В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Надо ли России соглашаться на «план Бжезинского»

Западный мир во главе с Соединёнными Штатами уже не в состоянии самостоятельно справиться с выходящими из-под контроля глобальными изменениями, принимающими всё более динамичный характер. Основной вектор этого процесса – "возвращение" к устойчивому состоянию соперничества двух мировых сил как альтернативе той "неопределенности" политических процессов, которая возобладала после развала СССР и резкого ослабления позиций России. Субъектами этого соперничества, по всей видимости, выступят новые альянсы сил Запада и Востока.

Достаточно ясно, что стремление к глобальному доминированию Запада, и в первую очередь лидера Западного мира – Соединённых Штатов, вызвало к жизни противодействие, во главе которого все более утверждается Китай.

Новое противостояние будет иметь существенные отличия от противостояния коалиционных группировок, возглавлявшихся прежде Советским Союзом и Соединёнными Штатами. Линия противостояния будет все более смещаться в политико-экономическую и духовную сферы, приобретая поистине глобальный характер и затрагивая область тонких социальных технологий. И хотя мотивы нового противостояния будут по-прежнему формироваться вокруг обладания ресурсами, глубина противостояния будет всё больше отражать такой фундаментальный факт, как достижение предела антропогенного воздействия на среду обитания.

Грядущий кризис можно определить как кризис всей мировой цивилизации, что принципиально по-новому ставит вопрос о путях выживания и развития человечества в целом.

Процессы глобализации объективно ведут дело к созданию «единого организма», и вопрос лишь в том, как будет происходить этот переход. Путей формирования Мир-организма может быть два.

Первый путь: центр существующей Мир-системы (США и их союзники) выстраивает глобализацию «под себя», руководствуясь принципами максимизации прибыли (естественно, своей) и «экономической эффективности». При этом доминирующее положение Запада сохраняется, страны периферии подстраиваются под его потребности, обслуживают его интересы. Оппозиция «Центр-Периферия» становится ещё более резкой, отношения между странами – глубоко неравноправными.

Второй путь: «общественный договор» стран мира (глобальный консенсус) по поводу путей развития на основе общих интересов, согласованных целей и принципов взаимодействия с учетом мирового разделения труда.

Пока трудно сказать, по какому пути пойдёт развитие. Вместе с тем уже сейчас ясно, что надвигающийся глобальный кризис оставляет Западу все меньше возможностей для мирного (без опоры на военную силу) движения по первому из указанных путей.

Сегодня заметно, как западная мысль ищет пути выхода из положения «геополитического цугцванга», в которое завела Запад партия на «Великой шахматной доске», разыгрываемая Соединёнными Штатами и их союзниками.

И здесь в первых рядах «гроссмейстеров» с планом переустройства Мир-системы опять выступает З.Бжезинский. При этом главной ареной нового противостояния всё в больше рассматривается постсоветское пространство и его центральное, системообразующее звено – Россия, ее территория, ресурсы и народонаселение.

Основные положения своего плана, самым непосредственным образом затрагивающего Россию, З.Бжезинский изложил в выступлениях на международном политическом форуме в Ярославле (доклад «Глобальные геополитические вызовы»), а также 14 октября 2011 г. в Нормандии во время получения премии Алексиса Токвиля (*см. ниже). Эти выступления З.Бжезинского так же, как и его выступление в начале 90-х годов в Москве, в МГИМО, могут рассматриваться как предвестие новой политики США в отношении России взамен «перезагрузки», в значительной мере исчерпавшей свой потенциал.

Как же видится З.Бжезинскому образ «желаемого будущего» России?

Во-первых, это «Россия без Путина», присутствие которого, по мнению Бжезинского, может затруднить реализацию сценария будущего.

Во-вторых, это Россия, превращённая в конфедерацию. «Россия, – заявляет Бжезинский, – не сможет развиваться из-за исключительной централизации – все решения принимаются в Москве. В результате этого остальные части страны развиваются медленно. Я говорил о том, что, если бы в России сложилось содружество российских же республик с центрами на Дальнем Востоке, в Сибири и Москве, все регионы оказались бы в куда более выгодных позициях и смогли активно сотрудничать со своими соседями. Например, Дальний Восток в новой децентрализованной России смог бы наладить более серьёзные связи с богатыми Китаем и Японией. Западная Россия могла бы скооперироваться со Скандинавскими странами. Если бы США были централизованной страной, как Россия, у нас никогда бы не было Калифорнии и Нью-Йорка. Столичная бюрократическая элита любит паразитировать на провинциальных регионах».

В-третьих, консервируется положение России как страны полупериферии, с «сервисной» экономикой, обеспечивающей Запад сырьем и энергоносителями. Россия рассматривается в качестве донора для более успешных стран. Сегодня уже ясно, говорит Бжезинский, что судьба России ныне заключается не в том, чтобы контролировать «половину мира». Россия сегодня решает задачу выживания в условиях внутренней стагнации и депопуляции на фоне поднимающегося Востока и пусть сбитого с толку, но богатого Запада. С этой точки зрения политика подталкивания Украины к тесным связям с ЕС является прологом вовлечения России в западные структуры. «Это не может случиться при президенте Путине, но внутренние предпосылки для демократической эволюции в России растут…» По З.Бжезинскому, ратующему за укрепление атлантического сообщества как глобальной силы, Западу потребуется включить в себя Россию с обязательным её геополитическим «переформатированием». России предлагается стать частью нового атлантического сообщества ценой окончательного отказа от самостоятельной геополитической роли и от предшествующего исторического развития, сформировавшего русский народ и российскую государственность.

Было бы неразумно игнорировать эти постулаты одного из главных американских идеологов разрушения СССР / России, особенно учитывая, что он был советником Барака Обамы в период борьбы последнего за Белый Дом и что к его мнению продолжает прислушиваться американский правящий класс. В России не должны забывать изречение Бжезинского о том, что в XXI веке Америка будет развиваться против России, за счет России и на обломках России! Это тем более актуально, что в самой России есть политические силы, для которых такое видение её желаемого будущего вполне приемлемо. Вместе с тем обнародование В.Путиным проекта «Евразийский союз» показывает, что в российских политических кругах присутствует и принципиально иное видение ее желаемого будущего. Судя по оценкам в западной прессе, «Евразийский проект» застал Запад врасплох. Сейчас, после первых, крайне отрицательных суждений, западная элита формирует ответ на данную инициативу, и выступление З.Бжезинского во время получения премии Алексиса Токвиля является одним из концептуальных откликов на проект В.Путина.

Можно по-разному относиться к масштабу личности З.Бжезинского и к значимости высказываемых им идей. Одно не вызывает сомнения. Он, несомненно, принадлежит к тем политическим кругам, которые не просто формулируют геостратегические концепты, но и непосредственно превращают их в политические тенденции. Бжезинский не просто информирует о происходящих изменениях на геополитической «шахматной доске», но и участвует в разработке стратегии игры.

Складывается впечатление, что заметная «пробуксовка» объявленной Обамой «перезагрузки» в отношениях с Россией далеко не случайна. «У Европы нет политической воли, у России она есть, но нет экономических и финансовых возможностей, – констатирует Бжезинский. – Китайцы не хотят прославиться слишком быстро. Они осторожны и терпеливы. И ситуация такова, что в ближайшие 10-25 лет США останутся ключевым игроком глобальной стабильности или будут принципиальной проблемой во всеобщем хаосе». То есть, по Бжезинскому, действует всё тот же «товарищ волк», пусть прикрывающийся «овечьей шкурой» («перезагрузкой»), а с ним, как известно из басни Крылова, можно конструктивно договариваться только на псарне.

Впрочем, пытаться договариваться с Америкой, конечно же, надо. Но – помня слова из интервью Владимира Максимова, писателя-эмигранта, главного редактора журнала «Континент», произнесённые им в 1995 году: «Если сказать однажды твёрдо и решительно "цыц", – прислушаются на Западе к голосу России. Они здесь быстро становятся очень послушными и вежливыми, начинают разговаривать по-человечески. Но если вы уступили, не ждите от этих цивилизованных людей пощады. С теми, кто им уступает, они не знают ни стыда, ни совести, ни чести, и пока вас не додавят, не успокоятся».

В условиях происходящих в мире изменений повышению (или хотя бы сохранению) статусного положения России могло бы способствовать выдвижение ее руководством нового миропроекта, привлекательного, в частности, для стран периферии или полупериферии Мир-системы. В противном случае Россия после существенного снижения её ядерного потенциала не будет уже никому интересна. В основу указанного миропроекта могли бы быть положены два базовых понятия – справедливость и гармония. Вместе с тем пока в России не проделана большая «домашняя работа», попытки опоры на эти понятия в качестве базовых для мирового развития могут не достичь своей цели. Кроме того, в условиях существующих угроз способность России оперировать данными понятиями весьма ограничена.

Для выработки рационального ответа России на всевозможные действия США в мире необходимо сознавать, что для Америки Россия – объект, а не партнёр, и нет оснований считать, что в ближайшее время здесь что-либо изменится. При этом обычно США ведут себя в международных делах как «слон в посудной лавке», действуя по принципу «могу всё, что хочу, хочу всё что могу». В связи с этим в отношениях с Америкой перед Россией возникают две основные задачи:

1. Задача всемерного укрепления субъектности государства.

2. Задача «остановить слона» (стратегическое сдерживание США).

Для решения первой задачи должен появиться «спектр инструментов», включающий в себя совокупность средств направленного воздействия на участников межгосударственных конфликтов (потенциал стратегического и регионального сдерживания). Поэтому России показано не снижение, а усиление потенциала ядерного сдерживания. Не демобилизация, а мобилизация сил, составляющих оборонный потенциал страны, может обеспечить невовлечение России в будущий мировой военный конфликт…

Для решения второй задачи также нужна сила, которой России в настоящее время недостает. Отсюда – необходимость участия нашей страны в международной кооперации для решения задачи стратегического сдерживания США, для чего потребуется сборка новых центров силы. Надо создать третий «полюс Мир-Системы», что только и позволит добиться более устойчивого мира.

Вместе с тем сегодня в России смотрят преимущественно на запад. А пора бы вспомнить, что орёл на российском гербе смотрит также и на восток! Целенаправленное формирование «восточного вектора» развития страны давно назрело. Прорубив в XVIII веке «окно в Европу», Россия подошла к черте, когда необходимо «рубить окно на Восток». В обозримой перспективе только вместе с Азией и миром ислама можно «остановить слона». И здесь, кстати, надежды на то, чтобы «дружить с Китаем против США», совершенно безосновательны. В современных реалиях третий полюс Мир-системы может быть создан только на основе союза с Индией и Ираном как странами, более близкими России по культурно-историческому типу и жизнепониманию народа. Идеи о смене вектора внешнеполитических устремлений России с дальневосточного на индийско-иранское направление высказывались еще П.Б.Струве.

А по поводу оценки сохранения во внешней политике России «перезагрузочного» мышления сошлёмся на мнение капитан-лейтенанта П.Н.Головина, который после обследования по поручению морского ведомства положения дел в Русской Америке в своем отчёте от 20 октября 1861 года писал: «...что же касается до упрочения дружественных отношений России с Соединенными Штатами, то можно сказать положительно, что сочувствие к нам американцев будет проявляться до тех пор, пока оно их ни к чему не обязывает или пока это для них выгодно; жертвовать же своими интересами для простых убеждений американцы никогда не будут».


Виктор БУРБАКИ
Источник: "Фонд стратегической культуры"



* * *

Речь Збигнева Бжезинского, произнесенная 14 октября 2011 в Нормандии во время получения премии Алексиса Токвиля [1].

Премию вручал бывший Президент Франции Валери Жискар д’Эстеном, возглавляющий жюри премии.

Краткое содержание выступления

В начале выступления Бжезинский отдает дань памяти Алексису Токвилю, французскому историку, социологу и политическому деятелю, пребывание которого в США в 1831-32гг. вылилось в написание ставшего классическим труда «О демократии в Америке»[2]. Чтобы понять Америку необходимо знать Токвиля, который еще 175 лет назад предвидел потенциальные угрозы для американского общества, утверждает Бжезинский. По мнению Джозефа Стиглица (Joseph Stiglitz), нобелевского лауреата по экономике, Токвилю удалось понять главный источник своеобразной гениальности американского общества, названную им «правильно понятым эгоизмом» (self-interest properly understood). Ранняя Америка и американцы учитывали и принимали во внимание эгоизм других, понимая, что уважение к общему благу является предусловием личного благополучия каждого.

Современная Америка изменилась и превратились в страну разительных социальных контрастов. Несмотря на демократию американское общество состоит из супербогатого меньшинства, частью которого являются высшие государственные деятели и политики, и все увеличивающегося большинства неимущих. «Сегодня в Америке верхний 1% богатейших фамилий владеет около 35% всего национального богатства, в то время как нижние 90% – около 25%».

Кроме того, США, оставаясь сверхдержавой, с трудом справляются с выходящих из под контроля глобальными изменениями, происходящими как на социально- экономической, так и геополитической аренах. «Социально и экономически мир превратился в одно игровое поле, на котором все более превалируют три динамические реальности: глобализация, «интернетизация» и дерегуляция». Финансовая сфера, став преимущественно спекулятивной по характеру и не связанной с технологическими инновациями или новыми формами работы, получила возможность мгновенно создавать богатства беспрецедентного масштаба. Инвестиции, перемещение рабочей силы на международной арене диктуются в большинстве своем меркантильным эгоизмом, а не национальными интересами.

На политической арене концентрация глобальной силы в руках нескольких государств, обладающих огромными экономическими и военными возможностями, сопровождается рассеиванием политической мощи. Запад находится в упадке, благодаря отсутствию воли к единению, мощь Востока растет, на фоне угрозы эгоистичного соперничества и потенциальных конфликтов между основными государствами. «Ни существующие национальные правительства, ни региональное урегулирование не в состоянии обеспечить эффективную дисциплину, не говоря об обеспечении контроля над автономной финансово-экономической вселенной, формируемой глобализацией, «интернетизацией» и дерегуляцией». Налицо разрывы между политической и социально-экономической сферами на глобальном уровне.

Кризис глобальной мощи осложняется феноменом массового политического пробуждения, которому Бжезинский придает особое значение[3]. Коммуникационные возможности, взаимосвязанность и взаимозависимость глобального мира, накладываясь на молодое и зачастую безработное население неразвитых стран, легко мобилизирующееся и политически беспокойное студенчество развитых, создает предпосылки для протестов против богатой части человечества и привилегированной коррупции правительств. «Возмущение властью и привилегиями развязывает популистские страсти, взрывной потенциал которых чреват международными беспорядками большого масштаба».

Способность Америки ответить на вызовы изменчивого мира затрудняется социально-политической особенностью американского общества, о которой пророчески предупреждал Токвиль. Речь об общественной невежественности, следствием которой, в частности, становится уменьшение качества политического руководства. «Я не знаю другой страны, в которой была бы меньшая независимость мышления и реальная свобода дебатов, чем в Америке», – пишет Токвиль. И еще. «Некоторые неприятные эффекты в американском национальном характере очевидны. Я думаю, что присутствие небольшого числа выдающихся личностей на политической сцене является результатом всевозрастающего деспотизма американского большинства». Сегодня «деспотизм» и «невежественность» американского общества приводят к тому, что оно не желает идти по пути краткосрочных и справедливо распределенных социальных жертв, в обмен на долгосрочное восстановление (реставрацию) благосостояния и национального богатства страны.

Получение и применение политического лекарства, необходимого Америке, затрудняется узостью и эгоизмом партий, явление, которое Токвиль в 1835 назвал «малыми партиями». Он писал: «их характер пропитан эгоизмом, который очевидным образом окрашивает каждое действие ... их язык резок, а прогресс робок и сверхосторожен. Средства, которые они используют вызывает презрение и жалость...» Чтобы преодолеть политически патовую ситуацию, необходима широта взгляда и восстановление национального доверия. Это, в свою очередь, «требует широкого стратегического видения и ощущения исторических целей, что может быть достигнуто, в конечном счете, через получение принципом «правильно понятого эгоизма» глобального признания» – говорит Бжезинский.

Обуздание финансовых спекуляций, которые имеют как экономические, так и социальные последствия, требует немедленной организации широкого и жесткого политического надзора – национального и международного. «Эффективная глобальная политическая кооперация может стать результатом широкого консенсуса, стимулируемого как на региональном так и, в конечном счете, глобальном базисах. Для США, убежден Бжезинский, это означает амбициозную попытку освежить, придать новое значение понятию «атлантическое сообщество», которое в краткосрочной перспективе должно включить США и ЕС, а в долгосрочной – Россию и Турцию. То, что Америка и Европа нуждаются друг в друге, разделяют одни и те же политические ценности, очевидно. Однако амбициозное, честолюбивое стратегическое видение не должно ограничиваться только ими. В скоро выходящей книге Бжезинский аргументирует, что в долгосрочной перспективе – на протяжении следующих 2-3 десятилетий – в проект «атлантическое сообщество» может быть включена и Россия.

Завершая первую часть «Демократии в Америке» Токвиль пишет. «Сегодня две великие нации земли могут продвигаться вперед к одной и той же судьбе, предначертанию, из различных стартовых точек: русские и англо-американцы ...». При этом он указывает на драматический контраст, существующий между ними. Американцы, опираясь на «свободу, как главный способ действия» (freedom as their main mode of action), принцип эгоизма и здравый смысл, завоевывают и цивилизуют свой огромный континент, преодолевая естественные преграды в построении сильной американской демократии. Русские с «рабской покорностью» (slavish obedience), как главным способом действия, могут использовать «меч воина» под командованием «одного человека» для покорения цивилизации. И далее он предупреждает, что хотя «точки старта и пути различаются, но каждый из них ведом некоторым тайным провиденциальным замыслом – взять когда-то в будущем в свои руки судьбы половины мира».

Сегодня уже ясно, говорит Бжезинский, что судьба России ныне заключается не в том, чтобы контролировать «половину мира». Россия сегодня решает задачу выживания в условиях внутренней стагнации и депопуляции на фоне растущего Востока и пусть сбитого с толку, но богатого Запада. И именно поэтому западная политика подбадривания Украины к тесным связям с ЕС является критически важной предтечей стимулирования России к как можно более близкому вовлечению в Запад. «Это не может случиться при президенте Путине, но внутренние предпосылки для демократической эволюции в России растут и, с моей точки зрения, в конечном счете перевесят. Русские сегодня так открыты миру, как никогда ранее».

Оживление и расширение атлантического сообщества связано и с Турцией, говорит Бжезинский и приводит три ключевые причины, почему она должна видеть свое будущее в составе Запада. Во-первых, внутренняя демократизация и расширяющаяся модернизация сделали очевидным, что данные процессы совместимы с Исламом. Во-вторых, приверженность мирной кооперации с ближневосточными соседями согласуется с интересами безопасности Запада в этом регионе. В-третьих, Турция, будучи все более западной, секулярной и все же исламистской страной, может расшатать позиции исламистского экстремизма и повысить региональную стабильность в Центральной Азии, преследуя при этом не только свои интересы, но и помогая Европе и России.

Опосредственно важной для Европы может быть и долгосрочная роль Америки в становлении нового Востока, который должен быть выстроен как на привлечении Китая и Японии к более активным глобальным ролям, так и обхождении конфликта между ними. Политика США на новом Востоке не должна быть ориентирована исключительно на Китай и особые партнерские отношения с Пекином. Ее целью должна стать восстановление дружественных отношений между Японией, – демократией и основным партнером и союзником Америки на Тихом Океане, – и Китаем, а также смягчение возрастающего соперничества между Китаем и Индией. Только через сбалансированный подход и избегание материковых азиатских конфликтов США сможет обеспечить длительную стабильность в регионе.

В конечном счете, завершает свою речь Бжезинский, глобальная роль Америки в 21 веке зависит от способности американского общества оправдать ожидания Токвиля. «Как и он, я верю в мощный искупляющий потенциал американской демократии и, особенно, универсальную релевантность политически пробуждающемуся миру революционной концепции «правильно понятого эгоизма ранней Америки».



Источник: "Центр стратегических оценок и прогнозов "


[1] “Zbigniew Brzezinski Receives Jury du Prix Tocqueville Prize,” by Zbigniew K. Brzezinski, Oct 14, 2011
24 October 2011.

[2] Tocqueville, Alexis de. Democracy in America. Chicago: The University of Chicago Press, 2000.
24 October 2011. <http://www.livrariaonline.org/wp-content/uploads/2010/08/Alexis-de-Tocqueville-Democracy-in-America.pdf>

[3] Brzezinski, Zbigniew. “The Global Political Awakening,” The New York Times, December 16, 2008.
24 October 2011. <http://www.nytimes.com/2008/12/16/opinion/16iht-YEbrzezinski.1.18730411.html

[4] Boswell, James. The Life of Samuel Johnson, LL.D. Great Books of the Western World, vol. 44. Chicago: Encyclopædia Britannica, 1952. (Reprinted in the 1990 edition as vol. 41.), p. 351.



 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)