В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Россия не является «угрозой номер один» — и даже не входит в пятёрку угроз (The Nation США)

РЕДАКТОР И КОЛУМНИСТ THE NATION СТИВЕН Ф. КОЭН И ДЖОН БАТЧЕЛОР ПРОДОЛЖАЮТ ЕЖЕНЕДЕЛЬНУЮ ДИСКУССИЮ О НОВОЙ АМЕРИКАНО-РОССИЙСКОЙ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ

В 1990-х годах администрация Клинтона приветствовала пост-советсткую Россию как «стратегического партнёра и друга» Америки. Двадцать лет спустя американский политический истеблишмент, — от либералов до консерваторов — твердит, что Россия при Владимире Путине это угроза номер один для американской национальной безопасности. Главное объяснение такого изменения в восприятии, начавшегося при президенте Джордже У. Буше, ещё больше окрепло при администрации Обамы, а сейчас это практически аксиома для обеих партий; но причина этого не в Москве, а в Вашингтоне.

Но каким бы ни было полное объяснение, это серьёзно угрожает национальной безопасности США, преуменьшая реальные угрозы и препятствуя налаживанию необходимых для их купирования партнёрских отношений с Россией.

Указывая на то, что угрозы могут быть реальными, и какие из них объясняются невежеством и плохой осведомлённостью, а какие фабрикуются заинтересованными кругами, Коэн утверждает, что Россия сегодня даже не входит в пятерку первоочередных угроз для Соединённых Штатов. Он перечисляет эти пять угроз, объясняет, что это за угрозы, по его мнению, и почему.

1. «Рашагейт». С конца 1940-х годов, когда Соединённые Штаты и Советский Союз стали обладателями ядерного, а потом и термоядерного оружия, первоочередным жизненно важным долгом американского президента было избежать возможности войны с Россией, пожара, который мог бы привести к концу современной цивилизации. Каждый американский президент был наделён политическими полномочиями выполнять эту обязанность, даже во время самых опасных кризисов — вплоть до настоящего времени. Так и не подтверждённые, но всё более настойчивые обвинения в том, что президент Трамп каким-то образом скомпрометирован Кремлём и даже может быть его агентом, — это угроза номер один для Америки, потому что препятствует, если не наносит ущерб его способности выполнять этот экзистенциальный долг. Самый свежий пример, необходимые переговоры его с Путиным по предотвращению конфликтов США и России в Сирии, которые подаются не как сотрудничество по этой стране, а как «предательство» — и не последователями публикаций Общества Джона Берча[1], а на страницах «Нью-Йорк Таймс» и других ведущих СМИ.

Так, в манере несколько менее грубой, но не менее невежественной или вредящей американским национальным интересам, колумнист «Вашингтон Пост» Джон Рогин обвинил Трампа в том, что тот «играет на руку России в Сирии». Более того, основополагающее обвинение «Рашагейта» в том, что «Россия на нас напала» во время президентских выборов 2016 года, сравнивается с «политическим Пёрл-Харбором». Что может быть безрассуднее, чем утверждать, что мы уже находимся в состоянии войны с другой ядерной сверхдержавой? Чтобы не оставалось сомнений в серьёзности угрозы национальной безопасности, которую представляет собой «Рашагейт», представьте, что такие обвинения взваливали бы на президента Джона Ф.Кеннеди во время Кубинского ракетного кризиса 1962 года. Вряд ли он смог бы договориться о его мирном разрешении, как это сделал. И ещё учтите, что новая Холодная война чревата подобными потенциальными кризисами от Балтии и Украины до Сирии.

2. Демонизация Путина. Это тоже беспрецедентно. Ни одного из советских или постсоветских лидеров никогда так дико, безосновательно не очерняли, как Путина, причём по нарастающей, на протяжении более десяти лет — и даже больше, поскольку пара избранных членов пары спецслужб в январе 2017 года заявили, не представив вообще каких-либо доказательств, что в 2016 году он лично приказал «напасть на Америку».

Демонизация Путина стала настолько маниакальной, что ведущие «организаторы мнений», видимо, считают его коммунистом. Джой Рейд на MSNBC фактически так и сказал, но более красноречиво захватывающее дух предупреждение другого колумниста «Вашингтон Пост», Даны Милбэнк, о «красной угрозе России Владимира Путина». Милбэнк добавляет: «Мы были атакованы Россией — в этом нет никаких сомнений». Потребителей ведущих СМИ можно извинить за то, что они решили, что каким-то образом советская коммунистическая «угроза» возродилась в Москве, и, несомненно, она ещё страшнее, учитывая, какой у неё сейчас зловещий лидер. Даже собственный директор ЦРУ у Трампа, Майк Помпео, очевидно, верит в эту крайне невежественную чепуху, или хочет, чтобы мы в неё поверили. Предостерегая, что «мы по-прежнему сталкиваемся с угрозой со стороны России», он объясняет: «Это русские, это советские… выберите сами, как их называть». Демонизация Путина представляет собой разветвлённую угрозу. Трудно представить даже слабую вероятность «Рашагейта», не будь в Кремле такого «повелителя зла». И всё это исключает, фактически делегитимизирует партнёра по решению проблем в сфере безопасности, более всего необходимого Вашингтону, но который сидит в Кремле. Это тоже беспрецедентно в ядерный век.

3. ИГИЛ[2] и другие террористические группировки стремятся заполучить радиоактивные материалы, чтобы добавлять их в свою взрывчатку. Эта реальная угроза была бы на первом месте, если бы политико-медийный истэблишмент не выдумал предыдущих. Имеет смысл немного сказать об этой надвигающейся опасности. Просто представьте даже небольшие количества радиоактивных материалов на борту самолётов во время терактов 11 сентября 2001 года, содержащихся в бомбах взорванных в Париже, Бостоне и таком множестве других городов, распылённые в воздухе во время мощного взрыва и подхваченных ветром — и подумайте, были бы эти районы обитаемыми сегодня. Эта угроза очень серьёзно висит над Россией, пережившей такое количество терактов со времён 1990-х. А теперь прикиньте ценность и готовность Москвы как партнёра в сфере безопасности в этом отношении, учитывая её опыт, обширное соседство и с Западом и с Востоком, и исключительные возможности разведывательных служб. Эта экзистенциальная угроза поддаётся контролю. А «Рашагейт» и демонизация Путина, подрывающая такое партнёрство — нет. (P.S. В этом контексте реальная значимость предполагаемого скандала под названием «Uranium One» заключается в том, отсутствуют ли какие-либо из этих материалов и если да, то где они находятся.)

4. Распространение ядерного оружия среди государств. В 1949 году их было два. Сегодня уже девять. А это новая эпоха межнациональной и межрелигиозной ненависти и войн, фанатизма, который легко может преодолеть запрет на применение такого оружия. Иран и Северная Корея не единственные государства, способные в конечном счёте приобрести ядерное оружие и средства его доставки. (Каждый раз, когда Соединённые Штаты начинают войну против неядерного государства, другие чувствуют, что иметь его обязательно надо). И, как давно предостерегают эксперты, повышенная боевая готовность американских и российских ядерных вооружений — это состояние, когда в любой момент может произойти случайный инцидент. Самым лучшим и самым непосредственным шагом в области безопасности, который мог бы сегодня сделать президент Трамп — это договориться с Путиным об отмене этого опасного режима. Путин проявил своё желание так и сделать. Но позволят ли опасность номер один и опасность номер два сделать это Трампу?

5. Изменение климата — научные данные прямы и очевидны — и глобальное неравенство доходов, порождающие нищету, чувства обиды и возмущения, фанатизм, а отсюда и терроризм по всему миру. (Согласно последним исследованиям, «Из всего населения мира 1% самых богатых владеет более чем половиной мирового богатства, и верхние 10% — около 90% богатства). Коэн ставит эти угрозы ниже по рангу, поскольку сосредотачивает внимание на том, чего можно было бы достичь с помощью двустороннего партнёрства США и России. Две последние угрозы требуют гораздо более широкого международного участия и значительно больше времени.

Коэн заканчивает объяснением, почему в его списке нет ни России, ни Китая. Россия в списке отсутствует, поскольку она не представляет угрозы Соединённым Штатам вообще (если не учитывать возможность ядерного инцидента или просчёта), за исключением той, что Вашингтон и НАТО создали сами. Китай — потому что момент превращения его в великую державу ещё впереди. Он может быть экономическим и региональным соперником для Соединённых Штатов, но актуальной угрозой (по крайней мере, до сих пор) он станет, если только Вашингтон сам сделает его угрозой. Крепнущий союз между Россией и Китаем — сам по себе многозначительный результат бездумной политики Вашингтона, — это отдельная тема.


Источник: "ПолиСМИ"
Оригинал публикации: "Russia Is Not the ‘No. 1 Threat’—or Even Among the Top 5 "

Примечания:

1 — Праворадикальная организация. Основана в 1958 году массачусетским бизнесменом Р. Уэлчем, мл. (1899-1985) с целью борьбы с коммунизмом и его влиянием на американцев. Названа по имени сотрудника Бюро стратегических служб капитана Джона Берча (1918-1945), убитого китайскими коммунистами (члены Общества считают его первой жертвой «третьей мировой войны»). С момента основания Общество ставило перед собой задачи выхода США из ООН и НАТО, отмены программ социального обеспечения, роспуска Верховного суда и т.д. Антикоммунистические взгляды членов Общества приобретали параноидальные формы (например, хлорирование питьевой воды считалось коммунистическим заговором). На местном уровне Общество добивается избрания своих членов в школьные и городские советы, организует «очаги сопротивления в случае захвата США коммунистами». В пик популярности (60-е гг. XX в.) Общество имело около 800 местных отделений и от 60 до 100 тыс. членов. Руководство осуществляется из центров в г. Белмонте, шт. Массачусетс и г. Эпплтоне, шт. Висконсин.

2 — организация, запрещённая в РФ.


 Тематики 
  1. США   (816)