В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Сирия: что стоит за инициативой ЛАГ?

Недавнее решение о приостановлении членства Сирии в Лиге арабских государств (ЛАГ) является лишь формой усилившегося нажима на Дамаск в попытках вынудить его пойти на ряд ключевых реформ (многопартийность, назначение даты «свободных» выборов, вывод армии с улиц городов и т.п.), которые однозначно приведут к уходу Башара Асада и его окружения из власти. Особенно примечательным является требование якобы руководства ЛАГ легализовать структуры сирийскиъ «Братьев-мусульман». Надо отдавать себе отчет в том, что это и является генеральной целью посредничества Катара в «сирийском досье». Такая постановка вопроса априори делает невозможной полномасштабную реализацию этой инициативы.

Вообще этот демарш ЛАГ, который был предпринят, прежде всего, по инициативе аравийских монархий был предварительно согласован с Вашингтоном, и по большому счету, является тактическим ходом Госдепартамента США. Косвенным подтверждением этому является заявление иорданского короля Абдаллы, который первым из арабских руководителей открыто призвал Б.Асада уйти в отставку.

В чем замысел этой комбинации Госдепа? Прежде всего, это попытка сохранить темп. «Сирийская тема» если не стала «выдыхаться», то явно вошла в стадию некой информационной и организационной стагнации. На этом фоне вроде бы окончательно оформившаяся сирийская оппозиция в лице Сирийского национального совета (СНС) явно оказалась перед очень сложной дилеммой, которая связана с определением своей дальнейшей тактики и стратегии. Вооруженные отряды оппонентов сирийского режима явно приобретают некий автономный оттенок и все возрастающую степень самостоятельности. Это объективный процесс, который присущ для любых оппозиционных движений и «революций»: те, кто воюет на улицах, относится к эмигрантским структурам за границей с некой долей скептицизма. СНС, таким образом, попал в некую организационную западню, особенно с учетом непростых отношений внутри его самого.

Вторым определяющим моментом явилась позиция Москвы и Пекина, которые отказались повторять «ливийский сценарий» в Совете Безопасности ООН и тем самым закрыли путь к военному вмешательству под «ооновским зонтиком». Без этого условия НАТО на начало военных действий не пойдет, а делать это «в одиночку» никто не хочет и не будет. Отсюда задействование «регионального фактора», то есть создание некого дополнительного прессинга на Дамаск через ЛАГ. Это придает некую легитимность возможным силовым мерам, прежде всего в области экономических санкций и дипломатической блокады. ЛАГ, конечно, не того уровня организация, чтобы осуществить самостоятельно некую военную операцию. Все-таки для этого необходимо одобрение Совбеза ООН, но создать некий дипломатический нажим на ту же ООН она вполне в состоянии. В расчетах Вашингтона использовать ЛАГ как рычаг дополнительного давления на Россию и Китай в целях трансформации их позиции. Причем в Белом Доме отдают себе отчет в том, что времени на это остается все меньше, поскольку в России грядут выборы президента, которые не сулят «смягчение» российской позиции по сирийскому вопросу.

Эта политика, которая один раз «прокатила» применительно к Ливии, может, в конце концов, привести если не к явному, то, как минимум, скрытому расколу в ЛАГ. Например, Египет и Алжир отказались отзывать своих послов из Дамаска, как того требовало решение ЛАГ. Кстати, и Вашингтон отказывается это делать.

Очень сомнительно, чтобы такая политика оказалась бы очень действенной, как и возможные экономические санкции против Сирии. Турция в этой связи уже заявила устами своего министра иностранных дел А.Давутоглу о том, что «возможные санкции не должны затронуть интересы простых сирийцев». За этой витиеватой формулировкой стоит опасения турецкого руководства за собственного производителя, который теснейшим образом «завязан» на сирийских партнеров. Рисковать собственным рейтингом турецкий премьер-министр Р.Эрдоган не желает. Как впрочем, и отдавать первенство в сирийском вопросе главным конкурентам за влияние в исламском мире из Катара и Саудовской Аравии. Возможное эмбарго на поставки сирийской нефти в страны ЕС тоже не носят какого-то ключевого характера. Во-первых, нефть в настоящее время больше нужна внутри страны. Во-вторых, существуют коридоры в Ирак, которые позволят обойти это эмбарго довольно легко. Что же касается валютных поступлений, то Иран здесь сделает все возможное и даже больше, поскольку битва за Сирию носит для него стратегический характер.

Суть вопроса кроется в другом. Инициатива ЛАГ, как мы и писали ранее, являлась «мертворожденной». Целью ее выпуска «в свет» являлся конечный результат, который мы сейчас наблюдаем. Никто всерьез не намеревался налаживать «национальный диалог», так как его невозможно наладить при уступках только с одной стороны. Основная цель – лишний раз показать «нежелание» Дамаска идти на мир, вот и все. Делать отсюда выводы о первой фазе подготовки иностранного вторжения пока сильно преждевременно, поскольку для этого нужен аппарат НАТО, который не готов к таким операциям в силу множества субъективных и объективных причин. Значит, все дело пока только в дипломатическом прессинге с целью «расшатать нервы» в Дамаске и создать необходимый информационно-пропагандистский фон. Не надо также сбрасывать со счетов и тот факт, что за такую «помощь» того же Катара придется потом платить, что доказывает пример Ливии. В СНС это, без сомнения, понимают, просто там пока считают более важным свергнуть режим Асада любой ценой.


Ю.Б.Щегловин
Источник: "Институт Ближнего Востока"


 Тематики 
  1. Ближний Восток   (499)
  2. Мир под эгидой США   (1322)