В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Успехи российской дипломатии на Ближнем Востоке (Тьерри Мейсан)

Политические перемены на Ближнем Востоке за последние два месяца обусловлены не чьими-то победами, а изменением позиций Ирана, Турции и Арабских Эмиратов. Там, где развенчан миф о военной мощи США, верх взяла дипломатическая гибкость России. Отказавшись осуждать и тех, и других за их преступления, Москва медленно успокаивает весь регион.

Последние пять лет Россия предпринимает усилия по восстановлению международного права на Ближнем Востоке. С этой целью она сотрудничает с Ираном и Турцией, с которыми у неё, однако, не так много общего. Первые результаты этого настойчивого дипломатического экзерсиса вырисовывают линии раздела внутри целого ряда конфликтов.

В долине Нила, Леванте и Аравийском полуострове постепенно устанавливается новый баланс сил, тогда как ситуация в Персидском заливе, наоборот, усложняется. Эти перемены являются результатом скромного и терпеливого труда российской дипломатии [1], а по некоторым делам в определённой степени и доброй воли США. Всё это сказывается на других конфликтах, на первый взгляд между собой никак не связанных.

Россия, в отличие от США не навязывает свои порядки всему миру. Она уважает культурные ценности своих партнёров и при контактах изменяет их скромными мазками.

Отступление джихадистов и курдских наёмников в Сирии

Всё началось с того, что 3 июля один из пяти основателей Рабочей партии Курдистана (РПК) Джемиль Байык публикует в Washington Post статью с призывом к Турции освободить своего самого известного узника Абдуллу Оджалана [2] и вступить в переговоры. Сразу после этого были разрешены визиты в тюрьму лидера курдских сепаратистов, хотя в течение четырёх лет до этого они были запрещены. Эту уступку посчитали предательством Республиканской народной партии, которая 23 июня в Стамбуле не ответила на призыв ПСР, чем Эрдогану, выдвинувшему свою кандидатуру на пост президента, был нанесён значительный урон.

Сразу после этого возобновились бои в провинции Идлиб, расположенной в северной части Сирии и занятой Аль-Каидой. Последняя, объявив себя Исламским эмиратом, не имела центральных органов управления, а представляла собой ряд кантонов, связанных с разными вооружёнными формированиями. Народ на этой территории подкармливается так называемыми НКО, аффилированными со спецслужбами европейских стран, а присутствие турецкой армии не даёт джихадистам возможности распространить свою власть на всю Сирию. Натовская пресса, что совершенно неприемлемо, представляет Исламский эмират как мирное пристанище «умеренных борцов против диктатуры Ассада». Однако Дамаск при поддержке российских ВКС начинает освобождать эту территорию, а турецкая армия потихоньку отступает. Правительственные войска несут большие потери, но после нескольких недель они значительно продвигаются вглубь и, если бы их не остановили, провинция могла быть освобождена уже в октябре.

15 июля, ровно через три года после неудавшейся попытки покушения на него и импровизированного госпереворота, президент Эрдоган объявляет о смене религиозной идеологии на национальную [3]. Он сообщает при этом, что турецкая армия сметёт силы РПК в Сирии и вернёт часть сирийских беженцев в приграничную зону глубиной от 30 до 40 километров. Эта зона приблизительно соответствует той, в которой президент Хафез Ассад в 1999 г. разрешил турецким вооружённым силам подавлять стрельбу курдской артиллерии. После заверения о том, что Пентагон не оставит курдских союзников, американские представители приезжают в Анкару и заявляют обратное, одобряя турецкий проект. Оказывается, и мы не раз об этом говорили, что почти все руководители «Роджавы» – псевдо-государства курдов на территории Сирии – имели турецкое гражданство. Курды оккупируют этот регион и подвергают его этнической чистке. Их вооружённые формирования, состоявшие из граждан Сирии, направляют в Дамаск своих представителей с просьбой к Башару аль-Ассаду о защите. Напомним, что курды – это бывшие кочевники, которые стали оседлыми только в начале ХХ века. По данным комиссии Кинга- Крэйна и Севрскому мирному договору (1920 г.) Курдистан должен располагаться на территории современной Турции [4].

Маловероятно, что Франция и Германия позволят Сирии отвоевать у Исламского эмирата всю территорию Идлиба и откажутся от своих фантазий по созданию Курдистана неважно где, в Турции, Ираке или в Сирии, но только не в Германии, где курдов не меньше миллиона. Скорее всего, они будут этому препятствовать.

Также, несмотря на ведущиеся споры, маловероятно, что этот регион, который был оккупирован турецкими курдами, в случае децентрализации Сирии получит хоть какую-то автономию.

После нескольких лет блокады освобождение северной части Сирии зависит только от перемен в турецкой политике, явившихся следствием просчётов США и успехов России.

Раздел Йемена

В Йемене Саудовская Аравия и Израиль поддерживают президента Абдраббо Мансура Хади, который предоставляет им право на разработку нефтяных месторождений, расположенных на приграничной территории [5]. Последний наталкивается на сопротивление заидитов, исповедующих шиизм. Со временем, саудовцы начинают получать помощь от Эмиратов и от Сопротивления заидитов Ирана. Эта война, которую поддерживает Запад, вызывает в регионе немыслимый в XXI веке голод.

Однако вместо сотрудничества двух лагерей погранслужбы Эмиратов подписывают соглашение о приграничной торговле с иранской погранслужбой [6]. В тот же день был убит глава йеменской милиции, финансируемой Эмиратами (её называют также «Временным Советом Юга» или «Поясом безопасности» или просто сепаратистами), Абу Аль-Яман. Убийство совершили Братья-мусульмане из организации аль-Ислах, финансируемой Саудовской Аравией [7].

По-видимому, альянс между двумя наследными принцами Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов, Мохамеда Бен Султана («МБС») и Мохамеда Бен Заеда Аль-Нахьяна («МБЗ») кому-то не давал покоя.

11 августа милиция берёт штурмом президентский дворец и ряд министерств в Адене, несмотря на поддержку Аравией президента Хади, который давно скрывается в Рияде. Буквально на следующий день МБС и МБЗ встречаются в Мекке в присутствии короля Салмана. Они отвергают госпереворот и призывают соответствующие стороны сохранять спокойствие. 17 августа проэмиратские силы с соблюдением порядка эвакуируют своё правительство.

В течение всей недели, пока «сепаратисты» хозяйничали в Адене, Эмираты контролировали оба берега Баб-эль-Мандебского пролива, соединяющего Красное море с Индийским океаном. Теперь, когда Рияд защитил свою честь, ему следовало бы предоставить Абу Даби компенсацию.

Перемены на поле брани приписываются одним Эмиратам, которые, заплатив тяжёлую дань, извлекли урок из этой никому не нужной войны. Благодаря своей осторожности, они сначала связались с Ираном прежде чем послать предупредительный сигнал его сильному союзнику и соседу – Саудовской Аравии.

Судан играет в «музыкальные стулья»

В Судане, после того, как президент и диссидент Братьев-мусульман Омар аль-Бешир был отстранён от власти в результате манифестаций, организованных альянсом «За свободу и перемены» (АСП), и отменены высокие цены на хлеб, власть была передана Временному военному совету. В действительности не столько социальный взрыв, сколько миллиарды нефтедолларов стали причиной перевода страны от катарской опеки к саудовской [8].

3 июня новая манифестация АСП была залита кровью Временным военным советом. 127 человек поплатились своими жизнями. Получив международное осуждение, Временный военный совет вступил в переговоры с гражданскими организациями, и 4 августа было заключено соглашение, которое подписали 17 августа. В течение 39 месяцев страна будет управляться Высшим советом, в составе которого 6 гражданских и 7 военных, но их имена не оглашаются. Их будет контролировать Ассамблея в составе 300 человек, которых не избирают, а назначают. 67 % членов Ассамблеи являются представителями «Альянса за свободу и перемены». Разумеется, здесь демократией и не пахнет, но ни одна из сторон на это не жалуется.

Экономист Абдалла Хамдок, бывший глава Экономической комиссии ООН по Африке становится Премьер-министром. Он должен добиться отмены наложенных на Судан санкций и интегрировать страну в Африканский союз. Он устраивает суд над бывшим президентом Омаром аль-Бешаром с тем, чтобы его не экстрадировали в Гаагу и не предали Международному уголовному суду.

Однако по-настоящему власть будет принадлежать «генералу» Мохамеду Хамдану Дагло (его называют «Хаметти»). Он никакой не генерал, и даже не простой воин, а глава вооружённой организации, нанятой МБС для сдерживания йеменского Сопротивления. Во время этой игры в «музыкальные стулья» Турция, располагающая военной базой на принадлежащем Судану острове Суакин, не обмолвилась ни единым словом.

Фактически Турция согласна отступить в Идлибе и Судане, но одержать победу над курдскими наёмниками, которых поддерживают США. Только они являются для неё жизненно важными. Потребуется много дискуссий, прежде чем она поймёт, что нельзя выиграть сразу на нескольких досках, и что нужно выстроить иерархию приоритетов.

Соединённые Штаты против иранской нефти

Обе стратегии сталкиваются друг с другом во время захвата иранского танкера Grace 1 в водах британской колонии Гибралтар. Иран, в свою очередь, провёл досмотр двух британских танкеров в Ормузском проливе, утверждая, что они транспортировали «контрабандную нефть», то есть нефть, которую Иран дотирует, а Лондон закупает на чёрном рынке [9]. Когда новый Премьер-министр Борис Джонсон понял, что его страна зашла слишком далеко, «независимая» юстиция британской колонии освобождает Grace 1, но Вашингтон снова его арестовывает.

С самого начала этого дела европейцы оплачивали все издержки американской политики и протестовали, но безрезультатно [10]. Одни русские не только защищали своего иранского союзника, но и само международное право, как они это делали в отношении Сирии [11], что дало им возможность выстроить последовательную политическую линию.

Иран в этом деле показал высочайшую твёрдость. Несмотря на клерикальный вираж при избрании шейха Хассана Рохани в 2013 г., страна вновь начинает держать курс, начертанный мирянином Махмудом Ахмадинежадом [12]. А использование им в качестве инструмента шиитов в Саудовской Аравии, Бахрейне, Ираке, Ливане, Сирии и Йемене может превратиться в простую их поддержку. И всё это потому, что долгие дискуссии в Астане, очевидные для одних, становятся очевидными и для других.

Заключение

Со временем цели любого действующего лица выстаиваются в некую иерархию, и его позиция проясняется.

По сложившейся традиции, русская дипломатия, в отличие от американской, не перекраивает границы и не рушит альянсы. Она старается разгадать противоречивые цели своих партнёров. Действуя так, она помогла бывшей Османской и бывшей Персидской империям отказаться от их религиозных принципов (Братья-мусульмане для первой и шиизм для второй) и вести пост-имперскую национальную политику. Эти перемены особенно заметны в Турции, а для их осуществления в Иране необходима смена мышления. Москва не проводит «смену режимов». Она всего лишь пытается изменить некоторые аспекты их менталитета.

Тьерри Мейсан
Источник: "Сеть Вольтер "
Перевод Эдуард Феоктистов

[1] См. разделы 3, 4, 5, 10 « Совместное заявление Ирана, России и Турции по итогам Международной встречи по Сирии в Астанинском формате (МВСА-13) », Сеть Вольтер, 2 августа 2019, и сравните их с заявлениями, сделанными на предыдущих встречах.

[2] “Now is the moment for peace between Kurds and the Turkish state. Let’s not waste it”, by Cemil Bayik, Washington Post (United States) , Voltaire Network, 3 July 2019.

[3] « Турция не будут равняться ни на НАТО, ни на ОДКБ », « Турция снова отказывается от Халифата », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 13 августа 2019.

[4] « Проект создания Большого Курдистана », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 7 сентября 2016.

[5] « Секретные планы Израиля и Саудовской Аравии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 22 июня 2015.

[6] "إيران والإمارات توقعان اتفاقا للتعاون الحدودي", RT, 01/08/19.

[7] “Missile fired by Yemen rebels kills dozens of soldiers in port city of Aden”, Kareem Fahim & Ali Al-Mujahed, The Washington Post, August 1, 2019.

[8] « Свержение президента Судана Омара аль-Башира », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 16 апреля 2019; « Le Soudan est passé sous contrôle saoudien », « La Force de réaction rapide au pouvoir au Soudan », Réseau Voltaire, 20 & 24 avril 2019.

[9] « Royaume-Uni/Iran : « Grace 1 » et « British Heritage » », Réseau Voltaire, 11 juillet 2019.

[10] « Déclaration conjointe des chefs d’État et de gouvernement de France, d’Allemagne et du Royaume-Uni à propos de l’Iran », Réseau Voltaire, 14 juillet 2019.

[11] « Комментарий России о захвате танкерного судна под флагом Панамы властями Гибралтара », Сеть Вольтер, 5 июля 2019.

[12] Словом «мирянин» мы хотим сказать, что весьма загадочный президент Ахмадинежад намеревался отделить религиозные организации от политических и покончить с платоновским определением Вождя революции.


 Тематики 
  1. Ближний Восток   (496)