В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Расчёты и неопределённости сближения Франции с Россией (“Le Monde”, Франция)

Как обращаться с Россией? Этот вопрос снова возник в 2008 году из-за новых факторов: дуэт Путина и Медведева, значение войны в Грузии, влияние экономического кризиса, начало дипломатии Барака Обамы. Ответ французской дипломатии стремится быть аргументированным и обдуманным, но он также отягчён неопределённостями и некоторыми отказами. Этот ответ заслуживает рассмотрения в момент торжественного открытия «года Франции в России и года России во Франции», в ожидании визита в Париж президента Дмитрия Медведева в марте.

Главным аргументом является повторение того, что Россия не является ни врагом, ни угрозой для Европы, она – незаменимый собеседник, с которым следует стремиться к «партнёрству». Внутренние слабости этой страны – сокращающееся население, недиверсифицированная экономика, остающаяся зависимой от энергоносителей, а также давление Китая на её границах заставляют её решительно и срочно повернуться к Западу. Иными словами, её риторика великой державы маскирует реальность, которая делает её больше похожей на бумажного медведя.

Россия является трудным собеседником, как об этом свидетельствуют последовательные газовые кризисы, военная операция на Кавказе, а также её склонность разрывать такие документы, как, например, Европейская Энергетическая хартия или Договор об обычных вооружениях в Европе. Решением должна стать терпеливая педагогия. Речь идёт о том, чтобы вовлечь Россию в международные рамки, способные заставить её изменить поведение, и заставить понять, что только посредством «цивилизованного» поведения она может надеяться на вознаграждение, начиная с уважения, к которому она стремится на мировой арене.

С французской стороны необходимость завязать сотрудничество с Москвой по таким вопросам международной безопасности, как Иран, сопровождается озабоченностью, которую труднее выдвинуть на первый план: это опасение, что Франция окажется обойдена на европейском континенте мощным экономическим и энергетическим дуэтом, образовавшимся между Россией и Германией. Чтобы снова подвинуться вперёд, Париж стремится использовать такие преимущества, как способность вести диалог с Москвой по политическим и военным вопросам.

Французская открытость российским предложениям переустройства «архитектуры безопасности» в Европе вписывается в эту логику, хотя многие дипломаты задаются вопросом, какое содержание будет у этой дискуссии. В период президентских выборов на Украине намерения России очевидны. Россия наблюдает за выборами, думая о доктрине ограниченного суверенитета, которую она подготовила для стран, находящихся, как она считает, в её сфере влияния. Российские официальные лица не скрывали в момент конфликта в Грузии, что настоящей целью, крупным лакомым куском, который Москва намеревалась вернуть в своё лоно, была Украина. Москва будет пристально следить за тем вниманием, которое окажут этой стране Франция и Европа.

Однако, всё ещё тоскуя по порядку «двух великих держав», Россия продолжает оставаться одержимой единственным активным участником на международной арене, который в самом деле имеет для неё значение – Соединёнными Штатами. Переговоры по договору СНВ являются хорошей возможностью для неё повысить свой статус и попытаться получить что-то взамен. Франция, по-видимому, в замешательстве наблюдает за тем, как американцы относительно самоустранились от решения европейских вопросов.

Для России афиширование прочных отношений с Францией не является простым романтическим отголоском (франко-русского) союза 1892 года или балетов Дягилева. Это позволяет играть на разногласиях между европейскими странами по обкатанной схеме. Переговоры между монополией «Газпром» и компаниями GDF Suez и EDF, начавшиеся в 2009 году, по-видимому, ослабили проект общей европейской политики в сфере энергетики и, что самое главное, заново определили понятие «диверсификации»: диверсификация маршрутов поставок, а не поставщиков!

Чтобы лучше устроить отношения с Россией, Париж набросил стыдливое покрывало на неприятный вопрос о том, что соглашение о прекращении военных действий на Кавказе, переговоры о котором провёл Николя Саркози летом 2008 года, соблюдено не было. Полный отвод российских войск из Грузии так и не состоялся, как не было ни возврата беженцев, ни свободного доступа для гуманитарной помощи, ни сохранения механизмов наблюдения ООН и ОБСЕ на местах. Поскольку речь идёт о защите фундаментальных ценностей, то отказ от их защиты на самом высоком государственном уровне выглядит полным. «Россия является сегодня демократией», – заявил Франсуа Фийон 27 ноября 2009 года после встречи в Рамбуйе с Владимиром Путиным.

Увеличение количества убийств политического характера в России почти не оставляет сомнений в направлении развития этой страны. Однако, французские руководители пришли к заключению, что не имеет смысла выступать против этого публично. Настало время для бесшумных мер и посланий при закрытых дверях, чтобы российским официальным лицам не на что было жаловаться. Одновременно двусторонние отношения являются объектом крайней персонализации: это надежда на то, что «реформатор» Медведев однажды избавится от своего неудобного наставника, г-на Путина. Между тем аналитика в отношении правильности такого расчёта, которого придерживается не одна Франция, настолько же многочисленна, как и противоречива.


Источник: "Переводика"
Оригинал статьи:"Calculs et ambiguïtés du rapprochement France-Russie, par Natalie Nougayrède"



 Тематики 
  1. Франция   (101)
  2. Россия   (1216)