В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Норвегия: пределы развития нефтяного королевства ("Slate.fr", Франция)

Пытаясь сохранить прежний уровень жизни, финансируемый нефтяными доходами, правительство столкнулось с различными противоречиями. Глобализация заставляет королевство пересмотреть свою модель социальной сплоченности с центростремительными тенденциями.

Норвежцы, эти приморские крестьяне, живут почти на острове, на окраине Европы, в своем скандинавском анклаве. Они практически изолированы на своем крайнем европейском Севере, одной ногой в Европейском союзе, однако другой – на берегах Атлантики, и именно в эту сторону они смотрят, именно там, по их мнению, пишется история Норвегии.

Правительство дважды предлагало им вступить в тогдашнее ЕЭС (Европейское экономическое сообщество). И дважды, на референдумах в 1972 и 1994 годах, народ отклонил это предложение. Королевство Норвегия культивирует свои отличия, оставаясь в некоторой изоляции. Хотя эта изоляция сейчас скорее обманчива.

Нефть подпитывает социал-демократию

Такой подход норвежцев берет свое начало в общественной организации государства. Эта маленькая страна с пятью миллионами жителей имеет долгие традиции демократии, на основе которой сегодня возникло нечто вроде социал-демократии, гораздо более прозрачной и открытой, чем в Западной и Южной Европе.

И вот в этой стране с суровым климатом, долгими зимами и полярными ночами, где люди живут в своем замкнутом кругу, однажды фонтаном забила нефть. С середины прошлого века именно она является основой экономического роста в этой стране. В начале 2000-х годов добыча нефти достигала 3,4 млн. баррелей в день. Чтобы сохранить запасы, сейчас ее сократили до 2,4 млн. баррелей в день, 90% из которых идет на экспорт. И это ставит Норвегию на третье место среди мировых экспортеров нефти, сразу за Саудовской Аравией и Россией. То же самое место она занимает и по экспорту газа.

Однако, принимая во внимание норвежскую культуру и дух социал-демократии, которым пропитано королевство, дивиденды от свалившихся с неба нефти и газа манны небесной отнюдь не стали достоянием всего лишь нескольких богатых семей.

К тому же, 70% акций национальной нефтяной компании «Statoil», которая является самым крупным норвежским предприятием, до сих пор принадлежит государству. Доходами от продажи углеводородов пользуется все население страны.

Дивиденды и социальная сплоченность

Вот пример: несмотря на то, что норвежцы отчисляют 7,8% своей заработной платы в кассу социального страхования, страна находится на третьем месте в мире по уровню расходов на здравоохранение на душу населения (7300 долларов на человека в год, по сравнению с 4700 долларов на человека в год во Франции). Благодаря опять же нефтяной промышленности, уровень безработицы упал до совершенно недостижимых во Франции цифр – 2,4% безработных до кризиса и 3,4% в 2010 году.

И именно благодаря углеводородам Норвегия вышла на второе место в мире по уровню ВВП на душу населения, по данным Международного валютного фонда. Спасибо нефти!

Не тронь мою заначку

Зачем же тогда рисковать и делиться с кем-то нефтяными ресурсами или уступать их часть учреждениям ЕС€ Вот, в целом, тот вопрос, который волновал норвежцев перед референдумом относительно их возможного вступления в Евросоюз, и на который они дважды дали однозначный отрицательный ответ.

Вот почему Норвегия продолжает держаться в стороне, несмотря на то, что заключила с Евросоюзом многочисленные соглашения и является частью Европейского экономического пространства (ЕЭП). Она также не вступает в Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК), хотя в целом придерживается примерно той же политики, что и ее члены.

Что же такое Норвегия? Страна со своим характером, языком и валютой, в стороне от различных сообществ, которую многочисленные защитники государственного суверенитета хотели бы взять за образец. Однако, не будь нефти, она не могла бы вести подобный образ жизни.

Ведь именно благодаря нефтяным доходам Норвегия смогла создать государственный пенсионный фонд, который к середине 2011 года стал самым крупным государственным фондом в мире размером в 560 млрд. долларов, обогнав фонд эмирата Абу Даби. Этот фонд осуществляет финансовые вложения для того, чтобы доходы от ценных бумаг дополняли нефтяные, которые в будущем будут сокращаться, а то и вовсе исчезнут. Этот фонд отличается также весьма прозрачным управлением.

Однако, несмотря на это, фонд является источником раздоров среди норвежской политической элиты, поскольку Рабочая партия, находящаяся сейчас у власти, хотела бы более бережливо распоряжаться доходами от финансовых вложений, чем правые популисты.

Ведь многие норвежцы задаются вопросом о том, что станет с Норвегией, когда закончится нефть, или хотя бы к середине текущего века?

Под давлением глобализации

И действительно, этот вопрос актуален уже сейчас. Хотя эта страна и культивирует свои отличия, она не может оставаться в стороне от глобализации. И от миграционных потоков. Тем более, что, хотя она и не входит в ЕС, но является частью Шенгенской зоны.

Когда-то иммиграция в Норвегию шла исключительно из соседней Финляндии, однако сейчас в страну прибывают и другие группы населения. Что проявляется в росте количества иммигрантов, которые сейчас составляют 12% населения страны.

Для Норвегии это неожиданная удача, ведь, удобно сидя на своей нефтяной ренте, она спокойно наблюдает за старением своего населения, не пытаясь хоть как-то реагировать на него. Иммиграция может восстановить структуру возрастной пирамиды. Однако она также способна внести свои изменения в национальную социал-демократическую модель, которая лежит в основе норвежского равновесия.

Экологические дискуссии

Даже национальное единство по поводу охраны окружающей среды сегодня под вопросом. Норвегия является одной из самых продвинутых стран в мире в том, что касается охраны природы, хотя ее также регулярно преследуют экологи всего мира за охоту на китов – вместе с Японией это две последние в мире страны, которые до сих пор занимаются этим промыслом.

А в остальном эта страна является одной из самых активных в мире в борьбе с выбросами парниковых газов. Она даже ставит перед собой амбициозную цель стать «углекисло-нейтральной» страной к 2030 году, рассчитывая сократить свои выбросы углекислого газа благодаря обширной сети гидроэлектростанций, а также возобновляемым источникам энергии.

Однако и здесь в дискуссию вступает нефтяная промышленность. Подводные запасы нефти вполне доступны. Однако население обеспокоено последствиями возможного разлива нефти, в результате которого может быть нанесен необратимый ущерб норвежскому побережью, принимая во внимание изрезанность береговой линии и величину некоторых фьордов, уходящих далеко в глубь континента.

Даже рабочее правительство подвергается нападкам из-за подобных проектов, а также в связи с защитой рыболовных ресурсов, в частности «skrei», арктической пикши, которые могут пострадать в результате глубоководного бурения.

А ведь рыболовство в Норвегии – это часть культурного наследия. И это совсем не анекдот, а еще одно потенциально опасное досье для будущего норвежской модели. Модели, пути развития которой разные партии видят по-разному.


Жиль Бридье (Gilles Bridier)
Источник: "ИноСМИ"
Оригинал публикации: "Norvège: les limites du royaume du pétrole "


 Тематики 
  1. Европа   (214)