В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Россия пересматривает экономические планы ("Stratfor", США)


Синопсис

Члены кремлевской элиты разработали два плана на будущее по модернизации и укреплению российской экономики. Двойная программа по модернизации и приватизации должна была в большой степени опираться на западные технологии и инвестиции. Особенное значение придавалось инвестициям со стороны европейцев – главных торговых партнеров России. Однако европейский экономический кризис и российская политическая нестабильность осложнили ситуацию, снизив вероятность поступления инвестиций. В связи с этим Кремль вынужден пересматривать свои планы в соответствии с новым положением дел.

Анализ

Ведущие политические, деловые и экономические умы Кремля сейчас активно проводят встречи и обмениваются конфиденциальными сообщениями. Вопрос стоит о пересмотре экономической стратегии России в связи с двумя факторами, которые влияют в настоящее время на планы страны: финансовой неопределенностью в Европе и российской политической нестабильностью. Хотя российская экономика стабильна, эти два обстоятельства заставляют Кремль пересмотреть его амбициозные планы на будущее, предусматривавшие модернизацию и диверсификацию экономики.

Россия в целом восстановилась после глобального финансового кризиса 2008-2009 годов. Российский валовой внутренний продукт в 2011 году вырос на 4,3 %, а в 2012 году предположительно вырастет еще на 3,5-4 %. Инфляция в России снизилась до 7 %, дефицит бюджета близок к нулю. Эта способность восстановиться после серьезного кризиса внушила Кремлю уверенность и подтолкнула его перейти к более амбициозным экономическим стратегиям.

Кремль, почти десять лет консолидировавший экономику, начал считать, что его контроль над внутренней политикой, безопасностью, бизнесом и финансовым сектором достаточно прочен, чтобы он мог позволить некоторым иностранцам покупать доли в российских стратегических предприятиях и вкладывать средства в модернизацию ряда финансово привлекательных секторов. Предполагалось, что двойная программа по модернизации и приватизации сможет продвинуть российскую экономику вперед и будет финансироваться в основном иностранными инвестиционными компаниями (деньги у России есть, но Кремль предпочел бы, чтобы за его планы платили другие). Эти программы должны были к 2015 году привлечь в страну в виде инвестиций более 200 миллиардов долларов, причем ожидалось, что большая их часть поступит в период между 2011 и 2013 годами. Кремль уже начал менять российское законодательство, чтобы иностранные фирмы и частные лица могли владеть в стране более значимыми активами. Чтобы сделать Россию более привлекательной для инвесторов, он убрал из советов директоров стратегических предприятий членов правительства, а также людей, связанных с Федеральной службой безопасности. Правительство также начало громкую антикоррупционную кампанию, которая, впрочем, не принесла серьезных результатов.

Однако европейский политический кризис и политическая нестабильность в России осложнили реализацию планов Кремля. От некоторых аспектов программ по модернизации и приватизации ему теперь придется отказаться, некоторые аспекты он должен будет изменить, а в ряде случае Кремлю придется, если он захочет добиться развития, вкладывать свои собственные деньги.

Европейский фактор

Европейский Союз считается основным торговым партнером России как в области инвестиций, так и в области торговли. Приблизительно 75 % прямых иностранных инвестиций поступают в Россию из стран-членов ЕС. По данным Евросоюза, на его долю в 2010 году приходилось 47,1 % внешнеторгового оборота России. Более того, Россия традиционно держит в евро более 50 % своих валютных резервов. Именно из-за этих связей предполагалось, что российские планы по приватизации и модернизации будут в большой степени опираться на европейские финансы и технологии.

Однако европейский финансовый кризис изменил расклад. Хотя на торговле между Европейским Союзом и Россией он в итоге не сказался – в 2009 году она заметно сократилась, а к 2011 году восстановилась, – однако Россия ожидала, что ее программы по модернизации и приватизации привлекут в 2011 году не меньше 10 миллиардов долларов, а вместо этого в 2011 году инвестиции сократились. Более того, отток капитала из России в 2011 году вдвое превысил прогнозы, составив 70 миллиардов долларов вместо ожидавшихся 35 миллиардов, причем большая часть этого капитала ушла в Европу.

Таким образом, хотя основание российской экономики – экспорт в Европу – остается стабильным, инвестиции, как ожидается, будут продолжать сокращаться, и это означает, что Москве придется пересмотреть свои широкомасштабные планы, предполагающие европейские инвестиции, и возможно полностью отказаться от этих проектов.

Политическая нестабильность

Финансовые аналитики уделяют особое внимание российской политической нестабильности. В первую очередь речь идет об антикремлевских протестах, на последний из которых, состоявшийся 4 февраля, вышли 290 000 человек по всей стране. Хотя протестное движение, как оказалось, не представляет для правительства реальной угрозы, предполагаемая опасность протестов заставляет иностранных инвесторов сомневаться в российской стабильности. Более того, большая часть крупных проектов требует сильного правительства, которое будет поддерживать их и помогать им преодолевать многочисленные российские бюрократические рогатки. Иностранные инвесторы не уверены в том, сможет ли Кремль фокусироваться на этих сделках, если он будет подвергаться политическим атакам.

Кроме того, ситуация внутри Кремля служит еще боле сильным дестабилизирующим фактором. Изощренная клановая структура, которую российский премьер-министр Владимир Путин создавал больше десятилетия, рухнула, и сейчас оставшиеся кремлевские политические воротилы сцепились вокруг политики в области экономики и бизнеса.

Эпоха заметно отпугивавшей иностранных инвесторов консолидации в экономике, финансах и бизнесе была плодом влияния клана «силовиков» – «ястребов», зачастую связанных со спецслужбами и считающих, что вопросы национальной безопасности важнее модернизации и диверсификации российской экономики. В свою очередь, программы по модернизации и приватизации были разработаны соперничавшим с «силовиками» кланом «цивиликов» (civiliki) – группой сравнительно либеральных и экономически мыслящих стратегов. «Силовики» яростно выступали против этих программ, но ничего не могли с ними поделать. Однако сейчас клановая структура рухнула, и «цивилики» в основном либо понижены в должности, либо покинули Кремль, либо более не способны противостоять «силовикам». Это ставит под вопрос как будущее программ по модернизации и приватизации, так и будущее российской экономической политики в целом.

Пересмотр программ

«Силовики» выступали против программ по модернизации и приватизации задолго до того, как в Европе возникли экономические трудности, а в России – нестабильность. Ведущие российские компании, в основном контролируемые «силовиками», сопротивлялись попыткам Кремля сделать российскую деловую среду более прозрачной. Однако сейчас, когда ситуация в европейской экономике и российской политике не благоприятствуют интересу иностранных инвесторов к России, у «силовиков» появился реальный аргумент в пользу полной отмены этих планов.

Ссылаясь на европейский кризис и на отсутствие интереса со стороны инвесторов, лидер силовиков вице-премьер Игорь Сечин доказывает, что активы, которые должны быть приватизированы, недооценены. Его любимый пример – это нефтяной гигант Роснефть, акции которого стоят по 7 долларов. Сечин, как и многие из российских финансовых аналитиков, уверен, что они должны стоить больше 11 долларов, и что их цена держится на заниженном уровне из-за экономических обстоятельств в Европе и политических обстоятельств в России. Сечин также считает, что с программой по приватизации нет причин торопиться еще и потому, что она изначально была предназначена для того, чтобы помочь России справиться с бюджетным дефицитом (которого сейчас, благодаря выросшим ценам на нефть, нет). Однако большинство «цивиликов», которые участвовали в разработке приватизационной программы, выступают за то, чтобы ее все же осуществить, так как нельзя рассчитывать, что нефтяные цены будут и дальше помогать России с решением бюджетных проблем.

Аргументацию Сечина публично поддерживают независимые консультанты, в частности Deutsche Bank, который заявил Кремлю, что запускать подобные программы при нынешней ситуации на глобальном рынке слишком рискованно. Однако, хотя аргументы «силовиков» выглядят убедительно, немногочисленные оставшиеся в правительстве – в первую очередь в ведомстве министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной – «цивилики» в последние месяцы работают над новым планом по модернизации и приватизации. Приватизационный аспект обсуждается на этой неделе в Кремле, модернизационный пока не затрагивается. В настоящее время осуществление большинства приватизационных проектов планируется отложить до 2017 года. Кремль рассчитывает, что за это время экономический кризис в Европе прекратится, и что европейцы захотят в будущем инвестировать в Россию. Подобная задержка даст «силовикам» достаточно времени, чтобы они могли попытаться вообще отменить программу по приватизации. Разумеется, с другой стороны, она даст Кремлю возможность провести внутреннюю реорганизацию и создать новый клан «цивиликов» способных провести в жизнь эту программу, несмотря на недовольство «силовиков».

Следует заметить, что Кремль не намерен пассивно ждать, пока иностранцы вновь не заинтересуются инвестициями в Россию. В некоторых из проектов по приватизации теперь принимают участие российские олигархи. Согласно источникам Stratfor, миллиардер Геннадий Тимченко приобрел Мурманский торговый порт, а стальной магнат Владимир Лисин инвестирует в «Российские железные дороги». Между тем в рамках плана по приватизации эти активы и акции первоначально предназначались для иностранных инвесторов. У российских олигархов есть деньги для участия в приватизации, хотя в прошлом они избегали этого, потому что Кремлю не нравилось, когда они проявляли слишком много интереса к российским стратегическим секторам. Сейчас Кремлю придется пересмотреть свои взгляды на этот вопрос, так как ему нужно, чтобы олигархи инвестировали свои миллиарды в российскую экономику.

Более того, Кремль, возможно, начнет тратить на ряд стратегических секторов свои собственные деньги – в тех случаях, когда ему не хочется ждать иностранных инвесторов. Источники Stratfor сообщают, что Кремль сейчас готов платить за проекты, привлекающие современные иностранные технологии. Например, Сколково, российский аналог Кремниевой долины, по-видимому, получит от российского правительства дополнительное финансирование, так как он привлекает технологии целого ряда иностранных фирм, включая Siemens, IBM, Nokia, Intel и Cisco Systems. Российское правительство держит в своем рассчитанном на черный день фонде около 600 миллиардов долларов (впрочем, по данным источников Stratfor, припрятано у него вдвое больше). Пока иностранцы были готовы инвестировать в Россию, Кремль не хотел расставаться с этими деньгами, но сейчас обстоятельства переменились.

Хотя программы по модернизации и приватизации, направленные на прогресс российской экономики, хоронить пока рано, экономические и политические кризисы, ударившие по инвестициям в Россию, заставляют сейчас Кремль пересматривать разработанную им стратегию.



Источник: "ИноСМИ"
Оригинал публикации: "Russia's Redesigned Economic Plans"


 Тематики 
  1. Россия   (1216)
  2. Мировой финансовый кризис   (265)