В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Крестовый поход Рона Пола на Федеральный Резерв

       
Республиканские праймериз, казалось бы, уже выявили победителя. Ни у кого не вызывает сомнений, что кандидатом в Президенты США станет Митт Ромни. И все же интрига сохраняется. Отчасти это связано с тем, что почти во всех штатах на праймериз используется пропорциональная система — от каждого штата, в котором победитель не набирает 50%, на общенациональную конференцию Республиканской партии могут поехать не только делегаты победителя, но и представители остальных претендентов, так что чисто теоритически у всех номинантов сохраняется возможность переубедить делегатов уже на самой конференции.

Однако это не все.

Республиканская партия, у которой и так немного шансов побить Обаму в ноябре 2012, в этом году уже не может игнорировать неуступчивого либертарианца, члена палаты представителей Рона Пола. В 2008 году его кампания по выдвижению в кандидаты в президенты практически не освещалась большими СМИ. В 2012 году от фигуры умолчания пришлось отказаться.

Консервативный радикал

В начале марта газета The Washington Post задалась справедливым вопросом : за кого пойдут голосовать сторонники Рона Пола на общенациональных выборах? Это и в самом деле нетривиальный вопрос, поскольку, снявшись с праймериз в июне 2008 года, Рон Пол в сентябре отказался поддерживать кандидата от Республиканской партии и открыто призвал голосовать за независимых кандидатов. Четыре года назад сам он выдвинуться в качестве независимого кандидата не мог, поскольку, по его словам до начала кампании подписал юридически обязывающие документы, не позволяющие ему баллотироваться лично в случае проигрыша праймериз. Но что если такие документы не были им подписаны в этом году? И даже не баллотируясь самостоятельно, Рон Пол может поддержать кого-то помимо Митта Ромни. Появились даже спекуляции, что многие из его сторонников проголосовали бы за претендента-демократа ввиду близости позиций по внешнеполитическим вопросам.

Сторонники Рона Пола, которых долгое время считали маргиналами, сегодня столь многочисленны и столь идеологически неуступчивы, что с ними приходится считаться. Уже в 2008 году они взорвали Интернет и обеспечили своему лидеру довольно значительный предвыборный бюджет. Сегодня, когда у сторонников Пола стали брать интервью солидные СМИ и ими заинтересовались социологи, оказалось, что среди них и солидные традиционные либертарианцы, и члены больших религиозных общин, и уважаемые бизнесмены, и студенты. В марте началась тихая паника: опросы в Мичигане показали, что 35% сторонников Рона Пола не будут голосовать за другого кандидата-республиканца. Более того, многие сомневаются в том, что электорат Пола проголосует за кого-либо кроме самого конгрессмена от штата Техас, даже если часть его программы будет взята на борт кем-то другим.

Таким образом, Рон Пол очевидно проигрывает Ромни, но его проигрыш может дорого обойтись победителю. У кандидата-республиканца будет два выхода: или самолично расписаться в безнадежности попытки посостязаться с Бараком Обамой или принять серьезные кондиции «несистемного» соперника.

End the Fed?

Чем же обеспечил себе такое особое место Рон Пол? И каких кондиций он может потребовать?

Антивоенная риторика (отчасти играющая на руку Обаме), требование выполнения Первой и Второй поправок к Конституции США безо всяких оговорок, а также борьба за немедленное сокращение бюджетных расходов и запрет на повышение потолка госдолга уже принесли Рону Полу неофициальный титул крестного отца Движения Чаепития. Однако последние годы он сосредоточился в основном на критике Федеральной Резервной Системы (ФРС), обвиняя ее в непрозрачности, причинении вреда экономике страны и разорении миллионов простых американцев.

Рон Пол однажды сформулировал свой слоган End of Fed (конец ФРС). И теперь, работая в Конгрессе и активно публикуясь, он не дает покоя монетарным властям Соединенных Штатов. Пол считает ФРС «нечестной, аморальной и антиконституционной» организацией. Вот что он пишет на своем сайте: «Представьте себе родителей, задолжавших кучу денег и задерживающих оплату счетов на месяцы, которые отправляют своих расточительных детей-подростков каждые выходные погулять в город с ночевкой, снабжая их кредитными карточками и чистыми бланками из чековой книжки. Вы же не будете удивлены, что у такой семьи с финансами дела будут плохи? А ведь правительство, задолжавшее 15 триллионов, ведет себя именно так, поощряя передачу финансовых дерривативов налогоплательщиков ФРС, которая накачивает деньгами экономику, когда ей заблагорассудится, и заключает секретные сделки с топ-менеджерами Уолл-Стрита, иностранными центробанками и другими политически-ангажированными инсайдерами безо всякого существенного контроля со стороны Конгресса… ФРС создает деньги из воздуха, манипулирует процентными ставками и мешает свободному рынку».

Таким образом, у Рона Пола три основных претензии к ФРС:

– Выпуск «нечестных», «дутых» денег, тех, что часто называют декретными или фиатными (от латинского корня fiat — «пусть будет так», то есть имеющих определенный курс благодаря авторитету государства, а не обладающих каким-либо устойчивым экономическим обеспечением) вместо так называемых «честных» денег (sound money), которые, например, имели хождение во времена золотого стандарта;
– Насилие над участниками свободного рынка через манипулирование процентными ставками и ценными бумагами;
– Неподконтрольность, непрозрачность, «секретность» ФРС, за которой скрываются действия, противоречащие экономическим интересам страны, ее граждан и экономических субъектов.

В связи с этим Рон Пол требует поставить ФРС под контроль Конгресса так же, как армию, спецслужбы и правительство — ведь по Конституции законодательная ветвь власти обладает исключительным правом проведения проверок и расследований в особо важных случаях. А уж что может быть важнее, чем состояние финансов! На выборы 2012 года Рон Пол идет с лозунгом Audit the Fed («Проверь ФРС»).

История пятой власти

Федеральная Резервная Система сопротивлялась подобному аудиту всю свою историю. По закону о Федеральном Резерве от 1913 года ФРС может быть ограничена законами, принимаемыми Конгрессом (к чему и призывает, по сути дела, Рон Пол), но в остальном действует как независимая акционерная структура, что часто порождает конспирологические теории о частном Центральном банке США. Президент США имеет власть утверждать или не утверждать председателя совета директоров ФРС, однако избирается директор внутренним голосованием совета.

Формально проверку ФРС может проводить GAO (Governmental Accountability Office — государственная аудиторская комиссия), являющаяся частью законодательной ветви власти, однако ее эффективность, несмотря на обширную саморекламу, весьма сомнительна. За примером далеко ходить не надо. В 2010 году GAO представила Финансовый Отчет Правительства Соединенных Штатов, а к нему прилагался пресс-релиз, в котором прямо говорилось, что комиссия не может дать свою оценку консолидированному балансу Федерального Правительства «из-за слабости контроля за обширным материалом, значительным количеством неточностей и в связи с другими ограничениями».

Сама Федеральная Резервная Система говорит о себе так: «Федеральный Резерв осуществляет свою деятельность как независимое учреждение внутри правительства». Здесь есть смысл сделать пояснение к слову «правительство». Дело в том, что это лишь прямой перевод слова government, которое означает в США «власть». Когда говорят «The United States Government», то имеют в виду все ветви власти, а не правительство в нашем понимании слова. То, что у нас называется правительством, в Америке называется Администрацией или Кабинетом и является частью исполнительной ветви власти (Executive Branch of Government). «Независимость внутри правительства» ФРС, по сути, означает, что этот институт де-факто является отдельной ветвью власти.

Подобный статус подтверждается дальнейшими словами из официального заявления ФРС: «Федеральный Резерв… рассматривается как независимый центральный банк, поскольку его решения в области монетарной политики не требуют одобрения Президента или кого-либо еще из исполнительной или судебной ветвей власти, он не получает финансирования, одобренного Конгрессом, и решение совета директоров охватывает большое количество условий, поставленных Президентом и Конгрессом».

Рон Пол последовательно выступал против такого положения вещей и добивался принятия своего знаменитого законопроекта HR 1207, получившего название «Закон о прозрачности Федерального Резерва». Однако этот законопроект был потоплен даже несмотря на разразившийся мировой финансовый кризис. Многие из его положений вошли в другие законопроекты, но Рон Пол и его сторонники отказывались голосовать за «половинчатые решения». Тем не менее, даже такие решения, как, например законопроект HR 3996, предусматривавший, в частности, снятие ограничений с GAO при проведении аудита ФРС, встретили ожесточенное сопротивление монетарных властей, и в результате Президент Обама высказался против его принятия. Голосов для преодоления президентского вето не хватило, и закон «завяз» в согласительных комиссиях Конгресса.

Противники подобного рода законодательных инициатив всегда говорили о том, что речь идет не о благе американской экономике, а о голом популизме. Так, в 2009 году, когда прохождение законопроекта Пола почти состоялось, сенатор-республиканец Джадд Грегг не скрывал своей ярости: «Непростительно пускать Конгресс в монетарную политику… Одна из наших сильных сторон состоит в независимой ФРС, а та идея, что исходит из Палаты Представителей, это просто популистская лихорадка… это абсолютно неверное решение, и оно нанесет фундаментальный ущерб нашей монетарной политике».

Непрозрачный монетаризм?

Итак, с чем же мы имеем дело? С нарушением Конституции, как говорит Рон Пол (ведь никакой финансовой ветви власти в ней не предусмотрено), с насилием над свободным рынком или с очевидной необходимостью в независимом Центральном банке, свободном от диктата политиков-популистов? Есть и еще один вопрос, следующий из критики Рона Пола и его сторонников: насколько ФРС виновна в размере финансового кризиса, достаточно ли она эффективна, чтобы самостоятельно предотвращать или хотя бы смягчать кризисы? Наконец, поставим вопрос шире: насколько существование такой могущественной структуры как ФРС соответствует свободе экономической деятельности и свободному предпринимательству?

Марк Гертлер, профессор экономики Нью-Йоркского университета, научный консультант Федерального резервного банка Нью-Йорка, личный друг и постоянный соавтор действующего главы ФРС Бена Бернанке, высказал свое мнение порталу Terra America довольно определенно.

«Невозможно представить себе современную глобальную систему без центральных банков, — сказал он. — Центральные банки были учреждены в первую очередь для поддержания стабильности частных банковских систем. ФРС была создана в начале XX века после того как США пережили несколько экономических спадов, вызванных банкротством банков. Главная задача ФРС в условиях кризиса – обеспечить непрерывность потока кредитов, что и случилось во время недавнего кризиса».

Сторонников Рона Пола профессор Гертлер явно не жалует:

«Не следует воспринимать этих людей всерьез. Их критика не основана на фактах. Это может быть притворным неведением или просто демагогией, но любой, кто мало-мальски осведомлен в этом вопросе, не станет принимать их заявления всерьез. Например, они обвиняют ФРС в создании инфляции, но если взглянуть на данные по инфляции за последние 5 лет, то окажется, что уровень инфляции в это время был самым низким с 1950-х годов».

Отметим от себя, что суть обвинений в адрес ФРС здесь слегка искажена. Дело в том, что Рон Пол вообще редко употребляет термин «инфляция». Он говорит об обесценивании доллара, о том, что его реальная покупательная способность упала с 1913 года в десятки раз. Он также утверждает, что цены на сырье для США растут в последние 5 лет галопирующими темпами.

Относительно независимости профессор Гертлер сказал нам следующее: «ФРС обладает независимостью, а задача службы в том, чтобы обеспечить стабильность экономики. Балом правят не политики, а технократы. Руководители ФРС – также все технократы. ФРС на самом деле единственное учреждение в США свободное от политики. По моему мнению, это вообще самое успешное учреждение в Штатах именно потому, что оно находится совершенно вне политики. Если бы не ФРС, последствия экономического кризиса для США и мировой экономики были бы еще хуже».

С позицией Гертлера не согласился старший научный сотрудник Института Катона (ведущего либертарианского «мозгового треста») Алан Рейнольдс, ранее возглавлявший директорат экономических исследований Института Хадсона:

«Уникальным свойством Федерального Резерва, как и любого центрального банка, — сказал он нам, — является его способность выкупать госдолги, расплачиваясь путем создания резервов буквально из воздуха. И если такая форма весьма удобна политиканам у власти, она небезопасна для рядовых граждан, хранящих свои сбережения в долларах США. Стратеги Резерва полагают, что искусственное занижение процентов, призванное «стимулировать», означает штрафование наиболее скупых и осмотрительных вкладчиков ради субсидирования крупных должников, включая коммерческие банки и все уровни власти».

И далее: «Сегодня трудно сказать, будут ли доллары, евро, какая либо еще «казенная» валюта и впредь соответствовать всемирному стандарту, что выводит на повестку дня вопрос их замены некой общепризнанной альтернативой. Теоретически таковой могла бы стать потребительская корзина, но едва ли можно ждать согласия в вопросах стоимости и объема каждого продукта в этой корзине со стороны ведущих держав».

Рейнольдс поддержал Пола и в вопросе о бесконтрольности ФРС и ее антирыночной сущности: «В отличие от законодательной и исполнительной ветвей власти, руководство Федерального Резерва по сути не подотчетно гражданскому контролю. Спектакли с докладами в Конгрессе не в счет. Если Белому дому и Конгрессу время от времени устраивают проверки избиратели от разных штатов, Верховный суд и так далее, то «резервисты» могут жонглировать цифрами безнаказанно.

Идея, по которой Резерв может и должен определять и решать вопросы инфляции, безработицы и экономического роста, подразумевает наличие у группы никем не избранных технократов познаний и способностей, недоступных пониманию как общества, так и тех, кто должен представлять интересы общества».

Джеймс Гэлбрэйт, профессор государственного управления Университета штата Техас, старший научный сотрудник Экономического института Леви указал также на глобальную роль ФРС:

«В нынешнем своем виде ФРС играет роль последнего средства, к которому на самом деле прибегает весь мир, а не только США. Это стало очевидно в момент кризиса, когда ФРС США выпустила огромные объемы валюты для обмена с другими крупнейшими центральными банками».

В юридическом статусе ФРС, по мнению Гэлбрейта, немело коллизий:

«ФРС в Вашингтоне — это давно уже государственная организация, региональные банки ФРС также являются государственными организациями, но они странным образом представляют частное влияние, наделенное законным статусом. Вот это – интересный и, я бы сказал, проблематичный факт. Существуют значительные правовые проблемы, в том числе и конституционной законности, связанные с тем, является ли законным то, что руководители региональных резервных банков имеют право голоса по вопросам государственной денежной политики — я имею виду Комитет открытого рынка. С точки зрения устройства Американской Конституции именно это представляет собой вопрос».

Профессор Гэлбрейт не считает возврат к «изначальному капитализму XIX века» спасением, ибо он, по его мнению, архаичен и несет массу сложностей для товаропроизводителей. По мнению экономиста, «современный мир не мог бы функционировать без управления валютами, которое обеспечивается посредством модели центральных банков».

Однако в этом же скрыта и проблема: «ФРС в последнее время действовала в основном в интересах крупнейших американских банков. В момент кризиса ФРС оказалась совершенно неспособна автономно регулировать работу этих самых институтов, хотя именно в реализации этой задачи и состоит предназначение ФРС. Подлинная причина проблем с ФРС не в самом существовании подобной службы, а в том, что ФРС стала заложником интересов олигархической банковой системы — именно с этой проблемой США сейчас столкнулись, и эту проблему мы пока не смогли удовлетворительно решить».

В указании на зависимость ФРС от олигархических интересов с Гэлбрейтом солидарен видный российский экономист Михаил Делягин:

«К сожалению, сейчас ФРС служит глобальному бизнесу. Скорее всего, в условиях глобального кризиса, неумолимо влекущего мир в пучину депрессии, сбалансировать интересы этого бизнеса, пусть даже базирующегося в США, с их национальными интересами, скорее всего, не удастся».

Отозвавшись о либертарианцах и Роне Поле как о своего рода «городских сумасшедших», Делягин все же признал:

«Финансовый либерализм действительно не допускает прозрачности перед обществом, ибо его суть, отлитая в чеканных формулах Вашингтонского консенсуса, заключается в постановке национальных государств на службу не их народам, но глобальному спекулятивному бизнесу. Согласитесь, признаваться в этом своим народам не стоит». И далее: «Регулирование чего бы то ни было невозможно без власти «немногих» (устанавливающих правила) над «остальными» (объектами регулирования). В этом отношении разница между регулированием финансовой системы и дорожного движения несущественна. Вопрос в том, в чьих интересах осуществляется это регулирование и эта власть немногих над многими».

Как мы видим из приведенных экспертных мнений, последним вопросом задаются многие. И как мы видим, новый лозунг Рона Пола Audit the Fed по сути дела означает ровно то же самое — ликвидацию Федерального резерва в его нынешнем виде.

«Бессмысленные мечтания»?

С одной стороны, понятно, что радикальная программа Рона Пола нереализуема, как нереализуем аудит каждого нового дорожного знака сообществом водителей. С другой стороны, технократическая закрытость Федерального Резерва «для пользы дела» встречает все большую критику среди политиков и экспертов, такую же, как встретили бы ежедневные изменения в организации движения на основных перекрестках оживленного города по внутренним, никем непонятным соображениям ГИБДД.

Поэтому, с точки зрения шансов республиканцев на предстоящих президентских выборах, все будет зависеть от воли и гибкости Митта Ромни и его команды. А с точки зрения шансов мировой экономики преодолеть системный кризис, все зависит от того, насколько американский истеблишмент готов к конструктивному обсуждению такого деликатного вопроса, как роль Федерального Резерва.


Дмитрий Дробницкий
Источник: "Terra America "


 Тематики 
  1. США   (942)