В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Режиссер Франко Дзефирелли: "После моего фильма молодежь идет в монастырь"

Всемирно известный режиссер Франко Дзеффирелли на этой неделе в рамках фестиваля "Черешневый лес" представил российской публике свою только что написанную книгу и показал фильм "Брат Солнце, сестра Луна", снятый им 20 лет назад. Даже по меркам современной Москвы, кишащей культурными событиями, визит маэстро – событие экстраординарное. "Новым Известиям" удалось побеседовать с Франко Дзеффирелли в первый же день его пребывания в российской столице.

- Вы считаете себя большим художником?

– Человек, который думает о себе "я большой художник", – кретин. Так что – нет, я так не думаю про себя. Мы все лишь пользуемся инструментами, которые дает нам провидение, а Бог решает, велик наш вклад в развитие человеческого духа или нет.

- Когда вы ставите спектакль или снимаете кино – вы учитываете зрителей и их интересы?

– Не зрителей, а зрителя. Я себе представляю одного зрителя. Когда снимаю крупный план, спрашиваю себя, что почувствует тот самый один человек, которого я себе представляю? Дело в том, что как только твоим собеседником становится не один человек, а масса – теряется точность послания.

Ты тогда должен давать некое общее, глобальное послание – массе, а не одному человеку. Можно и так. Многие в кино так и делают. Не я.

- Вы любите пересматривать свои фильмы?

– Иногда. Иногда с грустью, иногда с тоской по прошлому, иногда со злостью, что можно было сделать лучше. Единственная причина, по которой мне интересно их пересматривать, – это не столько посмотреть, что произошло со мной за эти годы, а то, как я передал дух времени. Что увидели в "Ромео и Джульетте" мои тогдашние современники? Вот что мне интересно. В этот приезд я показываю в Москве свой фильм о святом Франциске "Брат Солнце, сестра Луна". Это очень трудный фильм, у которого были драматические последствия. Сотни молодых людей, посмотрев этот фильм, вступили на путь религиозной жизни и затворничества. У меня есть документы, подтверждающие это, – их письма. Еще позавчера я получил письмо от одной монашки-затворницы, в котором она говорит о том, что пошла в затворницы благодаря моей картине. Это значит, что мой фильм еще не потерял силы своего послания, несмотря на то, что был снят 20 лет назад.

- Какие из событий, которые происходят в мире, вас волнуют?

– Сейчас происходит очень мало утешительного для меня, и вот это меня очень волнует и беспокоит. Начался передел мира. Не знаю, в лучшую или в худшую сторону. Во-первых, бедные люди, которые получили сейчас доступ к благам цивилизации. Это замечательно, но кто будет контролировать этих людей? Они сейчас получили опасные и мощные источники силы. Китай, например. Во-вторых, сейчас молодые люди могут общаться с другими молодыми людьми по всему миру. Но чему они научатся сообща? Есть-пить-трепаться по телефону? А смогут ли они еще плакать из-за любви? Не знаю.

- Что надо делать, чтобы смогли?

– Надо говорить с ними на их языке. Нужно очень хорошо изучить их язык, хотя они сами его порядком запутали – сотовыми телефонами, плеерами. Нужно приложить очень много усилий, чтобы заставить их подумать о главном. Это очень трудное путешествие – к молодым. Я знаю, что внутри этой бесформенной и глупой толпы под названием "молодежь" есть 4-5 процентов сильных, умных созданий, которые хотят познать правду, которые готовы пожертвовать собой ради музыки, искусства, ради чего-то высшего. Надо уметь вычленять этих людей. По сути, во все эпохи было так. Большинство были безликими. И только два-три – отличались. Возрождение во Флоренции. Конец XV – начало XVI веков. Это были дикие, опасные времена. Флоренция была городом, в котором было полно преступности и насилия. На улицу было опасно выходить после заката солнца – только с охраной. И посреди этого ужаса появились тридцать флорентийцев, которые изменили мир. Я всегда помню и часто рассказываю эту историю. Потому что благодаря ей я знаю, что количество людей не имеет значения. Чтобы перевернуть мир, чтобы что-то изменить, не нужны тысячи.

- Когда вы смотрите фильмы или спектакли молодых режиссеров, вы можете что-то рассказать о них? Искусство в принципе автобиографично?

– А что нового, кроме самовыражения, может написать художник?

- В России принято считать, что художник должен очень тяжело жить и страдать, чтобы создать нечто великое. По вашим фильмам кажется, что вы живете ярко, насыщенно и не стремитесь особенно страдать. Это так?

– Да. Это вообще старомодно, старая мода – про страдание и художников. И эту моду вы изобрели и французы. Но больше вы. Достоевский. Но Толстой уже не такой. Он может рассказать совершенно ужасную трагедию, но все равно в финале дать ощущение света. Как в «Анне Карениной». Это история совершенно потрясающей женщины, которая была оскорблена тем, что ее несправедливо бросил любимый, и предпочла умереть. Она была героиня, а не ненормальная. А персонажи Достоевского – они все очень тоскливые. У них крылья опущены. Они не летят. Вообще Достоевский – даже в "Братьях Карамазовых", самой его великой книге – оставляет у читателя такой привкус, такое послевкусие, которое не стимулирует к принятию жизни с радостью. А Каренина ведет себя так, что ты говоришь: "Я бы так же поступил!". А какая у нее была альтернатива? Вернуться в общество, в котором все считали ее шлюхой, и где она не могла видеть сына? А так она осталась в нашей памяти как героиня.

Полную версию интервью читайте в июньском номере журнала "Театральные Новые Известия – Театрал".

СПРАВКА

Кинорежиссер Франко Дзеффирелли родился 12 февраля 1923 года во Флоренции. Начал свою карьеру в качестве актера. Был ассистентом режиссера Лукино Висконти. С 50-х годов занялся режиссурой, поставил большое количество опер и пьес в театрах Лондона, Милана, Нью-Йорка и других городов, приобрел репутацию режиссера, основной чертой стиля которого является постановочная роскошь. Его режиссерским дебютом в кино стал фильм "Кемпинг" (1957). Знаменитым Дзеффирелли сделала экранизация "Укрощения строптивой" (1967) с Элизабет Тейлор и Ричардом Бартоном в главных ролях. На счету "великого Франко" (как режиссера без всякой иронии зовут в киномире) такие фильмы, как "Ромео и Джульетта" (1968), "Иисус из Назарета" (1977), "Травиата" (1982), "Отелло" (1986), "Турандот" (1988), "Гамлет" (1990), "Джейн Эйр" (1996), "Чай с Муссолини" (1998), "Каллас навсегда" (2002).


Катерина АНТОНОВА
Источник: "Новые Известия", 23 мая 2008


 Тематики 
  1. Культура   (268)