В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Как в библиотеках творят мифы и смыслы

Наша память о прошлом и о самих себе постоянно находится в процессе создания. Она вырастает здесь и сейчас, в нашем настоящем, фиксируется в книгах и для будущего сохраняется в библиотеках. О роли библиотек в жизни общества рассказывает Александр Архангельский, автор и ведущий цикла «Фабрика памяти», новые серии которого телеканал «Культура» покажет с 1 по 4 сентября.

— Как можно проследить политические и социокультурные трансформации, которые происходят в обществе, через состояние библиотек?

— Мы побывали в национальных библиотеках Германии, Албании, Финляндии и Венгрии. В Германии и Финляндии книжные институции уже достаточно давно заняли прочное положение в европейском сообществе, поэтому было интересно сравнить их с библиотеками тех стран, которые еще только начинают выходить на мировую арену. В Албании и Венгрии статус библиотек отражают те изменения, которые происходят с этими государствами.

В Албании сейчас складывается очень интересная ситуация, и она просматривается как раз через изменения в национальной библиотеке. С точки зрения объемов в этой стране очень смешная библиотека. Она самая маленькая в Европе. Ее фонд равен объему средней областной библиотеки в России. Но ее директор считает, что он едва ли не самый главный человек в Албании. Мы с ним дважды договаривались об интервью, а он так и не пришел на встречу. Через документы, которые находятся в его ведении, можно «прочитать» историю государства и ее современную политику. Здесь сохранились напоминания о советском присутствии, и в то же время очевидна сегодняшняя переориентация на проамериканский путь. Самый современный и технически оснащенный отдел — это американский культурный центр. Здесь в основном обитает молодежь. Происходит встраивание в другой контекст. Видимо, Албании жизненно необходимо чувствовать сильное плечо.

В Венгрии мы увидели другую ситуацию. Там библиотека сохраняет все инокультурные влияния — австрийские, еврейские, цыганские, сербские… И в этом проявляется национальное самосознание венгров. В XIX веке эта страна оказалась на перекрестке чужих интересов. Тогда она могла бы оградиться от всего или стать в воинственное положение. Но вместо этого венгры превратили осколки чужой культуры в свое национальное. В силу исторических причин мадьяры научились очень бережно обращаться со всеми древними объектами, которые хранятся в их библиотеке. Но и в таких странах, как Германия и Финляндия, это отражение истории тоже очевидно. Так, Германия — единственная страна, где Национальная библиотека расположена сразу в трех городах: во Франкфурте, Берлине и Лейпциге. После раздела Германии пришлось построить новое здание для национального хранилища книг в западной ее части, хотя немцы долго не хотели этого делать, потому что Лейпцигская библиотека воспринималась всеми как единственная наследница их общего прошлого. Все три отделения после объединения Германии также воссоединились, у них общие фонды, и функционируют они как единый организм.

— Библиотеки становятся зеркалом нации. Почему они настолько важны в истории каждой страны?

— Те библиотеки, которые получили статус национальных, оказывались одним из центров формирования национального самосознания. Этот процесс начал складываться в XIX веке, когда происходило становление самого понятия «нация» и осуществлялся переход от имперского иерархического государства к новым институциям. Интересно, что бывали случаи, когда национальная библиотека появлялась раньше самого государства. Так было, например, в Венгрии. Ее библиотека (вместе с историческим музеем) появилась почти на столетие раньше, чем юридически возникла эта страна, которая являлась в это время частью Австрийской империи. Первоначально обе институции выполняли одну функцию. Благодаря им нация самоопределялась, то есть понимала себя как единый организм и начинала обретать свою историю. Прошлое в виде исторических документов, книг, музейных экспонатов оказывалось подчас важнее настоящего. Но потом постепенно их функции разделились. Библиотека давала возможность пользоваться наследием в настоящем, она поддерживала эту идентичность. Сначала формировалось национальное сознание венгров, а потом их отдельное государство. Например, в Германии Лейпцигская библиотека, одна из красивейших в Европе, появилась через сорок лет после основания страны. Здесь произошла удивительная вещь: ее основали общественные организации — Союз издателей и книготорговцев, так как они считали это залогом своего национального достояния. Очень интересный случай — это Александрийская библиотека, которая является, по сути, утопией. Ее строительство было организовано египетской элитой, которая через этот амбициозный проект хотела показать свое могущество, то, какой она себя осознавала в будущем.

— В каких странах лучше всего живется библиотекам?

— Можно точно выявить закономерность. Статус национальной библиотеки связан с тем, как страна осознает себя. Там, где видны четкие ориентиры и понимание своего места в мире, библиотеки живут хорошо. Они видят свою миссию в развитии общества и культуры. Там, где нет этих ориентиров, эти институции не знают, для чего они существуют, и их финансовое состояние довольно плачевно. Так происходило с российскими организациями до недавнего времени. Наша Ленинка, когда мы снимали программу про нее, не знала своих целей и задач, а библиотекари там получали по 7,5 тысячи рублей в месяц, в Публичке — и вовсе 4,5 тысячи… Это показатель. А вот директор Библиотеки Конгресса США, самой крупной в мире, имеет статус ключевой фигуры в государстве. Потому что она является для Америки своего рода символом демократии. Конгресс, прежде чем принять любой закон, отправляет информационный запрос и только на основе этой справки создает законы.

Но все национальные библиотеки лишь частично финансируются государством. У всех стоит проблема финансирования, и она решается по-разному. В любом случае у библиотекарей есть ощущение, что они выполняют особую миссию в своем обществе, ту, которую не сможет сделать никто другой. В этом смысле показательна Национальная библиотека Финляндии. Она действительно выполняет уникальную функцию. В ее структуре находится Славянская библиотека, в которой собрана самая большая коллекция за пределами России. И финны считают ее главной своей жемчужиной. Они не комплексуют по поводу своего прошлого. Финляндия являлась частью Российской империи, но была рада своему выходу из ее состава. Они принимают этот этап как часть своей истории и проживают его в настоящем.

— Вы видели, наверное, все национальные библиотеки. На ваш взгляд, какие страны самые читающие?

— Германия и Китай. Только там мы видели очереди в библиотеки. И эта ситуация мне понятна. В Германии высоко оценивается труд интеллектуалов, это престижное занятие. А в Китае уже давно поняли, что хорошее образование — это путевка в жизнь. Покупать книги для студентов дорого, поэтому они активно пользуются библиотеками.

— На ваш взгляд, сегодня библиотеки могут конкурировать с другими информационными ресурсами, которые опережают их в скорости и доступности: интернет, электронные библиотеки, электронные книги?

— На мой взгляд, национальная библиотека должна стать хранительницей всей информации, которая производится в настоящем, и для нее по большому счету не так уж важен сиюминутный читатель. В ее пространстве формируется виртуальная возможность встречи будущего с настоящим и прошлым. Она работает не для того, чтобы выдать книги, а для того, чтобы сохранять все, что наработала нация. Это элитарное образование, которое должно быть закрыто для праздных зевак. Как, например, Апостольская библиотека Ватикана, куда невозможно попасть простому смертному. Хранящиеся там уникальные рукописи могут быть повреждены частым использованием. Поэтому национальная библиотека не соперничает с другими ресурсами, а выполняет возложенные на нее государством функции. Другое дело — областные или районные библиотеки. Действительно, они являются культурными центрами, и для них очень важно сохранять свою аудиторию.

— Когда нужно быстро получить свежую информацию, то вряд ли здесь помогут библиотеки.

— Развитие новых технологий ускоряет темп жизни, и появляются более быстрые источники информации, например, интернет. Но библиотеки не стремятся догнать их. Сегодня многие библиотеки частично используют электронный формат, переходят на цифровые носители. Но я против того, чтобы полностью переводить национальные хранилища в виртуальное пространство. Это очень ненадежно: рухнет сервер, испортятся файлы, в конце концов может завестись грибок, который полностью разрушает диски. А бумагу в любом случае можно восстановить.


Беседовала Екатерина Ключникова
Источник: "Новая Газета"


 Тематики 
  1. Культура   (268)
  2. Образование   (63)