавказа сегодня? Можно ли сказать, что есть кавказская ментальность? Вообще, возможна ли на Кавказе мирная жизнь в принципе?

– Дорогой Магомед, а разве совсем недавно, всего 15 лет назад, мы на Кавказе не жили в мире и согласии, разве мог кто-нибудь из нас представить, что не сможет без страха ездить по дорогам Северного Кавказа? Мы не верили, когда партийные пропагандисты говорили нам о капиталистическом обществе как о бесчеловечном мире наживы. Сегодня мы добровольно стали частью этого общества. Благодаря тем самым пропагандистам, которые легко обманули нас, без нашего ведома решив судьбу огромного государства. Сейчас мы завершаем переход от стадии «человек человеку друг, товарищ и брат» к новой прогрессивной стадии – «каждый выживает в одиночку». Ввиду того, что кавказцы – как люди общинные – не потеряли пока что клановой ориентации, мы стали ради собственного (как нам до сих пор кажется) спасения объединяться в группы по родству, принадлежности к родному селу, по национальной принадлежности. Возникли национальные движения, созданные вроде бы для решения внутриэтнических задач, а по сути представляющие собой боевые группы, способные выступить по первому зову своих руководителей. Здесь и только здесь следует искать истоки нашей разобщенности и как следствие – проявление худших черт нашего характера. Ибо моральная и материальная зависимость разлагают человека.

Теперь о кавказской ментальности. Кавказцы всегда удивляли мир такими чертами, как необыкновенное чувство такта, искреннее уважение к старшему по возрасту, скромность, честность, бескорыстие. И сегодня можно встретить людей, сохранивших эти черты. Однако их становится все меньше и меньше. Я могу только предположить, почему так происходит. Скачок, совершенный за короткий исторический период от феодализма к социализму, позволил нам овладеть всеми цивилизационными признаками: образованием, современными специальностями и т. д. Но при этом наше внутреннее «я», наша, как теперь говорят, матрица мало отличается от средневекового состояния. Нас силой убеждений заставили стать единой общностью – советским народом, заставили соблюдать общие для всех законы, правила так называемого советского общежития. Великая Отечественная война, кровью объединившая все народы СССР, закрепила это единство, и казалось, ничто его не может поколебать. Однако первое же серьезное потрясение показало, что «цемент» был непрочным, гены оказались сильнее. Можно, оказывается, иметь на столе компьютер, ездить на мерседесе или джипе, пользоваться сотовым телефоном, разъезжать по всему свету, но оставаться при этом дикарем, хватающимся при малейшем поводе за нож или пистолет.

Кстати... Я хохотал, а потом чуть не заплакал, прочитав присланную нам статью о проблемах туризма в Дагестане. Процитирую абзац этой статьи:
«Как отнесутся к туристам из-за пределов Дагестана наши официанты и бармены? Можно отстроить красивый ресторан, можно закупить дорогое оборудование, оформить зал и пригласить хорошего повара, но если в ответ на грубость посетителя наш официант примется его бить или выгонять, то второй турист к нам не приедет».

Чувство такта, искреннее уважение к старшему по возрасту, скромность, честность, бескорыстие еще могли существовать и даже приветствовались в той, советской, системе. Мы ведь не только на словах, но и на множестве примеров воспитывались в духе товарищества и братства. Но дикий рынок, ворвавшийся в Россию, просто отметает вышеназванные черты, которыми мы гордились. При этом выставляя на первый план как жизненно необходимые – цинизм, наглость, хамство под личиной ложно понимаемой гордости. А так как мы, кавказцы, еще окончательно не лишились совести, то отвратительные черты мы попытались назвать иными словами: мужество, чувство собственного достоинства, любовь к свободе.

Примеры навскидку.

Молодой человек бьет кастетом старика, сделавшего ему замечание, бьет в самом центре Махачкалы, на глазах оторопевших людей. Замечаний, а тем более решительного вмешательства не последовало...
Старик на «жигуленке» не уступил дорогу дорогому джипу: выскочивший из дорогого автомобиля сопляк стал избивать старика...

Махачкалинцы должны помнить начало «демократических преобразований», когда столица Дагестана оказалась целиком в руках бандитов. Приехав в родной город, я был поражен пустынными улицами: 18 часов вечера, а Махачкала безжизненна, только время от времени промчится джип или «мерс» с братками внутри. Ежедневно кого-то убивали, взрывали, похищали... А ведь в столице Дагестана проживали не только бандиты – во сто крат больше было мужественных кавказцев, которые терпели оскорбления и унижения.

Сегодня, приезжая в Махачкалу, я подолгу хожу по улицам родного города, радуясь новым и новым переменам в его облике. Однако помимо прекрасных новостроек мне попадается на глаза великое множество девиц, скажем мягко, далеко не совершенного поведения. Наглые, с сигаретами в зубах, полуодетые. Наши с тобой землячки. Они что, детдомовские? Разве нет у них отцов и братьев, тех самых мужественных и свободолюбивых кавказцев?
Приехал к старикам-родителям. Мать говорит, что приходили агитировать за какого-то кандидата в депутаты. По тысяче рублей заплатили, номера паспортов записали... Таким образом мужественные и свободолюбивые кавказцы и становятся представителями народа во власти.

Примеров великое множество можно привести. К сожалению. Кавказцы вели себя достойно при так называемом «тоталитарном режиме», который к нам не с Марса прилетел (разве дагестанцы массово не вступали в КПСС, считая это за честь?). И никаких кругом не было «героев», готовых жизнь отдать за «справедливость» и «свободу». Та социально-политическая система удовлетворяла большую часть из нас, и мы безоговорочно подчинялись ей, установленному ею порядку. Более того, готовы были отдать свои жизни за эту систему. Мой отец, как и сотни тысяч кавказцев, не по принуждению, а добровольцем пошел на фронт, дважды горел в танке. И я горжусь им. Но ведь гордиться надо и его однополчанами – русскими, белорусами, украинцами, – которые не меньше его, а скорее больше моего отца готовы были отдать свои жизни в боях с фашистами. А мы только себя возвеличиваем сегодня невероятно, возбуждаем себя же своим необыкновенным героизмом, ментальность какую-то особую придумали и презрительно отзываемся о «ваньках»...

Забывая, кстати, что тот же «ванька» лучше нас пашет, делясь с нами выращиваемым хлебом, лучше нас строит, создает космические корабли, самолеты, морские суда, и в спорте одолевает, и в военном деле поставит кого угодно на место. Не только потому, что число «ванек» больше, но потому, что они организованней, меньше кичатся мужеством и мнимым свободолюбием, своими якобы дворянскими корнями (сегодня на Северном Кавказе куда ни плюнь – попадешь в представителя княжеской фамилии).

Стыдно наблюдать откровенно хамское поведение кавказцев в Москве, других русских городах. Где же то чувство такта, которым мы гордимся? Или все это только красивые слова, а на самом деле мы иные... Надо задуматься в конце концов о том, чтобы наши представления о себе не расходились с реальностью.

- Какое место занимает Кавказ в глобальном перекрестке интересов разных стран? Есть ли у Кавказа настоящие друзья в мире, или Кавказ – это всего лишь политическая площадка для крупных игроков? И чем так привлекателен Кавказ для столь разных стран, как Россия, США, Турция, Аравия, Иран, Великобритания?

– Кавказ важен по двум причинам: во-первых, сырье, прежде всего нефть и газ, во-вторых, детонатор для окончательного развала России. Мы же – гордые и свободолюбивые – нужны как временный инструмент, который после использования можно спокойно выбросить на помойку.

Это в XVIII веке Кавказ играл значительную геополитическую роль. Узкий проход между горами и Каспием являлся кратчайшим путем между Европой и Азией. Потому и борьба за этот проход велась жесточайшая между крупными странами – такими как Иран, Турция, Англия, Франция и, разумеется, Россия. Последняя победила. А победителей, как известно, не только уважают, но и ненавидят. И эта ненависть не уменьшилась по настоящее время. Уже проход перестал играть свою важную роль – его просто не замечают, пролетая на самолете, – а ненависть осталась. Потому не оставляют нас в покое, возбуждая память о поражениях предков, распространяя ложь о деспотизме русских, их коварстве, вражде к мусульманам...

Если они такие, то почему они посылали своих учителей, чтобы учить нас грамоте, почему они строили нам города, поселки, заводы и фабрики, создавали нам институты, университеты, техникумы, прокладывали нам дороги, давали средства на развитие сельского хозяйства?

В конце концов, даже если отбросить перечисленное выше, скажи мне, пожалуйста, при чем тут мы и наши предки, которые подчинились 200 лет назад сильному? Мы ведь уже другие люди, с другим менталитетом, другими интересами, другим образом жизни, наконец, мы – кавказцы – являемся гражданами России. А нас принуждают заявлять о своей особой ментальности, особой истории и так далее. Вот и ты, хоть и нечаянно, но обмолвился о Кавказе вне России. С чего бы это? Почему мы не хотим задаться этим вопросом? Ведь за каждым действием, которое от тебя требует кто-то, стоит элементарный интерес. Не твой лично, а того, кто тебя подталкивает против соседа, против представителя иной национальности или конфессии, настраивает на уход из России.

- Какие угрозы подстерегают Северный Кавказ в ближайшие годы? Какова степень их разрушительности? Есть ли у политической, интеллектуальной элиты осознание этих угроз, и предпринимаются ли реальные шаги к их предотвращению?

– Главная угроза – набирающий силу северокавказский сепаратизм. Новые и новые псевдоисторические исследования с уклоном в одну сторону не только заполоняют полки книжных магазинов, но попадают уже в школьные и вузовские учебники. Сознательно и бесстыдно искажаются исторические факты и тенденции, особенно это касается древних отношений наших народов с Россией, в результате чего у молодежи вырабатывается резкое неприятие всего, что связано с Россией и русскими. С какой целью это совершается, наверное, расшифровывать не надо.

А элита... Она все видит, но молчит, не дает отпора, не уличает мошенников и лгунов от истории. А то и сама им подпевает. Почему? Видимо, потому, что там, где свирепствует жуткая коррупция, трудно говорить не только о какой-то политической элите, но и вообще об элите. Конечно, «верхний культурный слой» существует в каждом народе. Но у нас он оказался слабохарактерным, беспомощным, и именно по этим причинам элиту отрезают от решения той или иной политической проблемы. Сегодня ум и совесть вызывают не уважение, а раздражение тех, кто всеми способами делает деньги.

- В контексте переплетения всех этих сложных региональных и глобальных проблем мои переживания, тревоги и надежды связаны прежде всего с Дагестаном. Знаю, что и ты живешь в режиме постоянных раздумий о родном Дагестане. Попробуем быть предельно честными. Совесть сильно деформирована, нравственность ускользает. Преступность свирепствует. Какие еще беды предостерегают Дагестан? Что нужно сделать, чтобы Дагестан стал притягательным не только для местных жителей, но и для российских и международных инвесторов?

– Отвечу просто: нужно перестать мечтать об инвестициях и засучив рукава самим делать свою жизнь. Деньги просто так, за красивые глазки или за мужество, свободолюбие, не даются. За каждым рублем или долларом стоят прагматические расчеты. Если инвестиции пойдут в Дагестан, значит, республика лишится чего-то своего, это нечто уже не будет принадлежать Дагестану. У нас стоят без движения сотни предприятий, но почему-то не к ним обращается внимание потенциальных (неизвестно, станут ли они реальными) инвесторов, а на создание отелей, мест отдыха для богатых. Это тоже необходимо Дагестану, но что делать остальным сотням тысяч дагестанцев, которые не получат работу в этих отелях? Вот почему нужно рассчитывать на собственные силы и ХОТЕТЬ возрождения своей республики. Деньги имеются, миллиарды получает бюджет из Москвы. Только судьба этих денег известна лишь тем, кто их распределяет. Вот с этого и нужно начинать – с контроля, жесточайшего контроля над получаемыми дотациями.

- Теперь о менее грустном. Расскажи об электронной библиотеке «Кавказ» на сайте sknews.ru. Как познакомиться с этой библиотекой и как прислать книги в эту библиотеку?

– Почти сорок лет, приезжая в какой-нибудь город, я немедленно шел в книжный магазин и покупал книги местных издательств. Не одну сотню томов собрал. Как-то перебирал библиотеку... Вот Дмитрий Трунов. Несколько книг о Дагестане, его прошлом и настоящем. Но кто из нынешней молодежи знает об этом прекрасном журналисте, краеведе-энциклопедисте, его интереснейших трудах? Или недавно ушедший от нас замечательный учитель-краевед Булач Гаджиев... Его книжками об истории Дагестана зачитывалось мое поколение, его телевизионные передачи собирали огромную аудиторию. А сегодня произведения Булача не найти в магазинах Махачкалы. Как и книг прекрасных публицистов, поэтов, прозаиков Эффенди Капиева, Аткая, Муссы Магомедова. Даже Расула Гамзатова не всегда можно достать... А книги чеченских, ингушских, осетинских, кабардинских, балкарских авторов! Это же серьезная потеря для молодежи, которая кормится трудами современных лже-историков, не имея возможности сравнить их с подлинной историей родного края. Потому было принято решение перевести эти книги в электронный вид. Набралось свыше 700 томов.

Среди них есть уникальные вещи. Скажем, стенограмма 17 партсъезда ВКПб. Историки голословно критикуют этот «сталинский» съезд, но почему-то даже в Интернете нет его полного текста... Или опубликованные еще до Великой Отечественной войны произведения о Шамиле... В общем, перечислять можно долго. Входите на сайт газеты «Северный Кавказ» (sknews.ru), читайте, скачивайте на здоровье. Кстати, медики, уверен, с интересом ознакомятся в библиотеке «СК» и с твоими, Магомед, трудами по травматической хирургии.

- Прости меня, но я прошу тебя рассказать о сыне Тамирлане, погибшем 13 октября 2005 года во время нападения религиозных экстремистов на Нальчик. Я его знал. Он был красивым, добрым, отзывчивым и отважным человеком. Вы должны гордиться таким сыном! Он образец подражания для молодых, серьезно размышляющих о жизни. Что сделано для того, чтобы увековечить память о нем и его подвиге?

– Именем сына Союз журналистов России назвал одну из своих главных премий: теперь ежегодно ею награждают самого мужественного журналиста страны. Именем сына названа улица в Махачкале. Хочу высказать искреннюю признательность инициаторам события – председателю Союза ветеранов Дагестана генералу Муртазалиеву Омару Муртазалиевичу, председателю Союза журналистов Дагестана Али Камалову, журналистке Халине Гаджиевой и, конечно же, мэру Махачкалы Саиду Джаппаровичу Амирову.

Сегодня несколько организаций – Северо-Кавказский Центр-Т по борьбе с терроризмом, где работал сын, Союз «Боевое братство», Союз кинематографистов КБР, общественная организация «Хасэ» Кабардино-Балкарии – обратились в администрацию Нальчика с предложением переименовать одну из улиц города в честь сына.

Ну а я при творческой поддержке коллег из газеты «Северный Кавказ» выпустил книгу о Тамирлане, есть в ней и диск с его съемкой последнего для него боя. Дарю друзьям, знакомым, родственникам...

- Еще об одной щепетильной и острой кавказской проблеме. Я бываю в разных регионах Кавказа. Общаюсь со всеми кавказцами почти в каждодневном режиме. Меня серьезно огорчает нарастание националистических взглядов, увеличение числа шовинистических книг, выпячивание титульных наций, отстранение от власти «чужих», прежде всего русских. Продолжается охаивание ингушами и осетинами друг друга. Серьезные нестыковки имеют место между кабардинцами и балкарцами. Звучат идеи о Большой Чечне, растет религиозный экстремизм... Кажется, поликонфессиональность и многонациональность, не сочетаясь с мудростью, тяжко отягощают жизнь, счастье и будущее всего Кавказа. Что же делать?

– Вспомни, как ты обмолвился, задавая мне вопрос о непонятной привлекательности Кавказа для США, Турции, включив в этот список и Россию. Нам так задурили головы как местные, так и московские правозащитники, некоторые прозападные политологи и прочие ненавистники России, что мы неосознанно стали исключать из России наш Северный Кавказ. Но мы ведь живем в этом государстве, являемся его гражданами! Не с этой ли небольшой оговорки и начинаются наши беды: разлад, местный шовинизм, все то, что перечисляется в твоем вопросе?

Республики сегодня захлестнула невероятная религиозная истерия, огромное количество мечетей появилось за последние годы, огромное количество людей стало исправно посещать эти мечети. Хорошо. Но вот что интересно: одновременно с этим наблюдаем резкое падение нравов, откровенное забвение ранее элементарных для нас законов. Странно, не правда ли? Вроде бы, возвращение к религиозным истокам должно усиливать эти неписаные, но обязательные для всех этические нормы и правила, а у нас наоборот... Человек обращается к Богу только ради одного: очистить душу, получить поддержку. Но если он после общения с Богом совершает богопротивные деяния – ворует не ради пропитания, а ради обогащения, убивает с той же целью и так далее, – значит, он только притворяется верующим. Не здесь ли корень наших бед, когда неверующие под флагом ислама готовы уничтожить представителя иной конфессии, или же изгоняют из мечетей молодых людей, которые не согласны с мздоимством имамов, их профессиональной непригодностью, критикуют их за отход от истинных исламских законов и правил? Таких называют ваххабитами, натравливают на них ОМОН, заставляя отстраняться от мира нашего, создавать свои группировки, а порой, если попадается «правильный» инструктор, браться и за оружие... Что это? Отсутствие элементарной культуры, религиозных знаний или же четко направленная задача по разделению религиозного общества на две враждебные части, натравливание отверженных и преследуемых (я прошу меня понять, что не имею в виду откровенных экстремистов, давно уже ставших на путь терроризма) на государство?

Или так называемые святые, неожиданно появившиеся среди нас и собравшие вокруг себя десятки, сотни последователей... Эти люди, вне всякого сомнения, неординарны, если сумели привлечь к себе массы. Однако никто не пытается задаться вопросом: почему они сами легко соглашаются со званием святого? В чем их святость, если они позволяют своим ученикам избивать человека, по неведению зашедшего в туалет, который может посещать только «учитель» (о таком случае, происшедшем с ним, рассказал один мой знакомый), участвовать в полубандитских разборках или же в политических акциях?

Или только лакские, только кумыкские, только аварские мечети в Махачкале... У нас что, ислам кумыкский отличен от аварского, а аварский от лакского? Религия должна объединять людей, а в Дагестане она почему-то стала разъединять.

Много странностей происходит в нашей сегодняшней жизни, не правда ли? На мой взгляд, пока мы с этими странностями не разберемся сами, не осознаем их истоки и направления, выгоду, преследуемую их «зачинателями», не будет у нас ни покоя, ни мира.

- Россия и Кавказ... Долгая, драматическая и даже трагическая история с войнами и обидами. Об этом можно долго говорить, но у меня всего два вопроса, очень острые и болезненные. Почему таким гордым и древним республикам Северного Кавказа не стыдно быть нахлебниками России при столь щедрой природе, трудолюбивых и трудоспособных людях? И почему политическая элита России не допускает кавказцев в структуры управления России? Не доверяют? Не считают нас равными себе?

– Я уже в какой-то мере ответил на подобные вопросы. Что же касается отсутствия представителей народов Северного Кавказа в структуре управления России... Ты забыл о председателе Верховного Совета России чеченце Р. Хасбулатове, зампреде Совета Министров России аварце Р. Абдулатипове, ныне он, кажется, посол в Таджикистане. Дополню список заместителем министра экономики РФ балкарцем Рахаевым, председателем Пенсионного фонда РФ кабардинцем Хасановым. Это только навскидку, а в руководстве министерств, ведомств есть осетины, черкесы, карачаевцы. Немало получается.

Конечно, хотелось бы, чтобы «наших» было больше. Но если некоторые нынешние президенты на местах с трудом налаживают работу в собственных республиках, то какой толк от таких специалистов в масштабе России? Хотя, если подумать, и в Москве сидят такие же, если не хуже. Так что вопрос твой очень актуален. Только не нам с тобой, к сожалению (или к счастью), решать эту проблему.

- Как можно охарактеризовать произошедшее ночью 8 августа 2008 года в Цхинвали? Не станет ли эта кровавая ночь, устроенная грузинским режимом, поворотной в осмыслении устройства современного будущего Кавказа? В чем упущения, уроки и последствия этого варварства? И почему США поддерживают преступный режим Грузии, устроивший геноцид осетинам? Это попытка США поджечь Кавказ?

– Если коротко, то это национал-фашизм. Такое появляется там, где псевдо-ученые нагло искажают историю, лгут о тех или иных событиях далекого или недавнего прошлого, тем самым, как я уже говорил выше, вбивая в головы молодежи ложь о своем культурном превосходстве, исключительности своего народа. Присваивается право решать, достоин ли сосед жить так, как он хочет, или же он обязан подчиниться тебе.

У нас в корпункте «СК» по Грузии работал молодой, неплохо образованный молодой человек. Как-то во время его приезда в редакцию заговорил я с ним об обстановке в Грузии, об усилившимся, по нашим сведениям, шовинистическим настроениям, нетерпимости к своим соседям – прежде всего, к России. Как же так, сказал я ему, Россия спасла грузин от уничтожения, встала на пути Ирана и Турции, приняв грузин в свое подданство – и такая неблагодарность от потомков спасенных. «Вы о Георгиевском трактате? – улыбнулся собкор. – Так Грузия его не подписывала в том виде, в каком это подает Россия. Грузия не входила в число ее подданных, а была только союзником...» Я оторопел от неожиданности. Неужели действительно дело обстоит именно таким образом, а не так, как утверждалось советской, а впоследствии российской наукой? Вошли в Интернет, нашли полный текст Георгиевского трактата, прочли вместе. Теперь заволновался наш грузинский собкор: в тексте прямо говорилось о просьбе принятия грузин в подданство России.

Это ли не пример идеологического оболванивания, а если точнее – манипуляции сознанием молодежи? Результат такой манипуляции – очередное нападение на Южную Осетию, истребление стариков, женщин и детей. За спиной же негодяя Саакашвили стоят США. Грузия для этой страны только средство, а цель иная – Южная Осетия, за нею Ингушетия, Чечня, а там Дагестан с его Каспием. То есть коридор к крупнейшей нефтегазовой кладовой мира. Орудие для создания коридора – мы, мужественные и свободолюбивые кавказцы, уже начавшие менять свою историю, уже начавшие, пусть и оговариваясь непроизвольно, отделять Кавказ от России. А дальше – «независимость» под жестким контролем США, истинного хозяина каспийских биоэнергетических ресурсов. Этого мы желаем? Столько уроков преподнесло нам последнее десятилетие, но не учимся, не хотим учиться, продолжаем верить провокаторам!

- Твои пожелания и предложения Дагестану и дагестанцам. И что нужно сделать, чтобы в каждой дагестанской семье была такая газета, как «Северный Кавказ»?

– Хочу от всей души пожелать своим дорогим землякам мира и благополучия в каждом доме. Возвращения в их сердца чувства принадлежности к единому народу, который называется «дагестанцы», единому государству, которое называется Россия. Мои ответы кому-то покажутся излишне односторонними и резкими. Хочу признаться, что делал это сознательно, ибо порой только резкость заставляет задуматься.
Что же касается газеты «Северный Кавказ», буду рад, если все больше моих земляков станут читать ее, участвовать в обсуждении тех или иных проблем на ее страницах.

Махачкала, Магомед Абдулхабиров
Источник: "Северный Кавказ"


 Тематики 
  1. Россия   (1216)
  2. Русский мир   (163)
  3. Кавказ   (115)