В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

В. Зорин об отношениях Россия-США

От редакции. Для многих из нас, родившихся в 1970-е годы, знакомство с Америкой началось с сериала «Америка семидесятых» и с неподражаемого голоса Валентина Сергеевича Зорина, который со знанием дела рассказывал о тайнах вашингтонского двора, о том кто, скорее всего, стоит за убийством Джона Кеннеди и почему провалилась «разрядка». Америка семидесятых более всего походит на Америку пост-нулевых: тогда и сейчас США вели безнадежную войну в Азии, тогда и сейчас они пытались по-хорошему договориться с Китаем, рассчитывали на примирение с русскими. И вот вопрос: не завершится ли наша нынешняя «перезагрузка» новым витком напряженности между Россией и США, не приведет ли решение В.В. Путина выдвигаться на третий срок к очередному всплеску антироссийской активности в Вашингтоне. Обо всем этом мы хотели поговорить с одним из самых известных в нашей стране журналистов-международников.

– Уважаемый Валентин Сергеевич, как Вы думаете, как демократы и республиканцы отнесутся к переменам в высших эшелонах власти в России?

– В Вашингтоне известие о выдвижении кандидатуры Владимира Путина на президентские выборы 2012 года восприняли как весьма серьезное событие. А в некоторых кругах вашингтонской политической элиты – с плохо скрываемой озабоченностью. Эта озабоченность связана, прежде всего, с теми ощущениями, которые у американцев вызывает памятная речь Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года. Об этом событии в эти дни часто вспоминают американские политические комментаторы.

Эта речь стала своего рода точкой отсчета, точкой поворота российской внешней политики, когда стало очевидно, что мы отказываемся от того курса, который осуществлялся Москвой в 1990-е годы. Период, когда внешнеполитическое ведомство России возглавлял Андрей Козырев, войдет в историю российской дипломатии как не самая лучшая страница. И попытки идти на необоснованные уступки Вашингтону, иллюзии, которые были у российских руководителей в то время, привели, в конце концов, к ослаблению внешнеполитических позиций России на мировой арене.

Сегодня, когда кандидатура Путина выдвинута действующим президентом и партией «Единая Россия» на пост главы государства, к мюнхенской речи в Штатах возвращаются снова и снова. Тогда она ознаменовала переход от политики односторонних уступок Вашингтону, приспосабливания к его пожеланиям, к совершенно другому политическому курсу – курсу защиты национальных интересов России на международной арене. Именно поэтому мюнхенскую речь восприняли не просто как упражнение Путина в риторике, а как серьезный внешнеполитический манифест. Следует отметить, что и президент Медведев продолжил линию на отстаивание внешнеполитических и национальных интересов России, и никакого возврата к политике 1990-х годов в последние годы не произошло.

Но, тем не менее, с именем Путина в Вашингтоне связывают вполне определенный внешнеполитический курс.

Республиканцы надеются, что президент Обама станет президентом одного срока. И, надо сказать, что действующий президент США действительно находится в сложном положении. Справиться с экономическими неурядицами администрации Обамы пока не удается. Поэтому республиканцы всерьез рассчитывают использовать трудности действующего президента для того чтобы вернуться к власти.

Но перед руководством республиканской партии возникает довольно сложная проблема, которая заключается в том, что сегодня у партии нет общепризнанного сильного лидера, которого в предстоящие годы они смогли бы противопоставить Владимиру Путину. В общей сложности около 10 человек в республиканской партии претендуют на выдвижение своих кандидатур, рассчитывая, что Обама окажется слабым противником.

Наибольшие шансы выйти в финал предвыборной гонки имеют сейчас два человека в республиканской партии – бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни и нынешний губернатор Техаса Рик Перри.

Ромни – фигура, если судить по международным меркам, не первостепенной важности. Причем в 2012 произойдет вторая попытка Ромни попасть в Белый дом. Первая окончилась неудачей, а в Америке неудачников не любят. Второе обстоятельство, которое может помешать ему быть избранным – то, что по своей религиозной принадлежности Ромни принадлежит к мормонам. Сама принадлежность к мормонской религии – это серьезный минус для его избирательной кампании.

Что касается Рика Перри, губернатора Техаса, очень активно сейчас набирающего очки, то он тоже фигура не самого первого ряда. Кто он такой, знают даже не все американцы, не говоря уже о том, что он не получил широкой международной известности. Между тем, Рик Перри – ставленник техасских нефтяных королей. Когда губернатором Техаса был Джордж Буш-младший, Рик Перри занимал должность вице-губернатора. Когда Буш стал президентом, Перри вместо него занял пост губернатора Техаса.

Отрицательное отношение многих избирателей к деятельности администрации Буша будет осложнять предвыборную кампанию Рика Перри. Сам он человек крайне правых взглядов. Достаточно сказать, что для того, чтобы остановить поток мексиканских эмигрантов в Техас, он выдвинул идею ввода американской армии на территорию Мексики. Такой политик, без сомнений, будет вызывать у избирателей опасения.

Безусловно, когда в Вашингтоне стало известно о том, что Владимир Путин идет на выборы 2012 года, забота о том, а кто с ним будет вести дело, кто будет на равных представлять интересы США – все это обеспокоило верхушку республиканской партии.

– Валентин Сергеевич, есть такое мнение, что с выходцами из силовых структур, каковым является Владимир Путин, работать комфортно республиканцам. Насколько это верно?

– Есть такая версия. Но, следует учесть, что серьезные люди уже давно не говорят о Путине как о выходце из силовых структур. Путин за время своего пребывания на посту премьер-министра и за 8 лет своего президентства показал себя как политик международного масштаба.

Мнение, что нашим силовикам, независимо от того, идет ли речь о Путине или о ком-то другом, легче работать с республиканцами, принадлежит людям, которые плохо понимают реальность. Дело не в республиканцах и демократах, а дело в конкретных обстоятельствах и в конкретных людях. И никаких особых преимуществ у Путина как у человека, который начинал свою деятельность во внешней разведке, в глазах вашингтонской элиты нет. Почему тогда не вспомнить, что Джордж Буш-старший, бывший президент США, был когда-то директором Центрального разведывательного управления. Что разве по этой причине Горбачеву с ним было легче договариваться?

Это все фантазии наших доморощенных политологов, я бы не стал их рассматривать всерьез.

– Какова будет судьба перезагрузки? Это широко объявлено – курс на перезагрузку отношений между США и Россией. Будет ли он продолжен, если Путин придет к власти?

– Политика, которую руководители нынешней администрации назвали «перезагрузкой», не была подарком Москве, не была благодеянием. Это курс, появление которого связано с объективными обстоятельствами.

Это изменение отношений к лучшему с Москвой было полезно Москве, и необходимо – Вашингтону. Важно понимать, что перезагрузка – это результат объективно сложившихся обстоятельств, результат того, что продолжение многолетнего амбициозного внешнеполитического курса Вашингтона оказалось просто не по силам экономике США.

Мне представляется, что в том или ином виде линия на перезагрузку имеет будущее, так как кто бы ни находился в настоящий момент в Белом доме, изменить объективную расстановку сил ему будет не под силу.

– То есть линия на перезагрузку отношений США и России имеет шансы быть продолженной, если Владимир Путин станет президентом?

– Мне кажется, что постановка вопроса неправильная. Что значит – линия перезагрузки будет продолжена, если Путин будет президентом? А что, разве эта перезагрузка, которая произошла и в какой-то степени происходит, проводится мимо Путина? Путин – один из авторов этой линии на перезагрузку в ответ на инициативы США. Россия объективно заинтересована в нормализации отношений с США. И никто не будет этому препятствовать.

– Валентин Сергеевич, мы привыкли к тому, что в отношениях между Россией и США очень важную роль играла идеологическая компонента. Сначала «холодная война», потом, в ослабленном виде, во время конфликта с Грузией. Как вы думаете, вернется ли эта идеологическая часть, какой-то вопрос идеологии в отношения России и США, когда сменится власть и в Москве, и в Белом доме?

– Конфликт с Грузией никакого отношения к идеологии и к идеологическим расхождениям Москвы и Вашингтона не имеет. Речь идет о провокации Тбилиси, за которой в какой-то степени стояли некоторые круги американской элиты, но идеологических мотивов в этом противостоянии не присутствовало.

Характерной особенностью современного периода международных отношений является то, что все конфликты – и между Москвой и Вашингтоном, и между Россией и Европой, и то, что происходит на Ближнем Востоке, в других странах – уже давно не представляют собой «войны идеологий».


Беседовала Демченко Наталья
Источник: "Terra America "


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)