В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Послесловие к Тяньаньмэнь. Двадцать лет спустя

Интересная книга опубликована на днях в Китае – дневник бывшего председателя Госсовета страны Ли Пэна, занимавшего этот пост в 1988–98 гг. Правда, публике пока представлен не весь текст, а лишь отдельные выдержки, но в уже опубликованных отрывках есть описания достаточно важных и печально знаменитых событий, происшедших на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года, ровно 21 год назад.

Тогда главная площадь столицы, Тяньаньмэнь, которую занимали студенты, требовавшие либеральных реформ, была силой очищена солдатами китайской армии. Произошло это практически сразу после отъезда из Пекина первого президента СССР Михаила Горбачева, имевшего возможность самому увидеть народные волнения во всей красе. В ходе подавления этих массовых студенческих волнений погибли, по разным данным, от 300 до 3000 человек, и практически весь мир потрясли кадры хроники – катящиеся на людей танки и носилки с ранеными и убитыми.

Многие наблюдатели тогда считали, что события на площади Тяньаньмэнь были специально приурочены организаторами к визиту Горбачева.

Бунтующие студенты даже пытались вручить ему свое обращение и заручиться и поддержкой «отца перестройки». Горбачев обращения не взял, а на заключительной пресс-конференции делал вид, что не понимает журналистов, пытавшихся получить у него оценку студенческих беспорядков. А китайские бунтовщики как раз и ждали от него поддержки, ибо СССР в ходе горбачевской перестройки уже активно шел по пути либерализации экономики. При этом, правда, отказываясь от своих социально-экономических достижений, социальных гарантий, прав на труд, бесплатные образование и медицину, от собственной истории и роли в мировом развитии.

Сегодня, спустя более чем 20 лет, особенно ясно видится, что летом 1989 года и СССР, и Китай оказались где-то в одинаковом положении – в том смысле, что стояли на важнейшем перепутье истории. Но прошли они это перепутье по-разному и с разными результатами.

Тогда обе страны практически параллельно проводили социальные реформы, причем Советский Союз тогда даже обгонял КНР по их темпам и был для китайских оппозиционеров образцом для подражания. И в СССР, и в КНР теряли свои позиции и авторитет правящие коммунистические партии, росли центробежные тенденции в национальных окраинах, в той и другой стране зарождалась и развивалась гласность. Кстати, Китай был тогда значительно менее развит экономически, чем СССР, и населен преимущественно крестьянами, влачившими полуголодное существование. Советский же Союз обладал мощной промышленностью, имел космические корабли и военный паритет с США и НАТО.

И посему особенно разительно различаются итоги последних 20 лет в КНР и в России. Китай сейчас мощно вступил в XXI век, обладая авторитетом крупной мировой державы с экономикой, растущей на 10% в год, целостной территорией, накормив и одев громадное население, мирно присоединив Гонконг и завалив мануфактурой полмира. СССР же с конца 90-х годов успел развалиться под действием националистических сил, Россия потеряла огромные территории, оставив в суверенных республиках более 30 млн русских, ставших там людьми второго сорта, пережила две войны на Кавказе, распад экономики, приватизацию, дефолт, расстрел собственного парламента, потерю национальных целей и приоритетов, деморализацию молодежи и упадок Вооруженных сил. Если вспомнить при этом, что наши соседи все активнее и упорнее требуют от России выплаты компенсаций за «советскую оккупацию», бесплатные нефть и газ, что все крупные российские города заполнены гастарбайтерами из бывших советских республик, а ныне независимых государств, что рынками, ставшими полукриминальными островками в наших городах, владеют опять-таки выходцы из других стран – бывших советских республик, то надо признать, что Китай выбрал 20 лет назад более прямой и правильный путь развития.

А мировое сообщество быстро простило Пекину разгон демонстрантов на площади Тяньаньмэнь. События эти забылись, и только раз в год мировые телеканалы показывают минутные ролики с танками, во весь дух летящими на людей. Никто из мировых держав, привычно поучающих Россию, как ей себя вести в области прав человека, уважения гомосексуалистов и отрицании своего «позорного прошлого», не осмеливается критиковать Китай за более серьезные проступки, памятуя о влиянии его экономики, объемах экспорта и громадных китайских диаспорах в разных углах мира, нередко контролирующих экономику целых стран. По разным подсчетам, доля валового внутреннего продукта КНР от суммарного мирового уровня составляет сейчас около 8%, а к 2015 году может возрасти до 10%, в то время как доля ВВП России – всего 1,7% и к 2015 году не превысит 2%.

В одном из китайских обзоров результатов перестройки России я нашел интересный анализ. Китайские экономисты считают, что приватизация в нашей стране повлекла «колоссальные разрушительные последствия», ибо госсобственность передавалась в частные руки людям, «стоящим у власти или обладающим влиянием». При этом были нарушены конституционные права граждан, росли преступность и коррупция, были монополизированы наиболее доходные сферы – банки, нефтегазовая отрасль и экспорт.

Либерализация цен в России привела к росту инфляции, парализовала инвестиции, породила спекулятивную лихорадку и лишила население накоплений. Либерализация управления предприятиями вызвала спад производства, а отказ от монополии внешней торговли и снятие ограничений на участие предприятий во внешнеэкономической деятельности вообще создали угрозу экономической безопасности страны.

По мнению китайских аналитиков, в России были неоправданно сильны «ориентация на Запад, особенно на американские концепции либеральной рыночной экономики и иллюзорные надежды на помощь Запада», которые провалились, ибо Запад не был заинтересован в появлении сильного конкурента в лице России.

Грустно? Да, очень! Но тогда, ко времени событий на площади Тяньаньмэнь, и в китайской, и в советской печати активно шла борьба за исключение из конституций упоминания о руководящей роли коммунистической партии, либерализацию, плюрализм, развитие демократии и уважение прав человека. В Китае это еще и происходило на территории, населенной более чем миллиардом полуголодных людей, и даже на громадной площади Тяньаньмэнь размещались вовсе не сотни и даже не тысячи студентов, а, как потом стало ясно, сотни тысяч людей. Причем вооруженных автоматическим оружием и даже гранатометами, с помощью которых они смогли сжечь несколько десятков танков и автомашин правительственных войск.

Решение о разгоне демонстрантов на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года китайские власти принимали с большим трудом. Тогдашний Генеральный секретарь КПК Чжао Цзыян (наш Горбачев) сочувствовал либералам и даже пытался начать переговоры с бунтующими студентами и согласиться с их требованиями, лишь бы удержаться у власти. Решение об использовании армии против демонстрантов было принято только благодаря влиянию 81-летнего Дэн Сяопина и группы из сотни поддержавших его «старых партийцев», которые настояли на вооруженном подавлении протестов, способных погрузить страну в пучину хаоса.

Сам разгон студентов на площади Тяньаньмэнь также оказался значительно более сложным делом, чем это казалось поначалу – он стал настоящей войсковой операцией. Когда после приказа о подавлении бунта солдаты подошли к центральной площади города, их встретила организованная группа из многих тысяч людей с бутылками зажигательной смеси, успевшая по всем правилам военной науки построить множество баррикад из автомобилей, автобусов и деревьев. Характерно, что в первый день столкновений, 3 июня 1989 года, солдаты так и не смогли справиться с демонстрантами.

И только 4 июня армия пустила в ход танки, которые с закрытыми люками пошли по площади на полной скорости, оставляя за собой изуродованные человеческие лохмотья. При этом танки были встречены огнем гранатометов и факелами «молотовских коктейлей», что, впрочем, не остановило выполнявших приказ танкистов. Даже на кадрах кинохроники 20-летней давности можно было видеть горящие на улицах бронемашины. Затем мятеж усмиряли и в 20 других крупнейших городах страны.

Официальные источники КНР называли число жертв примерно в 300 убитых студентов и несколько десятков солдат, погибших от их рук.

Международные и неправительственные организации приводили цифры, в десятки раз большие – примерно до 10 000 человек. Но следует признать, что, понеся эти человеческие жертвы, Китай в конечном счете выиграл, отказавшись от либерализации экономики и пойдя по пути просчитанных и осторожных реформ. При этом он сохранил экономический потенциал, квалифицированные кадры рабочих, инженеров и ученых, не допустил люмпенизации населения.

Россия же ровно через год, 12 июня 1990 года, объявила о своей независимости от СССР. В союзный бюджет перестали перечисляться налоги из России, российские законы получили приоритет перед союзными, затем начался знаменитый «парад суверенитетов», кровавые конфликты в Приднестровье и других местах, призывы к россиянам отказаться от своей истории... Сегодня в России построен и национальный вариант капитализма, являющийся неким подобием смычки госчиновников, монополистов и бандитов. Кстати сказать, либеральные китайские «перестройщики» в 80-х годах тоже призывали строить капитализм, при этом отказываясь от десятилетий социализма как лет «национального позора». Там этот трюк не прошел, но представьте на минуту, что и в Китае бы получилось… И тамошние «триады» взялись бы контролировать полуторамиллиардное население страны – подобно нашим «браткам» с автоматами наперевес. И там бы «бизнесмены» летели по пекинским улицам в лимузинах с синими проблесковыми маячками… Вполне возможно, что у нас в России экономических мигрантов из КНР было бы тогда в десятки раз больше.

В России с тех пор вымерло примерно 18 млн граждан, в ходе конверсии и приватизации стали безработными миллионы, города заполнились толпами людей без определенного места жительства. В то же время Россия выбивается в первые места в мире по числу миллиардеров и олигархов, коррупция и уличные убийства становятся практически нормой жизни, а Куршевель превратился в чисто русский курорт.

Сейчас многие россияне и не задумываются о том, что нынешние наши бомжи были в недавнем прошлом инженерами, учеными, врачами, приносили пользу обществу, жили в квартирах, бесплатно полученных от государства, рожали и воспитывали в них детей. Кто-то работал на стройках или убирал улицы и прокладывал дороги. Сегодня многих из них уже нет: кто спился от безысходности или отравился сделанной в подвале паленой водкой, кто погиб на улице, не донеся домой зарплату; кого-то мошенники лишили жилья, и человек в отчаянии сам ушел из жизни… Их места занимают сегодня выходцы из новых суверенных стран – бывших советских республик, которые в поисках работы приезжают в Россию от ужасов тамошней независимой жизни. При этом восточные территории России безлюдеют с пугающей скоростью и заселяются китайцами. Те приезжают в Россию с туристическими визами, тут же «теряют» паспорта и тихо занимают плодородные сибирские земли.

За два десятилетия, прошедшие с событий на площади Тяньаньмэнь в Китае и с принятия Декларации о суверенитете России, КНР стала одним из мировых лидеров, а Россия смогла догнать и перегнать Запад по ценам на жилье и дороговизне продуктов в супермаркетах. Сегодня однокомнатная квартира на московской окраине с загаженной лестницей и полусожженным лифтом стоит 3–4 млн руб., а дом на испанском или немецком курорте в пересчете из евро в рубли – вдвое дешевле. И это притом, что зарплата российского рабочего – в 3–4 раза меньше, чем его испанского или немецкого коллеги. И почему-то уже никого не удивляет тот факт, что в РФ стоимость коммунальных услуг приватизированного ЖКХ уже превышает размер пенсии. И что при этом пенсионеры ухитряются эти счета как-то оплачивать, и даже на что-то покупают себе молоко и хлеб.

20 лет назад Китай и Россия находились в одной точке, но выбрали разные пути развития. При этом Китай пошел вперед, сохраняя и развивая преимущества, накопленные за десятилетия предыдущего развития, опираясь на свои силы, население и те ресурсы, что дал стране Господь. Путь же России до сих пор невнятен. Поддавшись на либеральные призывы, ее власть развалила созданную народом экономику и раздала в собственность близким к «элите» людям национальные природные ресурсы. Сегодня значительную часть этих ресурсов и стратегических предприятий, включая даже оборонные, после многоходовых торговых операций контролируют уже иностранные владельцы.

Один из отечественных апологетов рыночного хозяйства на заре перестройки говорил, что если 30–40 млн человек вымрут по дороге в рынок, то значит, они в рынок «не вписались»!

Зачатки этого «рынка» еще только появлялись тогда, когда в мае 1989 года китайские лидеры принимали в Пекине первого советского президента Горбачева с супругой Раисой Максимовной. Рядом с площадью Тяньаньмэнь.


Александр Добровольский
Источник: "КМ.Ru "


 Тематики 
  1. Россия   (1216)
  2. Китай   (646)