В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Исламское сообщество России в 2007–2008 гг.

Портал «Богослов.Ru» начинает публикацию цикла статей Романа Силантьева об истории исламского сообщества России в 2007–2008 годах. В предыдущие годы история была подробно описана в его книге «Новейшая история ислама в России» (М., 2007).

Часть первая: Развитие государственной программы поддержки ислама

Одним из главных событий конца 2006 года для исламского сообщества России стало создание Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, учрежденного 12 декабря 2006 года и зарегистрированного 31 января 2007 года. Как говорится в учредительных документах Фонда, он был создан «с целью поддержки традиционных мусульманских религиозных организаций России и осуществляемых ими проектов, направленных на развитие исламской культуры, науки и образования; пропаганду толерантности, веротерпимости, недопущения исламофобии и разделения российского общества на национальной и религиозной почве; духовно-нравственное воспитание детей и молодежи; просветительскую деятельность по противодействию распространению экстремизма и терроризма; укрепление роли семьи в обществе и государстве крупнейшими религиозными организациями» при участии Управления Президента Российской Федерации по внутренней политике[1].

Учредителями Фонда выступили Совет муфтиев России, Международная исламская миссия, Центральное духовное управление мусульман России и стран СНГ, Координационный центр мусульман Северного Кавказа и Всероссийская общественная организация «Аль-Хак». Правление Фонда возглавил ректор Московского исламского университета Марат Муртазин, хотя фактически большая часть полномочий оказалась сосредоточена у главного советника Администрации Президента Алексей Гришина, ставшего членом правления. Помимо правления, контроль над Фондом был также возложен на его Попечительский комитет, который возглавили президент Торгово-Промышленной Палаты России Е.М. Примаков и заместитель начальника Управления Президента Российской Федерации по внутренней политике М.В. Островский[2]. Исполнительным директором Фонда стал ученый-экономист Николай Тупицын, известный специалист по таможенному законодательству.

Предполагалось, что одной из главных задач Фонда станет упорядочение зарубежной помощи, продолжавшей бесконтрольно поступать российским мусульманам. Арабским и турецким благотворителям было предложено перечислять все средства на счет Фонда, после чего совместно с его руководством распределять их действительно нуждающимся мусульманским структурами. Кроме борьбы с достигшим неправдоподобных размеров воровством, данная мера была призвана перекрыть каналы финансирования откровенно экстремистских или антироссийских сил.

Эта инициатива вызвала резко отрицательную реакцию ряда муфтиев и их сподвижников, в первую очередь лидера Совета муфтиев Равиля Гайнутдина и президента Исламского культурного центра России Абдул-Вахеда Ниязова. Так, в июле 2008 года во время организованной Фондом конференции «Ислам победит терроризм» они пытались блокировать соответствующие инициативы его руководства, убеждая саудовских делегатов не изменять механизм перечисления средств. В итоге разразился скандал и отношения между Администрацией Президента России и Советом муфтиев резко ухудшились.

К 2008 году ежемесячный объем грантов, выделяемых Фондом десяткам мусульманских организаций, достиг 24 млн рублей[3]. Эти средства расходовались на строительство и восстановление мечетей, поддержку исламских вузов и СМИ, проведение конференций и стипендии студентам, а также на множество других целей. При этом немалую часть финансовых потоков из-за рубежа действительно удалось направить в эту структуру.

С 2007 года Фонд принял активное участие в реализации программы Министерства образования и науки РФ по обеспечению подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2007-2010 гг. План мероприятий в рамках программы был утвержден распоряжением Правительства РФ от 14 июня 2007 года. Согласно ему в России предполагалось создать пять исламских университетских центров на базе Московского исламского университета, Российского исламского университета в Казани, Российского исламского университета в Уфе, Северо-Кавказского университетского центра образования и науки в Махачкале (бывший Институт теологии и религиоведения им. Мама-Дибира аль-Рочи) и Северо-Кавказского исламского университета имени Абу Ханифы в Нальчике (бывший Кабардино-Балкарский исламский институт). Впоследствии число таких центров было доведено до семи благодаря включению в список Нижегородского исламского института им. Х. Фаизханова и Российского исламского университета им. Кунта-хаджи Кишиева в Грозном. При этом число студентов в данных вузах колебалось от нуля, в Нижегородском исламском институте, до нескольких сотен человек, в Северо-Кавказском университетском центре образования и науки в Махачкале[4].

Курировать исламские вузы в рамках программы Министерства образования было поручено ряду государственных университетов и институтов: Московскому государственному лингвистическому университету, Нижегородскому государственному университету, Кубанскому государственному университету, Северо-Кавказскому государственному техническому университету (Ставрополь), Смольному институту свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета и Татарскому государственному гуманитарно-педагогическому университету. В круг их обязанностей входила подготовка учебных пособий, повышение квалификации исламских преподавателей, проведение конференций и семинаров. Своего рода ноу-хау этого проекта стали видеолекции, одновременно транслировавшиеся во всех вузах, участвовавших в «исламской» программе Министерства образования[5].

Кроме того, в государственных вузах было введено квотирование мест для студентов, рекомендованных к обучению ведущими мусульманскими центрами. Первая группа студентов, набранная по подобной квоте в Институт стран Азии и Африки МГУ, в 2008 году успешно закончила свое обучение, причем большинство ее членов предпочли продолжить работу по полученной специальности. Впрочем, особых надежд на то, что все отучившиеся в государственных вузах мусульманские студенты будут трудиться на дело возрождения ислама в России, никто не питал. Высокооплачиваемых и перспективных должностей в мусульманских структурах оказалось не очень много, а работать имамами в сельской местности и получать заплату в 3-4 тысячи рублей оказались готовы далеко не все.

По состоянию на конец 2008 года можно сказать, что «исламская» программа Министерства образования, запущенная в первую очередь для борьбы с экстремизмом в мусульманской среде и с целью воспитания пророссийски настроенного поколения исламских лидеров, оказалась вполне жизнеспособной и эффективной. Всего за год в ее рамках было подготовлено более 200 учебных и методических пособий по самому широкому спектру дисциплин: от арабского языка до исламской культуры (только за 2007 год один Московский государственный лингвистический университет подготовил для исламских учебных заведений больше учебных пособий, чем было написано за последние 20 лет).

Главным препятствием для реализации программы Министерства образования стала позиция ряда мусульманских деятелей, которые требовали выделять средства на ее проведение не государственным вузам, а непосредственно им, угрожая в противном случае актами саботажа. Помимо этого, не все государственные вузы смогли в полной мере выполнить взятые на себя обязательства, из-за чего некоторые из них были лишены финансирования.

Усиление государственной поддержки ислама нашло понимание далеко не у всех мусульманских лидеров. Часть из них сочла для себя возможным получать финансирование из бюджета и при этом резко критиковать власти. Так, в декабре 2007 года муфтий Равиль Гайнутдин заявил, что китайские власти более внимательно относятся к мусульманам, нежели российские[6], в марте 2008 года его сопредседатель Мукаддас Бибарсов упомянул о фальсификациях в ходе президентских выборов[7], а в июне глава ДУМ Нижнего Новгорода и Нижегородской области Умар Идрисов на одной из международных конференций посетовал о том, что «у России нет государственной политики в сфере национальных и межрелигиозных отношений»[8].

В целом, следует отметить, что новая схема финансирования государственных «исламских» проектов вполне оправдала себя, резко уменьшив обычные в этой сфере злоупотребления. Введенная Фондом поддержки исламской культуры, науки и образования, форма отчетности по грантам и перепоручение надзора за расходованием средств на мусульманское образование солидным государственным вузам заметно затруднили нецелевое использование государственных средств, а также открыто поставили вопрос о профессиональной пригодности целого ряда исламских деятелей.


Силантьев Роман Анатольевич
Источник: "Богослов.Ру"




[1] Материалы официального сайта Фонда поддержки исламской культуры науки и образования – http://www.islamfund.ru.

[2] Там же.

[3] Сообщение Информационно-аналитического портала «Islamonline.Ru» от 14 октября 2008 года – http://www.islamonline.ru/m/nov/?i=3750.

[4] Гайнуллин Н. Рассмотрены перспективы исламского образования в России – http://www.muslim.ru/1/cont/23/1195.htm.

[5] План мероприятий Министерства образования и науки РФ по обеспечению подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2007-2010 гг. / Архив автора.

[6] http://www.muslims-volga.ru/?id=650&query_id=1945.

[7] Сообщение ИА «Интерфакс-Религия» от 4 марта 2008 года – http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=23183.

[8] Сообщение ИА «Интерфакс-Религия» от 25 июня 2008 года – http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=25109.


 Тематики 
  1. Ислам   (201)
  2. Россия   (1208)