В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

По мере развертывания кризиса в Евросоюзе Россия готовится к худшему ("Forbes", США)

Самый значительный сосед России переживает тяжелые времена. Когда экономика этой западной сверхдержавы обанкротилась в последний раз, Россия едва выжила. И хотя на этот раз она лучше пережила крушение, чем то было во времена распада Советского Союза в 1991 году, все же отголоски воспоминаний о кризисе 2008 года еще звучат, словно вопли призрака, блуждающего между старинными сталинскими постройками старой части Москвы и новыми небоскребами, выросшими вдоль берегов Москвы-реки.

Россия научилась быть более осмотрительной. Ее бюджетный баланс зависит преимущественно от цен на углеводороды – нефть и газ; это проблема для страны, поскольку тенденции изменения мировых цен на нефть она не контролирует. Ослабление Европы и США означает снижение цен на нефть. А это грозит положить конец нынешнему положительному сальдо государственного бюджета России.

«Мы снизили наш прогноз мирового роста до всего лишь 4% и ожидаем лишь 2% роста в экономически развитых странах. В грядущие годы они надолго окажутся вынужденными проводить политику фискального ужесточения», – говорит Эльвира Набиуллина, министр экономического развития России.

Официальный прогноз для собственной страны ей, возможно, потребуется сократить еще сильнее. При создавшейся ситуации это не будет излишней мерой предосторожности. В конце концов, 20 сентября и Международный Валютный Фонд предсказал 4% уровень мирового роста.

С мая 2008 и до минимума, наступившего 24 февраля 2009 года, биржевой инвестиционный фонд Market Vectors Russia (RSX) пережил снижение более чем на 80%, что поставило Россию в самое плохое положение по с равнению с рынками всех крупных развивающихся стран. В этом году со дня снижения кредитного рейтинга США международным рейтинговым агентством Standard & Poor’s (5 августа) и до минимума, наступившего 30 сентября 2011 года, российские акции снизились до уровня чуть выше 35%.

Может ли ситуация быть хуже? Разумеется, да. Однако Россия, видимо, имеет в этом отношении неплохой иммунитет. Она обладает резервами зарубежной валюты на сумму свыше 540 миллиардов долларов. Соотношение между долгом страны и ВВП не превышает 10%, тогда как в экономически развитых странах оно достигает в среднем 90%. Менее высокий долг обеспечивает России большую свободу действий в тех случаях, когда рыночная ситуация складывается не в ее пользу. Если цены на нефть дойдут до 90 долларов, российский ВВП в будущем году вырастет, вероятно, на 2,2%, вместо примерно 4% в текущем году, говорит Набиуллина. Цены на нефть марки «Brent» уже снизились до уровня ниже 90 долларов; в четверг они приблизились к 84,23 доллара за баррель. Если цены на нефть упадут в среднем ниже 60 долларов, как это было в 2008 году, в России может начаться умеренный экономический спад.

«Цена на нефть на уровне 80 долларов, вероятно, означала бы намного более низкий валютный курс рубля, может быть, 36 долларов за рубль», – говорит Алексей Моисеев, специалист по макроэкономике банка ВТБ Капитал в Москве. Более слабый рубль может стать допингом для местной промышленности, для продукции которой в этом случае улучшаются условия конкурентоспособности на международном рынке. Ослабление рубля означало бы также снижение импорта, поэтому и сами россияне оказались бы вынуждены покупать товары российских производителей.

При высоких ценах на нефть правительство забирает в виде налогов большую часть доходов нефтяных компаний, что лишает частный сектор большей части приращенной прибыли. Но это также означает, что, когда цены на нефть падают, больше всего в проигрыше оказывается правительство. В течение относительно короткого периода времени, 18-24 месяца, правительство может возмещать падение доходов в результате снижения цен на нефть за счет средств своих резервных фондов. Однако если цены на нефть буду оставаться низкими в течение более длительного периода времени, возникнет необходимость в корректировке государственного бюджета; возможно, расходы придется урезать на целых 3% ВВП. Хотя уже сейчас резервный фонд практически исчерпан. Он снизился до всего 26 миллиардов долларов после того, как правительство растратило его в 2008 и 2009 годах; в январе 2009 года он достигал максимальной величины, 186 миллиардов долларов.

«У нас есть пространство для стимулирующей поддержки, – говорит Набиуллина. – Мы способны поддерживать банковский сектор. В такой ситуации мы будем поддерживать общество и самые уязвимые слои населения нашего общества».

Что касается сектора частной промышленности, Центральный Банк России заявил, что снижение долговой нагрузки сделало российские компании более стойкими по отношению к внешним воздействиям, сопряженным с увеличением расходов на иностранные займы. В принципе, ослабление рубля означает, что компании с долгом в долларах США и в евро должны будут потратить большую сумму в рублях для приобретения иностранной валюты с целью выплаты долгов. Предотвращение риска также увеличивает расходы по выплатам процентных ставок по краткосрочным банковским ссудам, а поскольку Россия считается страной рискованных инвестиций, стоимость займа неизбежно возрастает. Однако, подчеркивают эксперты, российские компании остаются менее уязвимыми по отношению к ударам в результате скачков валютных курсов – их долларовый долг, по данным Набиуллиной, составляет всего 20% от общей суммы долга. Банковский сектор больше не идет в массовых масштабах на незащищенный риск, как это было в 2008 году. У нас сильная денежная позиция, заявляют официальные лица из Центрального Банка во время российский конференции, состоявшейся на прошлой неделе в Москве. Вне корпоративной России задолженность населения составляет всего 15% от валового дохода. Как бы России не нравилось считать себя одной из западных стран, экономическая культура ее населения отнюдь не соответствует западным стандартам. И на данный момент это очень хорошо.

«Сравнивать Россию в 2008 году с Россией в 2011 году, это все равно что сравнивать дельфина с акулой. На первый взгляд они очень похожи, но первый – млекопитающее, а вторая – рыба», – говорит Алексей Улюкаев, первый заместитель президента Банка России. Улюкаев курирует валютно-денежную политику страны.

«Благодаря предусмотрительным бюджетным и валютным планам мы в 2011 году стоим перед иной проблемой, чем в 2008 году. В России нет экономического кризиса, и я не думаю, что у нас наблюдается какой-то спад. Однако мы, несомненно, предусмотрим коррекцию на темпы мирового роста, которые будут как-то задевать Россию. Нам приходится жить с меньшей степенью уверенности, иметь более низкие темпы экономического роста. Мы не сможем обеспечить экономически рост 5%, как это было до 2008 года. Я не считаю прошедшие десять лет потерянными. Я рассматриваю их как период освоения возможностей проведения новых технических и политических реформ, которые имеют фундаментальное значение для будущего», – заявил Улюкаев.

Он надеется, что страна к концу этого года придет с положительным бюджетным сальдо порядка 2% ВВП. Платежный баланс тоже будет иметь в этом году небольшое положительное сальдо, и резервы иностранной валюты к концу этого года будут превышать текущий уровень, 516 миллиардов долларов, что составляет второй по величине после Китая резервный запас иностранных валют среди развивающихся стран. В этом году рост денежной массы предположительно возрастет на 20%, а рост кредитования в банковском секторе страны составит от 15% до 16% . Снижаются и темпы инфляции. По словам Улюкаева, ожидается, что к концу этого года она составит 7%, а в течение ближайших трех лет понизится до 4-5%. Если это действительно произойдет, Россия по уровню инфляции сравняется с экономически развитыми странами, при этом Россия будет иметь более выгодное распределение бюджета.

Создается впечатление, что Россия стала менее уязвимой к финансовым и валютным потрясениям, но при этом по-прежнему оказывается весьма незащищенной в случае резкого неблагоприятного изменения цен на нефть, пишет Татьяна Орлова, российский стратег компании Nomura (Лондон). В 2008-2009 гг., чтобы справиться с кризисом, были использованы обширные денежные массы и бюджетные резервные запасы страны. На этот раз в случае углубления мирового кризиса в качестве основного буфера будет использован, видимо, более гибкий – и намного более слабый – рубль, что обеспечит механизм быстрого выравнивания внешнего платежного баланса.

«Диапазон инструментов, разработанных Центральным банком и Министерством Финансов в 2008-2009 годах должен помочь облегчить ситуацию при возможном дефиците ликвидности», – считает Орлова. Однако, если глобальная депрессия приведет в ближайшие месяцы к снижению цен в мировом сообществе, рыночная тенденция к снижению в отношении российских активов должна будет обоснованно увеличиться, а это приведет к тому, что акции окажутся в еще более глубокой дыре, чем та, в которой они прозябают весь этот год.


Кеннет Рапоза (Kenneth Rapoza)
Источник: "ИноСМИ "
Оригинал публикации: "As EU Crisis Unfolds, Russia Bracing For The Worst "


 Тематики 
  1. Мировой финансовый кризис   (265)
  2. Глобальная экономика   (467)