В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Ислам в Германии: две стороны медали

Известно, что на территории Федеративной Республики Германия в настоящее время проживает одно из самых многочисленных мусульманских сообществ среди всех государств Европы. История его формирования, начавшаяся, по большому счёту, в середине ХХ столетия, во многих чертах схожа с подобными процессами в других крупных странах Старого Света, этнический же состав серьёзно отличается. Так или иначе, но мусульманские общины Германии неуклонно растут. Так, недавно правительство страны выяснило, что мусульманами себя считают гораздо больше людей, чем было принято полагать ранее. Вплоть до получения результатов опроса, организованного министерством внутренних дел в преддверии проведения очередного пленума Германской исламской конференции, состоявшегося 25 июня с.г. в Берлине, в качестве достоверных принимались цифры в 3,5 млн адептов ислама в Германии. Опрос, в котором участвовали лица старше 16 лет, показал, что число мусульман значительно больше и равняется 4,3 млн или порядка 5,2% от 82-х миллионного населения страны.

При этом, германское гражданство, согласно новым данным, имеют меньше половины исповедующих эту религию людей – лишь 45%. Напомним, большинство мусульман (около 65% или 2,5 млн человек), проживающих в Германии, имеют турецкое происхождение. В большинстве случаев это либо рабочие, приехавшие в эту страну в соответствии с соглашениями о трудовой миграции, заключёнными правительствами ФРГ и Турции ещё в 1960-х годах, либо их потомки. Многие из них и сегодня поддерживают весьма тесные связи с исторической родиной, а иногда и вовсе живут «на два дома».

С отдельными оговорками Германию можно отнести к государствам Европы, где интеграция не являющихся коренными этносов, исповедующих ислам в принимающее общество происходит наиболее успешно и наименее болезненно. По разным оценкам в стране насчитывается более 100 мечетей и более 2200 молельных домов мусалли. В сентябре 2006 года была учреждена Германская исламская конференция, призванная способствовать укреплению конструктивного долгосрочного диалога между немецким правительством и исламским сообществом страны. В работе конференции на постоянной основе участвуют 15 представителей государства, 5 представителей значимых мусульманских объединений (а именно: Объединение алавитов Германии, Исламский совет Федеративной Республики Германия, Турецко-исламский религиозный союз, Объединение исламских культурных центров, Центральный совет мусульман Германии) и 10 представителей мусульманской общественности, не состоящих в каких-либо организациях. В рамках конференции правительство ФРГ осуществляет интеграционные курсы и проекты, первичное консультирование мигрантов. Пленарное заседание конференции проходит раз в полгода под председательством министра внутренних дел Вольфганга Шойбле (в адрес которого на одном из немецкоязычных форумов для исламистов была, тем не менее, высказана угроза физического уничтожения). Характерно, что формулировки тем Германской исламской конференции носят нарочито общий характер и фактически применимы к любой религии, за исключением последнего пункта:

• общественный порядок в Германии и ценностный консенсус;

• отражение религиозной проблематики в германском конституционном праве;

• экономика и средства массовой информации как посредники;

• вопросы безопасности и исламизма.

Как бы то ни было, а немецкие мусульмане являются активной частью германского общества. В частности, многие последователи вероучения пророка Мухаммеда служат сегодня в федеральных вооружённых силах. А с тех пор, как в 2001 году в немецкую армию стали принимать женщин, в Бундесвере появились и солдаты-мусульманки. И хотя среди 13 тыс. представительниц прекрасного пола мусульманок насчитываются единицы, они подчас играют очень важную роль в деятельности немецкой военной машины в таких местах дислоцирования подразделений, как, например, Афганистан. Об одной из проходящих службу мусульманок, старшем сержанте Нариме Х. подготовила специальный материал немецкая медиа-компания Deutsche Welle.

Нарима знает пять языков, носит военную форму, участвует в опасных операциях за рубежом и верит в Аллаха. Подразделения Бундесвера в настоящее время участвуют в деятельности антитеррористической коалиции в Афганистане, и такие солдаты, как исповедующая ислам 29-летняя Нарима как нельзя лучше подходят для налаживания социальных и культурных контактов с местным населением, от наличия которых нередко зависит безопасность всего контингента и успех военных операций.

В настоящее время Нарима готовится к очередной миссии в Афганистане: «Сейчас я учу язык дари. Моё подразделение базируется в Кундузе, где очень распространён этот язык, один из двух официальных в Афганистане». Немецкое военное командование весьма активно использует навыки Наримы, о чём свидетельствует тот факт, что эта поездка станет уже четвёртым иностранным назначением мусульманки. «Мы можем многому научиться от мигрантов из тех стран, где наши войска находятся на задании, можем опереться на их опыт межкультурных взаимоотношений, – говорит представитель объединённых федеральных вооружённых сил подполковник Ульрих Кирш.

Несмотря на то, что у Наримы нет афганских корней, а выросла и родилась она в Германии (родители являются выходцами из Марокко), у неё есть, пожалуй, самое главное, что необходимо для межкультурного диалога в такой стране, как Афганистан – свою веру в Аллаха она разделяет с абсолютным большинством жителей горной системы Гиндукуш. И это обстоятельство уже сыграло важную роль в налаживании контактов с местным населением: «Я была в Кундузе в прошлом году и мне было очень легко общаться с местными жителями, особенно с женщинами. Как только они узнали, что я мусульманка, то сразу окрыли передо мной все двери».

В настоящее время в Бундесвере проходят службу более тысячи адептов ислама и демографическая ситуация в Германии способствует тому, что их число будет неуклонно расти, и всё больше мужчин и женщин будут подписывать контракты. В связи с этим в обществе появились опасения, что рост солдат-мусульман может привести к изменениям в военном дресс-коде. Однако, Нарима не видит в этом проблемы: «Если по тактическим, этическим или военным соображениям мне надо будет надеть хиджаб, то я надену его, и ни один из моих начальников не скажет мне, что это неправильно».

Бундесвер старается учитывать религиозные потребности солдат. Так, армейские столовые предлагают пищу без свинины, а во многих казармах оборудованы специальные молельные комнаты. Вооружённые силы ФРГ даже стараются воздерживаться от мобилизации и призыва в течение месяца Рамадан, когда мусульманам не дозволено вкушать пищу до захода солнца. Однако, даже в строгих религиозных правилах есть исключения и послабления, позволившие Нариме пройти тренировочный курс перед получением звания старшего сержанта, пришедшийся аккурат на время поста.

На фоне падения рождаемости представитель земли Северный Рейн-Вестфалия подполковник Юрген Амман с удовлетворением отмечает рост заявок от немецких граждан иностранного происхождения: «Двери Бундесвера открыты, и если молодые мужчины и женщины, исповедующие ислам, стремятся попасть в наши ряды, то им дадут совет, необходимую информацию и проведут с ними соответствующие тесты».

В последние годы в Германии в отношениях между иммигрантами-мусульманами и принимающим обществом произошло ещё немало важных событий. Например, президент ФРГ Хёрст Келер обращался к живущим в стране последователям пророка Мухаммеда с призывом принять Германию как свою родину: «Я хотел бы, чтобы как можно больше живущих здесь мужчин и женщин мусульманской веры сказали бы о себе: "Здесь моя родина, этой стране храню верность, я хочу жить по ее законам, я – немецкий мусульманин». Судя по динамике роста числа солдат-мусульман в рядах Бундесвера, многие из адептов ислама призыв Келера услышали.

Для совместного отстаивания интересов в таких областях, как образование и гражданские права многие мусульманские общины и организации, в том числе Центральный совет мусульман Германии, Турецко-исламский союз, Исламский совет Германии и Союз исламских культурных центров создали в 2007 году Координационный совет мусульман Германии. Этот шаг вызвал положительные комментарии со стороны федерального правительства и властей крупнейшей по численности населения части страны – земли Северный Рейн-Вестфалия.

Косвенным свидетельством успешного диалога этно-религиозных меньшинств с властями ФРГ могут служить и результаты прошедших в начале июня с.г. выборов в Европейский парламент, куда от Германии не прошла ни одна из националистических или ультраправых партий, в отличие от, например, Великобритании, Нидерландов и Болгарии, где мусульмане также составляют значительную часть населения.

После подобной информации может сложиться впечатление, что взаимоотношения немецкого общества и исламского религиозного меньшинства близки к идиллии. Однако это далеко не так и пытаться создать подобное ощущения было бы некорректно. Протесты в отношении постоянного роста мусульманского сообщества в ФРГ не носят столь бурного характера, как в некоторых других европейских странах, но число их продолжает увеличиваться. Так, опрос, по иронии судьбы проведённый Университетом Бундесвера в Гамбурге в сотрудничестве с Техническим университетом Дрездена, показал, что каждый третий взрослый житель Германии выступает за введение в стране всеобщего запрета на строительство мечетей. Против строительства чаще всего высказывались люди в возрасте около 60 лет, а всего подобную точку зрения разделили 39% респондентов по всей стране. Число мечетей в Германии действительно растёт, что неудивительно. Количество же христианских храмов сокращается с каждым годом, что также уже стало тенденцией. Многие здания церквей христианские конфессии продают мусульманским общинам, поскольку испытывают острую нехватку верующих и, соответственно, денег.

Строительство новых мечетей порождает протестные настроения среди представителей коренного неисламского общества. Особенно активны на протестном поприще различные ультраправые движения и организации. В мае с.г. около 300 активистов правых движений "Pro Koeln" и "Pro NRW" провели акцию протеста в отношении строительства в Кёльне большой новой мечети. Эти радикальные группы уже организовывали массовые митинги протеста в отношении увеличения количества мечетей и темпов роста мусульманской иммиграции в страну в сентябре 2008 года. Тогда мероприятия получились гораздо более массовыми, поскольку к ним присоединились члены националистических партий со всей Европы, что спровоцировало многочисленные столкновения с представителями этнических меньшинств и левых движений. Последние решили «дать бой» правым и на этот раз. Причём, контр-демонстрация получилась куда более внушительной. Выразить свой протест в отношении расизма, дискриминации и антиисламской деятельности националистов решили около 1600 представителей левых организаций и движений, церковных групп, профсоюзов и партии «Союз 90-Зеленые», лидером которой не так давно был избран немец турецкого происхождения Джем Оздемир. Он же в 1994 году стал первым депутатом бундестага, принадлежащим ко второму поколению мигрантов. Впрочем, политический успех Оздемира в Германии вряд ли будет способствовать укреплению позиций ислама в стране и увеличению представительства мусульман во властных структурах. Оздемир, судившийся из-за громкого пения муэдзина с курдской мечетью, расположившейся в доме лидера «зелёных»(курды, кроме прочего, пытались взломать дверь в его квартиру), ислам, судя по всему, уважает не больше, чем воззрения правых националистов. Оздемир не только последовательно отстаивает права иммигрантов на адекватную интеграцию в немецкое общество, но и права сексуальных меньшинств, что с исламскими догматами сочетается, мягко говоря, не очень.

Как бы то ни было, а исламское сообщество ФРГ в состоянии бороться за свои интересы самостоятельно. Одним из них в настоящее время являются раздельные занятия по плаванию для мальчиков и девочек в начальной и средней школе. Однако суд города Мюнстера отказался удовлетворить просьбу родителей девятилетней девочки освободить её от совместных уроков. Ввести раздельные занятия в государственных школах отказались также и немецкие союзы учителей, а также органы управления образованием, которые настаивают на том, что совместное обучение полов является одной из целей образования. В качестве компромисса власти предложили родителям одевать их дочь в полностью закрытый купальный костюм. Стоит отметить, что эта проблема разделила исламское сообщество страны на консерваторов и либералов, полагающих, что в Германии традиция должна претерпеть определённые изменения.

На этом фоне специальный представитель ООН по современным формам расизма (United Nations Special Rapporteur on Contemporary Forms of Racism) Гиту Мугаи (Githu Muigai) после 10-дневного визита в ФРГ в июне с.г. заявил, что этнические меньшинства всё ещё недостаточно представлены в общественной и политической сферах, а в немецком обществе нередки проявления расизма и дискриминации. Мугаи считает, что германские власти должны приложить больше усилий, чтобы в политической системе страны, в полиции и судах стало больше представителей этнических меньшинств: «Полагаю, что такая выдающаяся страна, как Германия должна обратить своё внимание на проблему каждодневного расизма и дискриминации в школах, общественных местах, в области занятости и так далее». Полный доклад Мугаи по итогам этого визита в ФРГ будет представлен в Совете по правам человека ООН в 2010 году. Отдельное внимание в этом документе, в частности, будет уделено ситуации с положением мусульман в Германии после ужесточения мер безопасности в связи с терактами 11 сентября 2001 года.

Положением дел в этой области Мугаи также может остаться недоволен, поскольку повод обвинить немецкие власти в дискриминации найдётся и тут. В настоящее время в Германии идут судебные слушания по, вероятно, самому масштабному террористическому заговору в истории страны, раскрытому около двух лет назад. Тогда, 4 сентября 2007 года, полиция арестовала троих исламистов, планировавших через семь дней, 11 сентября (по аналогии с атаками на Нью-Йорк шестью годами ранее) совершить нападения на военные и гражданские объекты США на территории ФРГ. Стоит отметить, что двое из трёх задержанных, 29-летний Фриц Г. и 23-летний Даниэль С. оказались этническими немцами, принявшими ислам, а 30-летний Адем Й. (предположительно руководитель всей группы) и вовсе является гражданином Турции. Четвёртого участника «Зауэрландской ячейки» (Sauerland cell), как прозвали в немецкой прессе эту группу по аналогии с названием района Зауэрланд в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, где действовали исламисты, 24-летнего Атиллу С., гражданина ФРГ турецкого происхождения и вовсе задержали на территории исторической родины, что лишний раз может свидетельствовать о том, насколько прочны остаются связи иммигрантов со странами выхода.

При обыске у исламистов нашли 26 детонаторов и 12 барабанов с гидрогеном пероксида, вещества, использовавшегося, в частности, террористами-смертниками во взрывах в лондонском метро и автобусе 7 июля 2005 года. Обвинители заявляют, что заговорщики действовали от имени организации «Исламский джихад», основанной в Узбекистане и, как утверждается, имеющей тесные связи с «Аль Каидой». Обвинение также сообщает, что арестованные мусульмане получали указания из Пакистана посредством электронных писем, в которых их призывали «завершить начатое». Однако подсудимые продолжают отрицать своё участие в деятельности «Исламского джихада» и какие бы то ни было связи с Пакистаном. По своему потенциалу нападения немецких исламистов могли стать столь же разрушительными, как и атаки на США в сентябре 2001 года.

В июне с.г. один из арестованных исламистов Адем Й. обращаясь к суду Дюссельдорфа, в котором проходят слушания, заявил, что готов дать признательные показания: «Мне всё равно, дадут ли мне 20 или 30 лет. Я просто хочу, чтобы всё это поскорее закончилось. Суд навевает скуку». Остальные члены «Зауэрландской ячейки» после разрешённой встречи с Адемом также согласились признать себя виновными и дать соответствующие показания. Судья в ответ заявил, что заинтересован только в полном признании вины и максимально подробных показаниях. Буквально через неделю после того, как заговорщики начали сотрудничать со следствием, стало ясно, что признания будут куда более подробными, чем предполагалось ранее. Один из адвокатов на процессе Отмар Брейдлинг уже заявил, что показания исламистов могут занять более 1 тыс. страниц. Если обвиняемых признают виновными в связях с террористической организацией и заговоре с целью осуществления трёх атак на граждан США, то им грозит до 15 лет тюрьмы.

Однако не только коренные европейцы и поданные Соединённых Штатов могут подвергнуться возможным атакам со стороны радикальных исламистов, но также и немецким мусульманам угрожает опасность со стороны агрессивно настроенных исламофобов. Так, совсем недавно Германию и мусульманский мир потрясло жестокое убийство иммигрантом из России гражданки Египта Марвы Шербини. Самым шокирующим обстоятельством этого преступления, совершенного 1 июля с.г. стало то, что произошло оно в зале суда Дрездена, куда Шербини пришла со своим сыном и мужем (получившем в ФРГ стипендию на научные исследования), чтобы участвовать в слушаниях по собственному иску к своему будущему убийце. В суд на своего соседа, фигурирующего в прессе под именем Аксель В., Шербини подала за то, что тот неоднократно называл её «террористкой», угрожал и пытался силой снять с неё хиджаб. Угрозы свои он смог исполнить не где-нибудь, а в здании федерального суда, нанеся мусульманке 18 ножевых ранений на глазах у её 3-х летнего сына. Страшной абсурдности случившемуся добавило ещё и то, что полицейские ранили мужа Шербини, пытавшегося защитить супругу, которая была на третьем месяце беременности. В этой ситуации весьма странной выглядит реакция официальных властей Германии на это преступление. Так, пресс-секретарь канцлера Ангелы Меркель Ульрих Вильгельм в ответ на просьбу прокомментировать произошедшее ответил, что Германия не располагает к порождению расистских взглядов и в стране нет места ксенофобии и исламофобии. Лишь спустя время и, вероятно, под влиянием более чем бурной реакции мусульманского мира, официальные власти ФРГ изменили свою позицию и Ангела Меркель заявила, что обсудит случившееся президентом Египта Хосни Мубараком.

В мусульманском же мире это жестокое преступление спровоцировало настоящую информационную бурю. В Египте оно стало причиной массовых митингов, а саму Шербини на родине сразу же прозвали «мученицей за хиджаб» («a martyr of hijab»). Вновь избранный президент Ирана Махмуд Ахмадинежад использовал случившееся для очередного словесного выпада в адрес лидеров Запада и их международной политики.

Что же касается первоначальной реакции официальных лиц ФРГ, пытавшихся, судя по всему, представить это преступление в качестве частного и малозначительного происшествия, то она весьма показательна. Подобные действия властей создают впечатление, что главное для германской власти – сделать вид, что ничего не происходит, что меньшинства успешно интегрируются, коренное население пребывает в благодушном настроении относительно роста исламского сообщества и числа мечетей, все исламисты на немецкой земле обезврежены, лужайки аккуратно подстрижены, а диалог между государством и мусульманскими общинами проходит в самом продуктивном ключе.

Многие вышеописанные события и тенденции свидетельствуют, что это далеко не так. И хотя немецкие власти очень стараются, чтобы ситуация в данной области выглядела лучше, чем в других государствах Европы с крупными мусульманскими общинами, истинное положение вещей весьма далеко от идеального. Есть подозрение, что в немецком «тихом омуте» могут водиться самые страшные «черти».


Ф.О. Плещунов
Источник: "Институт Ближнего Востока "


 Тематики 
  1. Ислам   (201)
  2. Религия и государство   (548)