В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Реальная нищета в России значительно масштабнее официальной

Мировой финансовый кризис постепенно затрагивает уже не только банковскую сферу, но и производство, добычу ресурсов, торговлю и другие отрасли экономики.

На этом фоне трудно поверить в реальность звучавших еще недавно официальных прогнозов о росте численности среднего класса и росте доходов этой социальной группы. Надо признать, что в ближайшее время Россию ждет резкое сокращение среднего класса, увеличение числа бедных и общее падение уровня доходов населения. Если экономисты правы, и мы столкнулись с кризисом, сопоставимым по масштабам с "Великой депрессией", последовавшей за банковским кризисом 1929 года, то на преодоление последствий экономического спада уйдет не менее пяти лет.

Готов ли российский средний класс к такому испытанию? Скорее всего, не готов, так как на волне эйфории от экономического подъема последних лет, вызванного в значительной мере исключительно выгодной конъюнктурой цен на энергоносители, у нашего среднего класса сформировалась совершенно бездумная модель потребления. Он сейчас весьма гедонистически настроен. Можно сказать, в России до недавнего времени уже несколько лет продолжался покупательский бум. Но чем же он стимулировался? Стремительным ростом доходов? Вовсе нет. Доходы среднего класса росли, но медленно, и чаще всего только покрывали инфляцию. Потребительский же бум подпитывался бумом кредитования. Однако деньги у банков внезапно кончились. И, судя по всему, скоро их будет существенно меньше у населения. Что тогда будет с планами потребления и с кредитами, уже взятыми в расчете на вечно продолжающуюся нефтегазовую эйфорию?

Итак, мы убедились, что нынешнее благосостояние среднего класса во многом мифическое, да и оно имеет очень ненадежную финансово-экономическую основу. В результате, надо признать – число бедных в России существенно выше, чем об этом говорит нам официальная статистика. По мнению спикера Совета Федерации, лидера партии "Справедливая Россия" Сергея Миронова, "реально бедных в России никак не менее трети населения". Значительная часть тех, кого в отчетах записывают, как средний класс, на самом деле уже сейчас принадлежат к бедным или войдут в их число в нынешнем или следующем году. Объясним, почему дела обстоят именно так.

Известно, что Минэкономразвития при определении принадлежности к среднему классу руководствуется двумя показателями – высшим или неоконченным высшим образованием, а также материальным уровнем. Ежемесячный доход на одного члена семьи представителя российского среднего класса, по версии МЭРТ, в 2006 году составлял около 600-700 долларов, а в 2010 должен составить 900-1100 долларов. Обязательны также значимые банковские сбережения и недвижимость (второе жилье), а также возможность регулярного отдыха за границей.

Интересные критерии выходят. Лукавые чиновники записывают в средний класс по факту наличия высшего образования, и в то же время лицо без оного, но владеющее каким-либо бизнесом тоже попадает в средний класс. А еще мне очень интересно, как при ежемесячном доходе в семье менее тысячи долларов на человека, можно иметь второе жилье, значимые сбережения и при этом регулярно ездить отдыхать за границу? Чиновники либо оторвались от жизни, либо совсем запутались в своих социологических построениях. Ладно, оставим разговор про второе жилье, он точно лежит в плоскости ненаучной фантастики, но вот как современному среднему классу, обремененному кредитами, составить значительные сбережения? Ведь "значительные сбережения" – это хотя бы среднегодовой доход семьи. Ну, а если мы вспомним, что сейчас постоянно растет число кредитов на отпуск за границей, то становится понятно, на что хватает денег у среднего класса. И при этом надо помнить, что средний класс в столице и крупнейших городах это совсем не то, что можно назвать средним классом в российской глубинке. По образованию это будут такие же представители социального слоя, но вот доходы не идут ни в какое сравнение.

Да и если вспомнить о пенсионерах, весьма значительном социальном слое России, число которого будет с каждым годом увеличиваться из-за эффекта "старения нации", можно сказать, что в РФ они ни в коей мере не являются средним классом. В развитых странах Запада пенсионеры имеют значительные пенсии, в том числе, благодаря вкладам в пенсионные фонды и инвестиционные управляющие компании. Они действительно принадлежат в большинстве своем к среднему классу. В России же основной массе пенсионеров с их доходами, не превышающими пяти-шести тысяч рублей, не место в среднем классе. Они малоимущие, потому что после выплаты коммунальных платежей у них порой едва хватает денег даже на то, чтобы просто выжить.

Таким образом, мы видим, что сегодня бедность в России имеет совсем не тот облик, к которому мы привыкли за благополучные годы. Бедняк это не бомж, который лишен квартиры и средств к существованию и живет лишь за счет милостыни, которую ему удается насобирать на улице, за счет сбора пустых бутылок или тщательного изучения мусорных баков. Современный бедняк в России – это пенсионер, это представитель бюджетных отраслей, где в среднем по России заработная плата не превышает 10-12 тысяч рублей. Эти социальные группы уже привыкли к своей бедности, они научились жить с ней, хотя такое экономическое положение делает их жизнь крайне дискомфортной. Ведь учителю или врачу, человеку с высшим образованием, исполняющему важнейшие социальные задачи, очень сложно принять тот факт, что он должен существовать на весьма скромные доходы. То же самое относится и к большей части пенсионеров, среди которых избавлены от участи пополнить армию бедных только военные и бывшие государственные чиновники. Остальные же независимо от того, чем они занимались еще 10-15 лет назад, пусть даже находившиеся на весьма значимых должностях, получают очень скромную пенсию от государства.

Правда, те, кто работает сейчас, скорее всего, не получат и этой скромной пенсии. Потому что государственное финансирование пенсионной системы будет все более сокращаться с каждым годом, а деньги, вложенные в пенсионные фонды, исчезнут в финансовых кризисах, один из которых уже затронул пенсионные управляющие компании, очень сильно сократив их доходность и капитал.

Но и это еще не все. В число бедных уже в этом году стремительно вольется немалая часть тех, кто пока еще чувствует себя достаточно уверенно. Ведь по мере нарастания кризиса, даже те, кто не потерял доходы и работу, неизбежно будут экономить. И эта экономия, прежде всего, ударит по тем отраслям, которые бурно развивались в последнее десятилетие. Почти полное прекращение ипотечного кредитования уже приводит к тому, что строительная отрасль испытывает нехватку инвестиций. А это не только сократит объемы жилищного строительства, но и приведет к сокращению числа работников, занятых в этой отрасли. Выброшенные на улицу люди неизбежно попадут в число бедняков. Меньше станет строительства – меньше будут покупать товары для ремонта, а это еще сотни тысяч рабочих мест.

Сокращение доходов и ужесточение кредитных ставок на покупку автомобилей приведет к тому, что число продаж и здесь резко пойдет вниз, что уже происходит в Европе и скоро дойдет до нас. По крайней мере отчеты об объемах продаж с начала осени лишены былого оптимизма, в то время как еще весной нам предсказывали неизбежный рост на годы вперед. Автомобильная промышленность, в свою очередь, это не только отверточная сборка, но и все еще сохраняющее свое значение отечественное производство, а также сотни смежных компаний, занятых производством комплектующих. Они и их сотрудники также вскоре пострадают.

В условиях кризиса придется экономить на отпусках – и вот клиентов потеряют туристические агентства. Меньше будут покупать бытовой техники –пострадают предприятия этого профиля. Число банковских работников у нас не так велико, но они ощутят угрозу в первую очередь. Уже сейчас банки сворачивают кредитные подразделения, а чуть позже дойдет дело и до других составляющих этого бизнеса. Все эти люди до сих пор балансировали на грани бедности, то удерживаясь в самом низу среднего класса, то опускаясь в другие социальные группы. Теперь их судьба незавидна. Но и тем, кто сохранит работу, придется плохо, их затронет падение уровня жизни, связанное с уменьшением реальных доходов, к которому приводит постоянный рост цен.

Поэтому сейчас все внимание правительства должно быть обращено не на спасение бизнеса тех, кто все минувшие годы процветал на эксплуатации ресурсной ренты, или пользуясь легкими деньгами зарубежных кредитов, безответственно инспирировал кредитную манию в России. Те, кто виноват в кризисе, должны отвечать за это, в том числе, и своими капиталами. Основное же внимание надо обратить на рядовых жителей, которым пережить тяжелые времена куда сложнее.


Михаил ДИУНОВ
Источник: "Новая политика"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (41)
  2. Мировой финансовый кризис   (265)