В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Германия и Европа: кто платит, тот и определяет политику

После Второй мировой войны усилия европейских политиков во многом были направлены на ограничение влияния и роли Германии на континенте и недопущение нового глобального конфликта, чему, безусловно, способствовало разделение Германии, а впоследствии и создание Европейского союза и еврозоны. На сегодняшний день, учитывая тесные с политической и экономической точек зрения связи бывших военных противников, подобные конфликты представляются практически невозможными.

В свое время французские политики настаивали на введении единой европейской валюты и отказе ФРГ от использования марки, чтобы ограничить влияние Берлина в Европе. Сейчас, однако, ситуация получила другое развитие: евро, за который так ратует канцлер Ангела Меркель, взявшая на себя с президентом Франции Николя Саркози инициативу по выводу Европы из долгового кризиса, стал настоящим орудием Берлина по усилению своих позиций в Старом Свете. Теперь в Европе действует принцип: кто платит, тот и определяет политику.

Германия постепенно избавляется от менталитета виновника мировых войн и холодной войны. Два десятилетия назад произошло историческое воссоединение страны, что в экономическом плане стало причиной огромных издержек. Всего, по подсчетам Института экономических исследований в Галле /Саксония-Анхальт/, объединение ФРГ обошлось примерно в 1,3 трлн евро, которые, в основном, пошли на поддержку восточных федеральных земель и социальные проекты для жителей бывшей ГДР. В Германии до сих пор существует так называемая "надбавка на солидарность" или "золи", которая взимается в размере 5,5 проц. от подоходного налога. Она предназначена для экономической помощи землям, некогда входившим в Германскую Демократическую Республику.

Массовая безработица, болезненный переход от плановой экономики к рыночной, адаптация предприятий бывшей ГДР к новым условиям экономического, валютного и социального союза с ФРГ определяли проблемы экономики единой Германии.

В настоящее время страна является локомотивом европейской экономики. Как показало исследование, проведенное газетой "Вельт", крупнейшие германские компании на фоне кризиса еврозоны и дебатов вокруг оказания помощи странам-должникам демонстрируют уверенный рост доходов. В прошлом году средний показатель доходов 500 лучших предприятий ФРГ увеличился почти на 12 проц. или не менее чем на 1 млрд евро. ВВП Германии в первом квартале этого года в сравнении с аналогичным периодом 2010 года вырос на 5,2 проц., что стало рекордом за все время после объединения страны и свидетельствует об окончательном преодолении ФРГ глобального финансового кризиса 2008 года. Темпы экономического роста во второй половине нынешнего года, правда, замедлились, а в 2012 году, по прогнозу экспертов, ВВП вырастет лишь на 0,8 проц. на фоне ослабления мировой конъюнктуры. Однако, это можно считать ничем иным как нормализацией ситуации. В целом, специалисты предсказывают стране дальнейшее снижение уровня безработицы и замедление инфляции.

Германии, как самой крупной экономике Старого Света, пришлось примерить роль спасительницы Европы и взять на себя основную нагрузку по выводу европейских стран из долгового кризиса. Вернее, как любят подчеркивать политики, это бремя лежит на плечах ее граждан – рядовых налогоплательщиков. Согласно опросам общественного мнения, немцы недовольны проводимой властями политикой по спасению евро и, вообще, нынешним положением дел в Европе. Как свидетельствуют данные исследования, проведенного социологическим институтом "Эмнид", почти каждый второй житель ФРГ считает, что Германия лучше бы развивалась, если бы не была частью ЕС. Чуть больше половины респондентов уверены в негативном будущем единой европейской валюты.

Еще более негативно воспринимают жители ФРГ перспективу оказания помощи грекам, итальянцам и испанцам и не желают платить за них. Не случайно, правящие партии потерпели в этом году череду поражений на местных выборах. В частности, возглавляемые Меркель христианские демократы проиграли выборы в Гамбурге, в Рейнланд-Пфальце, Баден-Вюртемберге, где ХДС правил на протяжении 58 лет, в Бремене, в Мекленбурге-Передней Померании и Берлине. Ангеле Меркель не позавидуешь: и в собственной стране, и за ее пределами канцлеру приходится лавировать между порой диаметрально противоположными интересами различных групп.

По мере разрастания кризиса бразды правления и инициативу по вытягиванию стран зоны евро из болота задолженности берут в свои руки Германия и Франция. Двусторонние отношения между этими государствами всегда определяли европейскую политику и были сердцем Евросоюза, в котором Берлин характеризовал собой экономическую мощь, а Париж являлся политическим стержнем. Конечно, ситуация, когда германо-французский союз диктует свои условия партнерам, вызвала горячие споры в политической среде и гражданском обществе европейских стран. Официальный Берлин сразу же поспешил заверить, что "все действия направлены на то, чтобы укрепить Евросоюз как единое целое".

Действительно, Меркель и Саркози образовали своеобразный тандем, который даже получил в СМИ название – "Меркози". При этом, в паре Германия-Франция доминантная роль Берлина становится все более очевидной. Французский президент зачастую откровенно отдает лидерство канцлеру и не упускает случая указать на германскую экономическую модель как образец для других государств Европы в процессе преодоления долгового кризиса. Политика в современном мире становится все более зависимой от экономики, а потому влияние Парижа, в сравнении с возрастающим значением Германии, идет на убыль. На фоне того, что Германия больше других участвует в оказании помощи странам-должникам, все чаще Берлин дает понять, что стремится к обладанию большей властью в Европейском центральном банке /ЕЦБ/ да и в ЕС в целом.

Последний саммит ЕС в Брюсселе 8-9 декабря очертил контуры новой Европы, которая по сути раскололась на две части – еврозону и государства, не входящие в валютный союз. Основным итогом встречи стало решение о создании нового проекта европейской интеграции – Бюджетного и налогового союза с жесткой бюджетной дисциплиной, лидерство в котором будет принадлежать Германии. Его цель – стабильность евро. Основной принцип: кто небрежно обращается с собственными финансами, тот теряет часть своего суверенитета.

Несмотря на новую, более сильную ступень евроинтеграции нового союза, от внимательного наблюдателя не ускользнет тот факт, что с самого начала борьбы с кризисом Ангела Меркель остается верна национальной стратегии. Ее суть – в первую очередь, защита немецких налогоплательщиков и поддержание конкурентоспособности Германии на мировых рынках, а уже потом спасение проблемных стран еврозоны. Канцлер еще около года назад дала понять, что государства- должники прежде, чем их партнеры по еврозоне проявят солидарность и окажут поддержку, должны сами приложить усилия по консолидации своего бюджета.

Основные требования Меркель – проведение властями проблемных стран конкретных структурных антикризисных реформ, изменение базовых европейских соглашений с целью добиться более жесткой бюджетной дисциплины в валютном союзе, усиление роли общеевропейских институтов. Канцлер, кроме того, против выпуска единых европейских облигаций, которые, по ее словам, приведут к созданию в Европе "союза должников", а не "союза стабильности". "Обобществление долгов – неверный ответ на нынешнюю ситуацию", – убеждена Меркель, которая понимает, что введение евробондов только усилит недовольство жителей Германии проводимой властями европолитикой.

Такая жесткая и упрямая позиция Берлина принесла свои плоды: власти Греции, Испании, Италии и Португалии были вынуждены пойти на реализацию мер по упорядочиванию госрасходов, несмотря на масштабные протесты населения. Таким образом, немецкая культура стабильности и развития стала общеевропейской идеей и целью.

Одновременно тот тон, который задает германская сторона, неоднократно заявлявшая, что не собирается менять линию по отношению к должникам и экспорту своей продукции / а еврозона стала для ФРГ огромным рынком для сбыта ее качественных товаров/, способствует расширению антигерманских настроений среди населения и политиков других стран ЕС.

"Europa ueber alles" /"Европа превыше всего"/ – такой заголовок к материалу о кризисе в Европе красовался не так давно на первой странице бельгийского журнала "Кнак" / Knack/. "Все важные европейские решения, в том числе новый сценарий спасения евро, принимаются в Германии", – отметило издание. Весь Евросоюз будет формироваться по "немецкой модели", подчеркивает журнал, "в то время как остальная часть еврозоны идет ко дну, экономика Германии только укрепилась".

СМИ ряда стран Европы, особенно наиболее затронутых кризисом, часто проводят параллели между сегодняшними действиями Берлина и политикой, проводимой германским руководством до Первой и Второй мировых войн, а некоторые и вовсе обвиняют германские власти в попытке создания четвертого рейха. Основной мотив – ФРГ использует кризис для усиления своей роли и влияния в Европе. Особенно Берлину достается, и это давно не секрет, от греков.

В качестве примера, широкую огласку получил случай с Хорстом Райхенбахом – главой специальной комиссии Евросоюза по Греции, которого эллины сразу наделили титулом "гауляйтер" /нацистский руководитель области в фашистской Германии и на оккупированных территориях – прим. ИТАР- ТАСС/. В средства массовой информации попала также фотография плаката, "украшающего" вход в пекарню на одной из улиц Афин. На нем изображена Ангела Меркель в нацистском мундире с надписью: "Народная угроза".

В Берлине, безусловно, чувствуют недовольство доминантной ролью Германии. В силу этого германские власти стремятся подключить и другие страны к процессу выработки антикризисных мер. "Будущее Германии неразрывно связано с будущим Европы, – не устает заверять Меркель. – Если Европе не будет хорошо, то в долгосрочном плане не будет хорошо и Германии". "Евро – это больше, нежели просто валюта, – считает она. – Если потерпит поражение евро, то потерпит провал и Европа". По мнению главы правительства ФРГ, "настало время для прорыва к созданию новой Европы".

В свою очередь, глава минфина ФРГ Вольфганг Шойбле в интервью журналу "Шпигель" назвал "нонсенсом" и "чепухой" опасения относительно стремления Германии к гегемонии на европейском континенте. Министр финансов, кстати, удостоился престижной Международной премии имени Карла Великого за 2012 год за вклад в стабилизацию обстановки в европейском валютном союзе и углубление интеграции в Европе. "Добиться европейского единения – в интересах Германии, – отметил Шойбле. – Что хорошо для Европы, хорошо и для Германии. Европа не может быть построена на принципе гегемонии".

Следует напомнить, что ФРГ отведена не только роль спасительницы Европы в борьбе с долговым кризисом. Германия с недавнего времени стала принимающей стороной в Европе российского природного газа. В начале ноября президент РФ Дмитрий Медведев и канцлер Ангела Меркель торжественно запустили в эксплуатацию в городке Любмине /федеральная земля Мекленбург – Передняя Померания/ первую очередь газопровода "Северный поток", соединившего Россию и ФРГ по дню Балтийского моря. Именно здесь расположен терминал для приема российского газа, который отсюда распределяется по конечным потребителям в Европе. Со стратегической точки зрения значение проекта трудно переоценить как для России, так и для Германии.

В свете вышесказанного невольно возникает вопрос: к чему приведет усиление роли ФРГ в нынешней Европе, в том числе в свете последнего вето Лондона на внесение изменений в базовые европейские соглашения? Реваншизм, подобный тому, который господствовал в Германии после поражения в Первой мировой войне, стремление к расширению территории, экспансии сейчас немыслимы. Другой вопрос кажется еще более актуальным: пойдет ли Берлин по пути дальнейшей интеграции, будет ли придерживаться своего европейского курса. Кризис четко показал, что многие государства оказались просто не готовы держаться и идти вместе в этом направлении. Долговой кризис и его развитие способны расставить новые акценты в германской политике. В то время, как Китай, Индия, Бразилия и другие идут по пути экономического прогресса семимильными шагами, старая и добрая Европа рискует остаться позади. Финансовые проблемы Старого Света грозят отодвинуть Берлин на периферию мирового экономического прогресса. Насколько в таком случае интересует Германию создание "Соединенных Штатов Европы"?

На ноябрьской встрече "двадцатки" в Канне президент США Барак Обама признал, что только благодаря "руководящей роли" германской стороны стало вообще возможным добиться прогресса на саммите ЕС, который состоялся в конце октября в Брюсселе. Его участники достигли тогда компромисса по ключевым элементам плана спасения Европы: восстановление кредитоспособности Греции, проведение рекапитализации европейских банков, усиление европейского стабфонда. Мысль главы Белого дома можно продолжить: если не Берлин, то кто?


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. ЕС   (527)