В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Молодые и злые

В России появились юные преступники, которые с помощью киллеров и на родительские деньги готовы расправиться с неугодными им людьми. В "неугодные" все чаще стали попадать сами родители юных заказчиков убийств.

Об этой страшной реальности наших дней мы беседуем с психологом, директором Центра психологической поддержки и современного психоанализа Татьяной Мизиновой.

Российская газета : Отцеубийцы были во все времена, включая социалистические. Однако тогда трагедии, как правило, происходили вследствие жестокого обращения родителей с детьми, побоев, сексуальных домогательств и т.п. Чаще всего такое случалось все же в неблагополучных семьях. И в абсолютном большинстве случаев подростки совершали непоправимое в состоянии аффекта. В сегодняшних примерах у всех юных убийц полные, нормальные – в общепринятом смысле – и обеспеченные семьи. А сами преступления выглядят куда страшнее – своей обдуманностью, спланированностью, "покупкой убийцы".

Татьяна Мизинова : Нынешние 14-20-летние, посягающие на жизнь родителей, это поколение тех, кто родился в конце 1980-х – начале 1990-х. То есть формирование их личности пришлось на время, когда акценты в общественной морали, в том числе в понимании человеческой состоятельности, жизненной успешности, смещались. И отнюдь не в сторону Десяти заповедей. При этом очень важные для становления подростка институты семьи и школы оказались в системном кризисе. А вперед выдвинулся такой мощно влияющий на детское восприятие жизненных норм фактор, как кино и телевидение. На наши экраны хлынул поток западных вестернов, боевиков, триллеров, из них это поколение "набиралось ума": как надо и как не надо жить, что такое хорошо и что такое плохо. Жестокость становится для детей допустимой формой отношений.

В своем недавнем интервью "РГ – Неделе" замечательная поющая актриса Елена Камбурова заметила: "Человек состоит из своих впечатлений. Что ложится на душу, то потом и личность определяет..."

А ведь к жестоким импортным "впечатлениям" скоро добавилась и отечественная "чернуха". Причем, что самое страшное, ее жизненную достоверность в эпоху передела собственности подтверждали и СМИ, чуть не ежедневно рассказывающие об устранении несговорчивых партнеров, конкурентов.

И все это, заметьте, – на фоне разворачивающихся возможностей общества потребления. Столько вокруг замечательных вещей, товаров, картинок гламура, красивой жизни, обманчиво доступных – кажется, только руку протяни! Современным подросткам хочется на Канары, в крайнем случае – в какой-нибудь турецкий Мармарис. Сейчас время искушений. И жизненных, "не киношных" примеров – мы ведь говорим о социально устроенной среде, об обеспеченных семьях – даже рядом по соседству достаточно. Пете на 16 лет родители купили квартиру, Машу в школу ее личный водитель привозит на "Мерседесе"... Хочу все и сразу и получу это.

И все же в таких случаях многие педагоги, психологи склонны винить не столько время, сколько родителей.

Ну, о кризисе семьи я уже сказала. Но ведь во многом он тоже был обусловлен временем. В переломные 1990-е родителям было не до воспитания своих детей, они пытались заработать деньги. На семейные прогулки в зоопарк, на домашние вечера перед телевизором, на разговоры с сыном или дочерью не было ни времени, ни сил, а у многих – и потребности. Терялось чувство нужности друг другу, пропадала родственность как данность любой нормальной семьи. В итоге родители стали богатыми, а их дети выросли с бесчеловечными установками. Вот вы сказали, что во всех примерах с "заказом" родителей речь идет об обеспеченных, благополучных семьях. Я же уверена, что в каждом случае их благополучность определялась по формальным признакам. На самом же деле, думаю, проблемность каждой из этих семей просто была надежно укрыта от посторонних за домашними стенами.

Можно ли говорить о каком-то определенном психотипе таких подростков?

Ну, безусловно, если мы говорим о детях, которые заказывают родных мать и отца, это значит, мы говорим об асоциальном типаже личности. Для него свойственны определенные черты. Это присутствие в характере жестокости, неспособность к чувствованию, эгоистичность, эмоциональная притупленность, глухота, неспособность к привязанности. Мстительность, наконец.

Вообще ребята из обеспеченных семей среди рожденных в 1990-е годы занимают особую нишу. Эти подростки, зачастую избалованные, не принимают простую установку, что в жизни есть ограничения. Они растут потребителями, не научены нести ответственности за свои проступки. Малейшее же ограничение или отказ воспринимают как унижение, личное оскорбление.

И еще: от прежних подростковых поколений нынешних подростков отличает большой прагматизм, порой принимающий чудовищные формы. Мне рассказывали историю 16-летней девочки, которая заказала убийство своей мамы. Мотив: женщина собралась замуж, и девочка опасалась, что будущий отчим станет основным наследником их квартиры.

Во всех случаях судебно-медицинская экспертиза выносила вердикт о полной вменяемости юных "заказчиков" убийств. И ни в одном речь не шла об алкогольной или наркотической зависимости.

С медицинской точки зрения, и с позиций уголовного права это вполне нормальные люди. Другое дело, что это люди, мораль которых, скажем так, сильно больна.


Источник: "РГ"


 Тематики 
  1. Проявления насилия, серийные убийства   (38)