В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Русский язык в дальнем зарубежье. Способны ли русскоязычные сохранить великий и могучий?

Русский язык – так же, как и родственные украинский и белорусский языки, – язык восточно-славянской группы, представляющей собой одну из ветвей индоевропейской группы языков. Благодаря исследованиям М.В.Ломоносова современный стандарт русской грамматики был принят в 1755 году и развит во времена А.С.Пушкина.

Cовременное русскоговорящее сообщество полиэтнично и распределено в странах с большим количеством жителей. По официальным данным ряда международных организаций, сегодня на русском языке говорят около 233 млн. жителей планеты, из них 164 млн. используют его как родной язык и 69 млн. – как второй язык общения. При этом в России около 119 млн. жителей говорят по-русски и считают русский родным, 27,1 млн. пользуются им как вторым языком общения[1].

Кто же является носителем русского языка в современном мире?

В первую очередь, это жители постсоветского пространства[2]. Однако необходимо признать, что данный ресурс в новых независимых государствах стремительно уменьшается. В силу естественных причин уходит старшее поколение, в обязательном порядке изучавшее русский язык в системе «советского» образования. На смену им приходят люди, в формировании мировоззрения которых русский язык и русская культура уже не оказывали критического влияния. Сказался стремительный исход из бывших советских республик носителей языка, перевод образования на национальные стандарты, а письменности – на латиницу. Политика правящих элит новых независимых государств, отстраиваясь от всего «советского» (читай российского), заключалась в поиске выхода из экономического тупика путем отрицания прошлого и безоговорочной ориентации на западные модели развития экономики, образования. Таким образом, русский язык, де-факто оставаясь языком межнационального общения, де-юре вытесняется национальными или европейскими (преимущественно английским) языками.

Итак, ядром носителей русского языка сегодня являются жители России. После распада СССР доля граждан, причисляющих себя к русскому этносу, составляет 79,82 %[3].

Далее в обойме носителей «великого и могучего» – представители русскоязычных общин или, как многие сейчас называют, «русскоязычных диаспор за рубежом». В их числе эмигранты разных волн и их потомки, представители «диаспор катаклизмов»[4], переселенцы, мигранты, в том числе студенты, аспиранты, стажеры иностранных учебных заведений, а также особый, но обладающий пока недооцененным ресурсом контингент «русские жены».

С большой натяжкой к категории «апостолов» русского языка и культуры можно отнести национальные кадры – выпускников ВУЗов СССР и России, а также среднее и старшее поколение жителей государств, ранее составлявших Восточный Блок (Организация Варшавского договора), целенаправленно изучавших русский язык как первый иностранный.

Для изучения и распространения любого иностранного языка, тем более русского, необходимы веские мотивы: экономические, политические, научные, хобби, наконец. При этом экономическая, особенно региональная, интеграция и инфраструктурные проекты ставят вопросы владения языком в число конкурентных преимуществ для работников различных сфер. В этой связи необходимо упомянуть и небольшую по сравнению с изучающими английский язык, но имеющую сильную мотивацию, группу специалистов, работающих в российских коммерческих компаниях, на стройках и производствах, использующих российские технологии, специалистов, имеющих бизнес в России, и, конечно же, людей, профессионалов и любителей, изучающих русский язык и русскую культуру.

Нельзя недооценивать и еще один стремительно развивающийся ресурс, для которого нет границ и не нужны визы – это RU-net. Это тоже, хоть и «неодушевленный», но весьма эффективный носитель языка, та самая зона Ru, которая дает возможность воспринимать информацию и общаться всем пользователям, независимо от гражданства, и тем самым расширять русскоязычное пространство.

Развитию непосредственно русского языка посвящен Справочно-информационный портал «Русский язык»[5], широко известный специалистам и любителям русского языка во всем мире. Кроме этого, существует несколько сайтов общественных организаций, миссией которых является пропаганда и развитие русского языка[6].

Способны ли сами русскоязычные диаспоры сохранить язык: дилемма русский и/или титульный?

В каждой зарубежной стране русскоязычные – это совокупность национальных меньшинств, реже – этнические русские.

Приведем в пример европейские страны: в Румынии община русских липован, сохраняя традиции и язык, живет уже триста лет в иноконфессиональной, иноязычной среде. В Румынию русские старообрядцы ехали по своей воле, спасая веру.

В Германии – это, в основном, не этнические русские, а русскоязычные немцы и евреи, а также другие национальности, покинувшие Россию и постсоветские страны. В эту страну русскоязычные выезжали по программе добровольного переселения и, в большинстве своем, на историческую Родину. В стремительно вошедших в Евросоюз Латвии, Литве и Эстонии – большинство русскоязычных все же составляют русские.

Список можно продолжить, и он будет только подтверждать тезис о том, что далеко не все русскоязычные общины за рубежом представляют собой диаспоры в их классическом понимании. По разным причинам, в том числе и из-за своей «молодости», не все они еще оформились организационно, и в каждой стране свои условия их становления и развития. Поэтому количество стран, где есть русскоязычные, не равно количеству русскоязычных диаспор. Отсюда и возникает необходимость изучения и мониторинга положения русскоязычных общин, а соответственно уровня сохранения и развития языка и культуры. Только в этом случае можно определять количественный и качественный состав целевой аудитории, понимать ее запросы и в зависимости от этих параметров готовить проекты и программы, планировать мероприятия.

Государственные институты направляют свои усилия, в лучшем случае, на интеграцию национальных меньшинств в общество, а в дальнейшем и на их полную ассимиляцию со всеми вытекающими потерями: языка, национальных традиций и культуры. Особенно страдает при этом язык, который со сменой поколений утрачивает свою миссию и вытесняется титульным языком страны проживания. Если же политика государства или устойчивые традиции этноса приводят общину национального меньшинства к обособлению, язык в первых поколениях эмигрантов сохраняется, но затем без связи с исторической родиной и дополнительных усилий по его поддержанию частично или полностью замещается языком титульной нации. Именно так происходит у русских липован в Румынии.

Следует учитывать, что чем лучше знание языка титульной нации страны проживания, тем выше возможности для интеграции диаспоры в общество этой страны, тем больше возможностей и самой общины (если она есть) и каждого в достижении поставленных целей и меньше межнациональных конфликтов. Результаты проведенных осенью 2006 г. исследований в ряде стран дальнего зарубежья[7] показывают, что свободно говорят, пишут и читают на языке титульной нации половина опрошенных (50%). Еще 35% опрошенных владеют им отчасти, 10% – не владеют, но изучают, а 5% – не владеют совсем и не собираются изучать. Доля владеющих языком существенно варьируется по странам: она значительно выше для Румынии, а ниже для Эстонии. При этом необходимо напомнить, что диаспоре русских липован в Румынии 300 лет, а в Эстонии русскоязычной «диаспоре катаклизмов» лишь 15…

Русскоязычные жители Германии, Латвии и Эстонии в подавляющем большинстве при общении в семье чаще используют русский язык и существенно реже – титульный. В Румынии липоване пока используют сразу оба языка – русский и румынский.

93% ответивших в Латвии и 80% в Эстонии отметили, что их дети учатся в школе, где преподавание осуществляется на русском языке, либо ведется смешанное преподавание. Сопоставление этих результатов с исследованиями 2004 года[8] показывает значительное сокращение доли обучающихся детей в школах на русском языке. Так, если в 2004 году в Латвии 40% детей учились в школе с преподаванием на русском языке, а 41% – в школе со смешанным преподаванием, то сейчас соответствующие доли равны 10 и 83%. В Эстонии ситуация приблизительно такая же: в 2004 году 79% респондентов говорили о том, что их дети обучаются на русском языке, а 4% – о смешанном преподавании, а в 2006 году соответствующие доли равны 34 и 46% соответственно. Иными словами, в странах Балтии происходит значительное сокращение школ с преподаванием на русском языке в пользу роста школ со смешанным преподаванием. В Румынии и Германии обучение русскоязычных жителей на языке титульной нации доминирует.

Специфика общения в семье и преподавания в учебных заведениях напрямую сказывается на знании детьми, с одной стороны, русского языка, а с другой – языка титульной нации. Лучше всего русским языком пока владеют дети и внуки русскоговорящих жителей Латвии и Эстонии, а также Германии. Хуже всего – в Румынии.

Таким образом, знание языка в целом является тем фактором, который воспроизводит специфику русскоязычной диаспоры. Исследования показали, что наиболее интегрированная в общество страны проживания диаспора в Румынии характеризуется самым высоким уровнем владения языком титульной нации, но при этом воспроизводит знание русского языка главным образом посредством внутрисемейного общения. В результате дети слабо владеют русским языком. Напротив, русскоязычная диаспора в странах Балтии хуже владеет языком титульной нации, говорит по-русски в семье, а дети представителей диаспоры обучаются чаще либо в русских школах, либо в школах со смешанным преподаванием. В результате знание языка титульной нации у русских детей оказывается достаточно низким.

Однако политика властей в странах Балтии, вернее всего, в скором времени приведет к разрыву этой цепочки. Существует вероятность того, что знание русского языка детьми будет падать, а титульного – расти. Это, в свою очередь, может способствовать ассимиляции русскоязычного населения.

Вероятно, что уже в ближайшее время ситуация с русским языком диаспоры в Германии будет подобна ситуации в Румынии, где уровень владения титульным языком высок, а дети все хуже знают русский язык. Однако в силу религиозных и культурных факторов это не станет окончательной стадией: скорее всего, если ничего не предпринимать, в семье все реже будут говорить по-русски, дети будут все хуже знать русский язык, а, в конечном счете, владение русским языком может не сохраниться. Тем более что процессы глобализации диктуют свои правила, языки национальных меньшинств становятся неконкурентоспособными.

Риски и угрозы для русского языка в мире. Постановка задачи

В 2003 году Министерство иностранных дел РФ, одной из приоритетных задач которого является содействие распространению русского языка за пределами страны, выпустило доклад «Русский язык в Мире»[9]. Доклад основан на информации, полученной из загранучреждений, и содержит статистические данные 2001-2002 гг. по изучению русского языка за рубежом. В какой-то мере он может служить отправной точкой в дальнейшем мониторинге положения русского языка и культуры за рубежом. Но весьма важно, чтобы данные исследования продолжались и мы владели актуальной информацией.

Русский язык сложен в изучении и произношении и как любой язык государства, обладающего значительной территорией, имеет множество диалектов. В этом есть угроза для его распространения. В современной жизни коммуникации стремятся к максимальному упрощению и при выборе языка международного общения все чаще, из прагматических соображений, предпочтение отдается тому же английскому. Поэтому необходимы современные методики преподавания русского языка, а, значит, большего внимания заслуживает научно-практическая база развития русского языка в самой России.

Россия должна вести более активную кампанию по популяризации и распространению русского языка. Российские культурные центры есть далеко не во всех странах, а Германия и Англия имеют эффективную сетевую структуру в виде неправительственных организаций, финансируемых из различных источников (Гете-институт, Британский совет).

Сетевые проекты других государств, продвигающие свой язык, культуру, образование навязывают мировоззрение и вытесняют все русское, а Россия мало что противопоставляет этой экспансии. Ярким примером является Турция, которая в 1992 году создала при Министерстве иностранных дел Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА). Агентство ведает всем спектром отношений Турции с тюркскими государствами, а также с тюркскими народами, проживающими за пределами этой страны в области экономики, культуры, образования и т.д. Турецкие лицеи и университеты внедрялись на территорию и в систему образования других государств в виде гуманитарных благотворительных проектов. Сегодня это уже по большей части успешные коммерческие проекты, работающие на государственную перспективу. Преподавание ведется на турецком и английском языках, что особенно ценится в развивающихся странах. В результате через жернова турецкого образования проходит будущая национальная элита тех стран, в которых Турция предполагает продвигать свои интересы. Россия же пассивна в распространении своего влияния через развитие образования и языка. Хотелось бы верить, что пока.

И в этой связи хотелось бы думать, что 2007 год объявлен Президентом России Годом Русского языка не случайно. Есть надежда, что он станет, прежде всего, годом постановки задач, осмысления того, что нужно сделать для того, чтобы Россия активно распространяла свое влияние в мире через развитие языка и культуры.


ЕЛЕНА ЯЦЕНКО,
Президент Фонда «Наследие Евразии», Москва
Источник: "Еразийский дом "



[1] http://ec.europa.eu/education/policies/lang/languages/langmin/euromosaic/lat3_en.html

[2] www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema02.php Арефьев А. Сколько людей говорят и будут говорить по-русски? // Демоскоп Weekly, 19 июня – 20 августа 2006, № 251-252.

[3] www.perepis2002.ru Всероссийкая перепись населения 2002 г.

[4] Население нетитульной нации, оставшееся в на территории распавшегося государства.

[5] www.gramota.ru Создан в июне 2000 г. по рекомендации Комиссии «Русский язык в СМИ» Совета по русскому языку при Правительстве Российской Федерации и функционирует при поддержке Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций

[6] www.mapryal.org Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы МАПРЯЛ была создана на Учредительной конференции в Париже (7-9 сентября 1967 г.) по инициативе ученых ряда стран как общественная неправительственная организация. В 1975 году ей был предоставлен консультативный статус ЮНЕСКО категории «С». Насчитывает свыше 202 членов (национальные союзы русистов, крупнейшие университеты и др.), представляющих 76 стран.; www.ropryal.ru Российское общество преподавателей русского языка и литературы было создано в июле 1999 года по инициативе ведущих вузов России.

[7]Исследования проводились Международным Фондом «Россияне» и Некоммерческим фондом «Наследие Евразии» в Германии, Латвии, Румынии, Эстонии.

[8] Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы / под ред. В.М.Скринника, Т.В.Полосковой. М., 2004.

[9] http://www.learning-russian.gramota.ru/book/mid/rulang2003.html


 Тематики 
  1. Русский мир   (163)