В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Советы американского эксперта российским "реформаторам"

От редакции: Российские СМИ довольно однобоко освещают события в Москве, главные действующие лица остаются за кулисами. Хитроумные ходы манипуляторов скрыты за высокопарной риторикой «революционеров» и сухими как картон формулировками официальной пропаганды. Но может быть что-то понять в происходящем в Москве нам помогут компетентные эксперты с той стороны Атлантики, где уже давно разрабатываются планы «глобальной демократической революции», и где тысячи опытных глазах и умных голов следят за тем, что происходит у нас дома. Одним из таких экспертов является Гордон М. Хан, ведущий американский специалист по проблемам Кавказа. Terra America поинтересовалась у него, какую политическую роль могут сыграть в разворачивающихся событиях российские спецслужбы, или siloviki, как предпочитают писать англосаксы.

– Уважаемый господин Хан, существует распространенная точка зрения, что у власти в России находится корпорация выходцев из КГБ. Насколько, по Вашему мнению, эта корпорация монолитна и действует как единое целое?

– Эта корпорация не монолитна, отнюдь. Достаточно хотя бы вспомнить довольно скандальную борьбу между одним кланом выходцев из КГБ-ФСБ, который возглавлял Игорь Сечин, и бывшим офицером КГБ, и тогдашним главой Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктором Черкесовым в конце 2007 – начале 2008. Тогда Сечин и его соратники ошибочно решили, что назначение Виктора Зубкова на должность премьер-министра России означает, что приемлемый для них кандидат на место главы российского государства, Сергей Иванов, одержал победу в борьбе за власть. То, что Путин, в конце концов, выбрал в 2008 году Дмитрия Медведева, является отражением его сознательного желания дистанцироваться от жесткой линии этой группы. Результатом более либерального выбора Путина стало относительное уменьшение влияния клана Сечина при Медведеве.

Остается только ждать, последует ли за практически гарантированным возвращением Путина в Кремль оживление ФСБ и консолидации на верхних уровнях этой структуры.

– Насколько последние политические события в России могут покончить с гегемонией этой силы?

– Не так давно я говорил, что правящей группе во главе с Путиным вряд ли удастся избежать столкновения с обществом во время следующих федеральных выборов в том случае, если не будет принято никаких радикальных политических или хотя бы экономических решений. Сегодняшние события только подтверждают правоту моих мыслей. Средние и низшие классы, а также демократически настроенная прослойка высшего класса и политической элиты устали от коррупции и безответственности правящих кругов.

Я думаю, что Путину удастся победить на президентских выборах с помощью махинаций, хотя, как я писал недавно, последние выборы в Думу были более честными, чем в предыдущие годы, и стали шагом в правильном направлении. Это не значит, что они были полностью свободными и честными, но они отличаются от того, что было в прошлом. Примерно треть сфальсифицированных голосов является результатом коллективного голосования в мусульманских республиках, а также немусульманских регионах, где присутствует клановая структура общества, которая повинуется мнению покровителей и олигархов, обеспечивающих людей защитой и «хлебом».

– Как Вы оцениваете нынешнее руководство ФСБ? Существует ли у него своя собственная политическая позиция? Если да, то могли бы Вы ее охарактеризовать?

– Александру Бортникову удалось добиться успехов в борьбе с Кавказским эмиратом моджахедов с помощью улучшенной координации и обменом данных между различными силовыми ведомствами в рамках Национального антитеррористического комитета. К сожалению, борьба с джихадизмом и терроризмом по-прежнему носит преимущественно силовой характер, правда в последнее время это было слегка смягчено тем, что президент Медведев, президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, президент Дагестана Магомедсалем Магомедов, президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков и даже президент Чечни Рамзан Кадыров добавили немного «пряника» к тяжеловесному кнуту.

В случае Евкурова контртеррористические операции стали носить хирургический характер и позволили арестовать нескольких влиятельных эмиров. Есть также случаи успешной борьбы с организованной преступностью. Бортникову также удалось избежать газетных заголовков с именами аппаратчиков из ФСБ, хотя непонятно то ли это является результатом успешной борьбы с коррупцией в рядах структуры, или же это крайне осторожное поведение в ответ на антикоррупционную политику Медведева.

– И как Вы считаете, будет ли руководство российских спецслужб лояльно руководству страны в случае обострения политической ситуации в России по египетскому или украинскому варианту?

– Это будет зависеть от того, какое направление выберут лидеры страны и насколько успешно они будут его придерживаться. Если они начнут переговоры с оппозицией с тем, чтобы договориться о дальнейших реформах и полной демократизации, тогда им нужно будет убедить силовиков, что частью общего договора будут гарантии защиты интересов последних.

К сожалению, возможности реформаторов добиться таких соглашений зависят от готовности оппозиции их принять, а история свидетельствует о том, что демократические силы (как, впрочем, любые силы внутри российского и других пост-советских обществ) плохо идут на компромиссы и редко проявляют разумное великодушие.

Наверняка Путин по ночам вздрагивает от одной только мысли о египетском сценарии. Реформа армии привела к тому, что военные разочаровались в нем и в Медведеве. В МВД РФ, скорее всего, присутствуют такие же чувства после последних реформ. Вполне возможно, что Медведев сегодня сожалеет о своем относительном либерализме и, в частности, об обещании, данном несколько месяцев назад, провести также реформы всех остальных силовых ведомств.

Безусловно, некоторые люди внутри силовых ведомств могут почувствовать, что грязная работа, которую их заставляют делать на улицах после выборов, может стать еще грязнее, и могут начать винить во всем «реформистский дух», нахлынувший на тандем в последнее время. Примерно так когда-то силовики винили Горбачева в том, что он «поступился принципами», как это сформулировала в своей одноименной статье сталинистка Нина Андреева в марте 1987 года.

История перестройки и ее последствия говорят о том, что силовики не позволят либерализации без реальных гарантий того, что у них не будет своего «Нюрнберга». Хотя, конечно, каждая силовая структура – ФСБ, МВД, армия – или же отдельные элементы внутри них могут отреагировать на кризис по-разному.

Гордон М. Хан
Беседовала Юлия Нетесова
Источник: "Terra America" "


 Тематики 
  1. Россия   (1216)