В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

На 46-ой Мюнхенской конференции по безопасности

Импульс к укреплению сотрудничества и устранению мировых угроз подан 46-ой Мюнхенской конференцией по безопасности. В форуме, проходившем 5-7 февраля в баварской столице под лозунгом "Больше никаких отговорок", приняли участие 300 творцов международной политики – главы государств, министры, руководители международных организаций, парламентарии, высокопоставленные военные, бизнесмены, политологи, журналисты. Сформулировав этот девиз, организатор мюнхенских конференций известный германский дипломат Вольфганг Ишингер имел ввиду необходимость скорейшей трансформации слов и речей, которые будут произнесены на форуме, в конкретные дела и политические решения.

В числе участников стартовавшей 5 февраля конференции были заместитель председателя правительства РФ Сергей Иванов, министр иностранных дел Сергей Лавров, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Афганистана Хамид Карзай, министр иностранных дел Китая Ян Цзечи, главы МИД и министры обороны ведущих стран ЕС, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано. На форуме, за которым прочно закрепилось название "Давоса по безопасности", обсуждались темы "Энергетическая безопасность и смена глобальной расстановки сил", "Будущее европейской и глобальной безопасности", "Будущее контроля над вооружениями и ДНЯО", "Будущее НАТО: его стратегия и миссии", прежде всего в Афганистане.

Среди развернувшихся на форуме дискуссий, порой очень жарких и эмоциональных, доминировала атомная проблема Ирана. Большой интерес вызвали также новая российская инициатива о заключении юридически обязывающего Договора о европейской безопасности /ДЕБ/, будущее Афганистана, шансы для мирного процесса на Ближнем Востоке.

Впервые в истории мюнхенских конференций на ней выступил с программным заявлением высокий гость из Китая – глава МИД Ян Цзечи, что стало отражением – и признанием со стороны организаторов форума – стремительно растущего влияния Китая. В своей речи Ян Цзечи напомнил, что в течение последних 30 лет ВВП Китая увеличивался в среднем примерно на 10 проц. ежегодно, что позволило вырвать из тисков бедности 235 млн человек. Тем не менее, признал он, ВВП на душу населения едва превысил 3 тыс. долларов, и по этому показателю Китай занимает всего лишь 104-ое место в мире, 135 млн китайцев живут на менее, чем один доллар в день, 10 млн человек не имеют доступа к электричеству. Это свидетельствует, по его словам, о том, что КНР по-прежнему остается развивающейся страной, потребуются "упорные усилия нескольких и даже дюжины поколений", чтобы обеспечить для всех "комфортную жизнь". Для создания условий мирного строительства, подчеркнул китайский министр иностранных дел, Китаю необходима "мирная международная среда", существование и помощь в обеспечении которой являются "стратегической целью" Китая, что отвечает и "долгосрочным интересам всего мира". Ян Цзечи отметил в этой связи, что "военное развитие Китая имеет ясную цель, а именно – поддерживать национальную безопасность и единство, и обеспечивать гладкое экономическое и социальное развитие".

Глава МИД КНР подчеркнул, что "более развитый Китай возьмет на себя больше международной ответственности", и привел целый ряд фактов того, что она и сейчас достаточно велика. В частности, он сообщил о том, что Пекин списал долги 49 беднейших стран мира и предоставил на нужды помощи другим развивающимся странам свыше 200 млрд китайских юаней. Кроме того, свыше 10 тыс. граждан КНР приняли участие в 24 миротворческих миссиях ООН, что является наивысшим показателем среди стран-постоянных членов СБ ООН.

Министр иностранных дел КНР коснулся в своем выступлении и наиболее актуальных вопросов мировой политики – северокорейской и иранской ядерных проблем, ситуации в Афганистане.

По мнению Ян Цзечи, напряженность, связанная с ядерной проблемой Корейского полуострова, "недавно до определенной степени сократилась, и сейчас возникла новая возможность возобновить шестисторонние переговоры и продвинуть вперед процесс денуклиаризации". "Корейский ядерный вопрос является сложным и чувствительным, в него вовлечены интересы различных сторон. Мы должны найти мирное решение этого вопроса путем диалога и консультаций, политическими и дипломатическими средствами. Это единственный правильный выбор, который отвечает общим интересам всех сторон", – подчеркнул глава МИД КНР.

Ядерная проблема Ирана, указал Ян Цзечи, "вступила в критическую фазу", и все заинтересованные стороны, руководствуясь "долгосрочными интересами", должны "приложить большие дипломатические усилия, сохранять терпение, и проводить более гибкую, прагматичную и упреждающую политику". "Целью является, – подчеркнул он, – добиться всеобъемлющего, долгосрочного и должного решения через диалог и переговоры, поддержать международный режим ядерного нераспространения, мир и стабильность на Ближнем Востоке. Китай вместе с международным сообществом предпримет концентрированные усилия и будет играть конструктивную роль в урегулировании этого вопроса".

Коснувшись темы Афганистана, Ян Цзечи сказал: "Мы будем продолжать играть активную роль в процессе реконструкции в Афганистане и работать вместе с остальным мировым сообществом с целью скорейшего достижения там стабильности и развития".

Отвечая на вопрос одного из участников форума о резкой реакции Пекина на продажу американцами крупной партии новейших вооружений Тайваню, Ян Цзечи сказал, что Китай имеет все основания испытывать "негодование" в связи с этим шагом США.
По его словам, народ и правительство Китая имеют "суверенное право" реагировать на эту сделку таким образом, как это сделал бы любой другой уважающий себя народ, поскольку речь идет об "очевидном нарушении кодекса поведения" со стороны США, которые в ранее принятом с Китаем коммюнике обязались сокращать военные поставки Тайваню и не поставлять новейшей военной техники.

"Мы будем продолжать обмениваться мнениями с американской стороной", – пообещал Ян Цзечи. По его мнению, стабильные отношения с США "отвечают интересам обеих стран и всего мира".

Вновь коснувшись в ответе на другой вопрос ситуации вокруг атомной программы Тегерана, глава МИД КНР высказал мнение, что "Иран не закрыл полностью дверь перед предложениями МАГАТЭ". Министр предложил не усложнять создавшееся положение, а вместо этого "лучше сконцентрироваться на консультациях и диалоге". Он вновь повторил, что "ядерная проблема Ирана находится в решающей фазе", и призвал участников переговоров с Тегераном по данной проблеме "пятерку" постоянных членов СБ ООН и Германию – приложить дополнительные усилия с целью достижения "долгосрочного решения путем диалога и переговоров".

Проблематика сырьевой безопасности, впервые в истории мюнхенских конференций включенная в перечень главных тем, нашла широкое отражение в выступлении президента Азербайджана Ильхама Алиева, подчеркнувшего необходимость баланса интересов между производителями, транзитерами и потребителями энергоресурсов.

По словам Алиева, Азербайджану, "старой нефтедобывающей стране", удалось с помощью международных компаний после распада СССР восстановить находившуюся в упадке энергетическую отрасль, улучшить экологию, диверсифицировать маршруты транспортировки нефти и газа и – экономику в целом. В результате, несмотря на кризис 2009 года, страна показала рост свыше 9 проц., инфляция составила 1,5 проц. Благодаря энергетическому сектору Азербайджан накопил значительные финансовые средства, которые используются, в частности, для поддержки других сфер, например, здравоохранения.

Этого удалось добиться, продолжал президент Азербайджана, благодаря созданию "очень хорошего инвестиционного климата", "высокому уровня доверия между инвесторами и правительством". Алиев подчеркнул, что "все крупные контракты ратифицированы парламентом и стали законами", и теперь никто "не вправе изменить условиях договоров и получить преимущества", хотя позиции Азербайджана усилились.

Глава азербайджанского государства подчеркнул, что его страна обладает "огромными газовыми запасами", которые она активно экспортирует в соседние страны и которых хватит на 100 лет. Поэтому, указал он, нам "нужны рынки, где наш газ будет востребован, нужны справедливые цены и чтобы сотрудничество было долгосрочным". Президент сообщил, что Азербайджан находится "на пороге новых крупных инвестиций" в энергетическую сферу в размере 20 млрд долларов, и что его удовлетворяют нынешние цены на энергоресурсы.

Отвечая на вопрос об отношении Баку к проекту "Набукко", Алиев сказал: "Мы решительно поддерживаем "Набукко" и другие проекты, которые являются частью "Южного коридора". Но надо точно знать, где и кем будут осуществлены финансовые инвестиции, каковы временные рамки и насколько серьезны наши партнеры". Как только эти вопросы будут решены, добавил он, "мы будем очень рады разместить эти резервы на рынке". Для внутреннего потребления Азербайджана используется только треть добываемого в стране газа.

Президент Азербайджана признал, что до сих пор не урегулированная "крупная проблема" Нагорного Карабаха "создает угрозу, препятствует полному региональному сотрудничеству и может нанести ущерб нашим планам". Он подчеркнул, что никто в мире не ставит под сомнение территориальную целостность Азербайджана, и выразил надежду на скорейшее разрешение этой проблемы.

Мировая энергетика – главный фактор международной безопасности, заявил в своем выступлении на форуме заместитель председателя Госдумы, президент Российского газового общества Валерий Язев.

"К настоящему моменту именно ресурсная стабильность стала одним из важнейших компонентов международной безопасности, основой социально-экономического развития народов и государств, – сказал он. – В XX веке основной гарантией выживания была военно-стратегическая надежность национальной безопасности, которая покоилась на трех опорах: развитии военно-промышленного комплекса, создававшего все более мощные и смертоносные виды оружия; формировании военных "лагерей" и блоков, разделяющих народы и государства на враждующие силы; создании идеологии противостояния, которая оправдывала гонку вооружений и разделения мира".

По мнению Язева, "инерционная активность указанных факторов еще не угасла". Об этом свидетельствуют "растущие военные бюджеты, а также вооруженные конфликты, вспыхивающие в отдельных регионах планеты".

"Мировая энергетика – высоко конкурентная сфера деятельности, – отметил парламентарий. – Идет борьба за рынки сбыта, за стабильность поставок энергоносителей, за привлечение надежных партнеров. Однако не следует приравнивать ее к битвам за геостратегическое влияние, препятствуя развитию делового сотрудничества". "В отношении поставок нефти и газа из России такие попытки делаются с печальной регулярностью", – констатировал он. По его мнению, "сегодня политика взаимного сдерживания непродуктивна, а разумной альтернативой является объединение потенциалов для надежного и достаточного для всех энергообеспечения". "Прогнозы показывают, – продолжал Язев, – что в ближайшие десятилетия структура энергопотребления в мире существенно не изменится. А к 2050 году можно ожидать удвоения спроса на энергоресурсы. Поэтому становится очевидным, что политическая нестабильность может привести к серьезному дефициту сырьевых ресурсов даже при их наличии".

"Россия участвует и будет продолжать участвовать в дальнейшем надежном обеспечении человечества энергией, обладая большими запасами углеводородов, – отметил парламентарий. – Мы осознаем свою ответственность за обеспечение энергетической безопасности на евразийском пространстве". Россия последовательно выступает за "совершенствование существующих международных правовых институтов в целях более эффективного решения проблем мировой энергетической безопасности. В качестве основы для развития правовой базы международного сотрудничества в сфере энергетики "Россия предлагает концептуальный подход, предложенный президентом РФ Дмитрием Медведевым в апреле 2009 года". Это, в частности, признание неделимости устойчивой глобальной энергетической безопасности и взаимозависимости всех участников мирового энергообмена, взаимная ответственность стран, потребителей и поставщиков энергоресурсов, а также транзитных государств за обеспечение глобальной энергетической безопасности.

По словам Язева, "энергетическая безопасность занимает все более высокие строчки в мировой повестке дня". В этой связи важно, чтобы взаимозависимость государств "переросла во взаимную ответственность, которая будет неизбежно ослаблять риски и гарантировать справедливый доступ к сырьевым ресурсам и технологиям, необходимым для устойчивого развития". Россия является и останется впредь "гарантом надежного энергоснабжения своих партнеров".
"Мы выступаем за развитие новой мировой энергетической политики, которая объединит интересы развитых стран и остального мира путем повышения уровня коллективного управления этой сферой деятельности, – сказал Язев. – Несмотря на сохраняющиеся моменты неопределенности в развитии глобальных тенденций, энергетика постепенно становится основой, укрепляющей сотрудничество народов на всех континентах, важным фактором формирования мирового порядка всеобщего благополучия".

Самым, пожалуй, "экзотическим" и вызывавшим наибольшие эмоции, причем отрицательного толка, участником конференции, каждое слово которого немедленно становилось объектом пристального внимания, был министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки. Это было вызвано обострением разногласий между "шестеркой" и Ираном в вопросе о дообогащении урана. Участие иранского министра в форуме не планировалось, поэтому он появился там буквально в последний момент. Моттаки предстал перед его участниками на впервые проводившейся в этом году "сессии ночных сов", и, несмотря на очень поздний час, главный конференц-зал мюнхенского отеля "Байришер хоф" оказался заполненным, как на дневных сессиях.
После очень длинной и, кстати, весьма интересной, но не относящейся к интересовавшему всех предмету лекции на внутреннюю и историческую тематику, которую он озвучил, демонстрируя плохо скрываемое презрение к своим западным слушателям /которые, впрочем, судя по выражениям их лиц, испытывали такие же чувства, но в еще большей степени/, Моттаки, в конечном счете, заявил, что Иран считает возможной "в не очень отдаленном будущем" сделку с "шестеркой" по обмену низкообогащенного урана на дообогащенный, который можно будет использовать в медицинских целях.
Дискутируя по иранской атомной проблеме с главою МИД Швеции Карлом Бильдтом, Моттаки отметил, что "все стороны продемонстрировали добрую волю, чтобы осуществить этот обмен" и что он еще обсудит данное предложение с главою МАГАТЭ Юкия Амано.

Глава МИД Ирана подчеркнул, что его страна считает очень важным самой определять количество подлежащего обмену ядерного топлива, которое должно отвечать ее нуждам. Все участники соглашения должны получить гарантии, самое важное – иметь "политическую волю", – добавил он.

Встречу с Амано, состоявшуюся "на полях" конференции, Моттаки назвал "весьма позитивной". "У нас состоялась очень хорошая встреча, которая была посвящена теме обмена иранского низкообогащенного урана на дообогащенное ядерное топливо. Мы подробно обсудили все аспекты этой темы с учетом находящихся на столе переговоров предложений. Я попытался разъяснить генеральному директору точку зрения Исламской Республики", – сообщил глава МИД Ирана.
Ранее на встрече с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым Моттаки сообщил, что Иран и МАГАТЭ согласовали формулу дообогащения урана, но остаются еще детали.

"Глава МИД Ирана Манучехр Моттаки не добавил на сегодняшней встрече ничего, кроме того, что сказал президент Махмуд Ахмадинежад. Подробнейшим образом мы обсудили сегодня варианты, которые могут быть использованы для того, чтобы договоренность, достигнутая 1 октября в Женеве, была реализована", – сказал, комментируя итоги встречи, Лавров. "Надеюсь, что после сегодняшней беседы шанс на то, что нам все-таки удастся найти схему, которая будет приемлема для всех и которая позволит реализовать перезагрузку исследовательского реактора в Тегеране, будет согласована, – отметил глава МИД РФ. – Но еще требуются усилия".

"Самое главное, что обе стороны /"шестерка" и МАГАТЭ/ признают формулу обмена ядерного топлива, – сказал Моттаки российским журналистам после двусторонней встречи с Лавровым. – Эта формула состоит из трех элементов: время обмена, место обмена и количество топлива, участвующее в обмене". "Для дообогащения урана до 20 проц. потребуется время, с этим согласны и наши коллеги по переговорам /пять постоянных членов СБ ООН и Германия/", – указал он. "Я не знаю, сколько на это потребуется времени, может 5-6 месяцев, может больше, а может меньше, – сказал глава МИД Ирана. – Это зависит от технических специалистов". "После того, как все будет готово, мы можем обменять наш 3-процентный уран на 20-процентный, – заметил он. – Что касается места обмена, то это также обсуждалось". "Третий пункт – это то, что количество подлежащего обмену /урана/ должно основываться на нашей потребности, – заметил он. – И мы объявим, сколько именно нам потребуется". "Мы надеемся, что стороны проявят политическую волю, чтобы успешно реализовать эту формулу обмена", – заключил глава МИД Ирана.

По сути, ядерная проблема Ирана была не только одной из главных, но и самой животрепещущей темой на конференции.
Появление у Ирана ядерного оружия дестабилизирует весь регион и приведет к "роковому ослаблению режима нераспространения", заявил в своем выступлении на форуме министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле.

По его словам, Иран имеет право на мирный атом, однако обретение им ядерного оружия является неприемлемым, и Тегеран должен продемонстрировать свое стремление к мирному развитию атомной энергетики "не на словах, а на деле".
Кроме того, глава МИД ФРГ поддержал российско- американские переговоры об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, высказался против "эрозии" ДОВСЕ, указал на необходимость начала обсуждения с США вопроса о выводе из ФРГ сохраняющегося здесь американского ядерного оружия, которое он назвал реликтом "холодной войны", призвал к укреплению ЕС и "евроатлантического партнерства".

Вестервелле указал, что германская внешняя политика ориентирована на ценности мира, права человека, "опирается на сотрудничество, а не конфронтацию". "Никто не должен бояться Европы, все должны полагаться на Европу", – сказал он, не предполагая, что сильно обидел тем самым одного очень колоритного участника форума, который потом ему это припомнит.
Вестервелле высказался за содержательную дискуссию о предложениях президента России Дмитрия Медведева по укреплению европейской безопасности. "Стратегическое партнерство с Россией неотъемлемо не только для европейской безопасности, но и для решения глобальных проблем", – подчеркнул глава МИД ФРГ. "Мы хотим этого партнерства и хотим продолжать развивать его там, где нас объединяют совместные интересы", – добавил он. "К этому относится также субстантивная дискуссия о предложениях президента Медведева о европейской безопасности", – указал руководитель германской дипломатии.

Со своим коллегой по кабинету был солидарен и министр обороны ФРГ Карл-Теодор цу Гуттенберг. "Отношения с Россией это один из ключевых вопросов, по отношению к которому мы в альянсе должны прийти к единому мнению", – указал он. По его словам, на этом пути, несмотря на имевшиеся трудности, "сделаны определенные шаги", что крайне необходимо, потому что "доверие возникает на основе диалога". Цу Гуттенберг, однако, признал, что "не все члены НАТО" хотят вести диалог с Россией, хотя альтернативы этому нет.

На будущем европейской и глобальной безопасности, главной теме второго дня работы форума, подробно остановился в своем выступлении глава МИД РФ Сергей Лавров.

Заключение Договора о евробезопасности "позволит устранить из современной евроатлантической политики военно- политические инстинкты прошлого", заявил российский министр. Такие инстинкты, по его словам, "мешают сосредоточиться на эффективном отражении общих для всех нас реальных, а не фантомных угроз". Он отметил, что "сегодня в Евроатлантике вызревает качественно новый момент: своего рода конвергенция национальных интересов, что объективно создает условия для решения на деидеологизированной основе фундаментальной задачи укрепления позиций евроцивилизации в полицентричном и все более конкурентом мире".

"Преодолев блоковые подходы "холодной войны" в европейской архитектуре и вытекающие из этих подходов страхи по поводу "сфер влияния", мы обеспечим то новое качество взаимного доверия, которое так остро необходимо Европе в современных условиях", – указал Лавров. По его словам, только решив проблему неделимости безопасности в Евроатлантике навсегда, "мы сможем создать прочный фундамент для совместных действий США, Европы и России в международных делах".

"Если этот принцип неделимости больше не поддерживается, то мы хотим услышать почему, – сказал Лавров. – Но если он поддерживается, то давайте примем решение подтвердить, что мы все говорили в 90-е годы: что ни одна из наших стран не будет обеспечивать безопасность за счет безопасности других". "Вот собственно и все, идея довольно простая, минимально необходимая для того, чтобы продвинуться по пути доверия и абсолютно непротиворечива", – подчеркнул министр, отметив, что Россия честно говорит: "Мы хотим подтвердить в юридически обязывающей форме то, что уже не раз происходило".
Лавров напомнил, что "за последние 20 лет европейская безопасность расшаталась по всем параметрам". "Это касается размывания режима контроля над вооружениями, атрофии ОБСЕ, возникновения серьезных конфликтов и опасности их неконтролируемой эскалации, – отметил он. – Высказывания, что "все нормально, ничего менять не надо", убедить не могут". Так, по его мнению, у ОБСЕ был реальный шанс стать полноценной организацией, но "выбор был сделан в пользу политики расширения НАТО, что означало не только сохранение линий, разделяющих Европу на зоны с разным уровнем безопасности, но и передвижение этих линий на Восток".

Как отметил глава МИД РФ, "два эпизода новейшей истории подтверждают вывод о том, что принцип неделимости безопасности в ОБСЕ не работает". В частности, это касается бомбардировок Югославии в 1999 году, а также событий на Кавказе в августе 2008 года. "Рыхлость" ОБСЕ, отсутствие в ней четких правил привели к тому, что информация наблюдателей ОБСЕ о приготовлениях грузинского руководства к военному нападению не была доложена Постсовету ОБСЕ и он не смог принять необходимые меры, – сказал Лавров. – Провалился и Совет Россия-НАТО, некоторые члены которого заблокировали просьбу России о созыве срочного заседания в разгар военных действий".

Российский министр подтвердил, что Москва по-прежнему считает неприемлемым расширение НАТО на восток, и, в частности, не понимает, "каким образом базы НАТО, размещенные в недавно принятых странах-членах альянса, могут укрепить российскую безопасность". "Как, например, силы альянса в Черном море укрепят нашу безопасность?" – задавался вопросом он.

В ходе дискуссии Лавров также отметил, что Россия последовательно выступает за установление безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и считает, что "в любом регионе мира следует стремиться к тому, чтобы не было зон с различной степенью безопасности".

Коснувшись ядерной проблемы Ирана, Лавров высказал мнение, что "техническое решение" проблемы тегеранского исследовательского реактора может создать новую атмосферу в переговорном процессе. Россия всячески "поддерживает укрепление режима нераспространения". МАГАТЭ и все страны признают право Ирана на мирное использование ядерной энергии, но желают, чтобы он дал разъяснения по "очень конкретным вопросам", что "не трудно сделать". По его мнению, "мы должны также послать нашим иранским коллегам сигнал, что они должны продолжать процесс переговоров, полностью сотрудничать с МАГАТЭ".

Глава МИД РФ также подчеркнул, что иранскую атомную проблему нельзя рассматривать в изоляции от положения дел на Среднем и Ближнем Востоке, что вызвало одобрительный отклик у представителя Саудовской Аравии. Кроме того, Лавров отметил, что следует учитывать и озабоченности Ирана в отношении своей безопасности. "У Ирана законные озабоченности в области безопасности. Он в недавние времена подвергался нападению, а сам ни на кого не нападал", – напомнил Лавров.
Проблему Нагорного Карабаха Лавров назвал "трудной", однако отметил, что в усилиях по ее разрешению "наблюдается прогресс", между сторонами конфликта растет взаимопонимание, сокращается число проблемных вопросов. Россия как член Минской группы, указал он, "пытается помочь" армянам и азербайджанцам достичь соглашения. Россия хочет, чтобы все народы Южного Кавказа жили "в мире и сотрудничестве".

Ряд принципиальных вопросов затронул в своем выступлении на форуме советник президента США по вопросам национальной безопасности Джеймс Джонс. "Мы завершаем переговоры с Россией по новому договору СНВ, и я благодарю министра иностранных дел Лаврова за его партнерство в этих усилиях", – сказал он. "Предложения президента Медведева по европейской безопасности содержат важные взгляды, – продолжал он. – Соединенные Штаты приветствуют существенный и конструктивный диалог, даже если мы верим, что существующие институты – такие как ОБСЕ, Совет НАТО – Россия, Комиссия НАТО – Украина, и Комиссия НАТО – Грузия – обеспечивают прочную основу для еще большей безопасности и сотрудничества в будущем".

По его словам, США будут взаимодействовать по вопросу размещения ПРО в Европе со всеми участниками процесса, в том числе и с Россией. Джонс признал, что "администрация Барака Обамы начала новый этап размещения ПРО в Восточной Европе". "Наши действия говорят о растущей угрозе от ракет средней и меньшей дальности, – сказал он. – По этому вопросу мы будем сотрудничать со всеми партнерами: Польшей, Чехией, Румынией. Также мы продолжим переговоры по проблематике ПРО с Россией".

Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон сообщила, выступая на форуме, что посетит вскоре Москву, где проведет переговоры по вопросам сотрудничества России и ЕС. "Я ожидаю продолжения диалога с Сергеем Лавровым в этом месяце в Москве", – указала верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности. По ее словам, на встрече будут обсуждаться вопросы двустороннего взаимодействия России и ЕС, укрепление сотрудничества в рамках Совета Россия-НАТО, реформирование ОБСЕ, вопросы глобальной европейской безопасности.

Эштон отметила, что сотрудничество ЕС с РФ на международной арене "очень важно и значимо", и оно успешно осуществляется и может быть укреплено во многих областях.

Коснувшись российской инициативы, Эштон сказала: "Меня еще надо убедить, что сейчас надо менять архитектуру европейской безопасности, но это тоже часть диалога, который состоится в ближайшие месяцы". Она указала в этой связи, что ЕС открыт к обсуждению этого российского предложения и считает, что "основным местом обсуждения" данной инициативы является ОБСЕ. "Мы открыты к обсуждению любой идеи, которая может укрепить европейскую безопасность", – подчеркнула глава европейской дипломатии, признав, что "не все благополучно на нашем континенте".

Мадрид приветствует призывы президента России к улучшению европейской безопасности, заявил на форуме министр иностранных дел председательствующей в ЕС Испании Мигель Моратинос. Следует предпринять усилия для установления "более партнерских отношений" с РФ, "терпеливо развивать более кооперативные и конструктивные отношения между западными странами и укрепляющейся Россией, чтобы сделать ее сильным партнером в борьбе против общих глобальных угроз". В этом контексте Моратинос приветствовал "призывы президента Медведева улучшить паневропейскую безопасность и активную открытую дискуссию, которую мы предпринимаем в ОБСЕ, в рамках процесса Корфу". По его мнению, "отношения НАТО – Россия и ЕС – Россия представляют особую важность для стабильности и общей безопасности, совместного противостояния общим угрозам терроризма, распространения ядерного оружия и провалившихся государств".

Весьма характерным, с реверансами в сторону как Запада, так и Востока, было выступление на конференции министра иностранных дел Украины Петра Порошенко, утверждавшего, что нынешняя система европейской безопасности отражает текущую реальность и не нуждается в драматических изменениях, хотя ее можно улучшить. По словам Порошенко, Украина "поддерживает конструктивный диалог, направленный на улучшение европейской системы безопасности", в частности "активно принимает участие в обсуждениях в рамках процесса Корфу, который был начат в ответ на российские предложения, представленные в 2008 году". "Мы надеемся, что это позволит ОБСЕ стать более полезной и эффективной организацией", – указал Порошенко. "Мы понимаем, что европейская безопасность страдает от недостатка доверия", – признал он. По мнению Порошенко, "важно уважать право каждого государства выбирать свои собственные гарантии национальной безопасности, в том числе через участие в существующих структурах коллективной безопасности". Он считает, что "полное уважение" этого принципа "обеспечивает реалистическую основу неделимой и равной безопасности", идею которой Россия включила в свои предложения о новом договоре о европейской безопасности.

"Украина, а также большинство европейских государств, – подчеркнул министр, – разделяет мнение о том, что теперешняя система европейской безопасности, основанная на ОБСЕ, НАТО и ЕС, отражает текущую реальность и не требует каких-либо драматических изменений. Скорее, она нуждается в перезагрузке в смысле обеспечения лучшего осуществления согласованных принципов, большего соблюдения обязательств". Остановившись затем на этой теме в ходе дебатов, глава МИД указал, что Украина не хотела бы "оказаться заложником" обсуждения новой архитектуры европейской безопасности. Порошенко считает, что ключевую роль в качестве гаранта европейской безопасности должен играть Североатлантический альянс. "НАТО как организация уже доказала свою эффективность и должна продолжать играть ключевую роль в обеспечении безопасности в евроатлантическом регионе", – указал он, выразив также надежду, что альянс будет оставаться открытым для вступления новых членов. Коснувшись отношений с Москвой, министр сказал: "Совершенно уверен, что после выборов у нас будут очень прагматичные отношения с Россией". "И убежден, что эти выборы продемонстрируют необратимость демократического развития страны и ее европейский выбор", – добавил он, подвергнув критике утверждения о том, что президентские выборы на Украине якобы могут "подпитать антагонизм между Россией и Западом".

"Мы совершенно убеждены, что сейчас важно, чтобы Европа также продемонстрировала, что для нее больше нет оправданий закрывать дверь перед Украиной", – заявил руководитель украинской дипломатии, которого организаторы форума представили как одного из лидеров "оранжевой революции" и "шоколадного короля", имея ввиду сферу его деловых интересов.
Как всегда ярким и емким было выступление традиционного участника мюнхенских конференций вице-премьера РФ Сергея Иванова, принявшего участие в дискуссии о будущем контроля над вооружениями, ДНЯО и перспективе полной ликвидации ядерного оружия, однако затронувшего, фактически, намного более широкий круг вопросов.

Зампред правительства РФ подтвердил, что российская и американская делегации, участвующие в переговорах о сокращении ядерных арсеналов обеих стран, получили распоряжение в ближайшем будущем завершить все технические работы, что позволит президентам РФ и США подписать новый Договор по СНВ. "Ясно, что Россия и США несут особую ответственность за процесс разоружения, – сказал он. – В то же время сводить эту проблему только к вопросам взаимоотношений этих стран будет чрезмерным ее упрощением". "Ядерное разоружение является общей целью" для всех сторон- участниц ДНЯО без исключения, убежден Сергей Иванов. Москва призывает все эти государства "предпринять усилия, аналогичные шагам Москвы и Вашингтона, и ожидает, что все страны мира будут вовлечены в процесс разоружения". "Абсурдом будет ситуация, когда страны-члены ДНЯО будут разоружаться, а государства, которые в него не входят, продолжат наращивать свои арсеналы", – подчеркнул он.

По мнению Сергея Иванова, "сейчас как никогда важно, чтобы инициативы по ядерному разоружению не остались только предложениями, написанными на бумаге, а привели к практическим шагам". "Скорейшее вступление в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний должно стать важным этапом в достижении полного отказа от ядерного оружия, – констатировал вице-премьер. – Поэтому в Москве надеются, что переговоры по Договору о сокращении производства ядерных материалов начнутся на Конференции по проблеме разоружения".

"Проблема безопасности и стабильности в контексте сокращения ядерного оружия требует установления взаимоотношений между стратегическими системами обороны и атаки, – продолжил зампред правительства. – Невозможно всерьез говорить о снижении ядерного потенциала, когда государство, обладающее ядерным оружием, разрабатывает и размещает системы защиты от средств доставки ядерных зарядов, которые есть у других государств". Иванов напомнил в этой связи теорию щита и меча, когда и то, и другое постоянно развивается с учетом характеристик и возможностей средств как атаки, так и защиты.

Вице-премьер подчеркнул, что "помимо мер по сокращению стратегического оружия, Россия на три четверти сократила свой тактический ядерный потенциал и отправила его на хранение на центральные склады военных баз". "Эти склады расположены исключительно на территории России", – уточнил он.

Вице-премьер призвал усилить режим нераспространения ядерного оружия на Ближнем Востоке. Для достижения этой цели, по его словам, Россия "предлагает ближневосточным странам ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, а также добровольно отказаться от разработки элементов полного ядерного цикла".

Россия стремится к "предотвращению распространения технологий, которые могут быть использованы в создании ядерного оружия, хоть и выступает за предоставление возможности многим странам мира вести исследования в области ядерной энергии".

На состоявшейся позднее пресс-конференции Сергей Иванов сообщил, что Россия потребует от США детальных разъяснений относительно планов размещения объектов американской ПРО в Румынии. "У нас есть озабоченности на этот счет, – сказал он. – Не ясно, о какой инфраструктуре идет речь и о каких объектах". По его словам, "абсолютно непонятно, что за наземная инфраструктура". Он напомнил, что Румыния присоединилась с Конвенции Монтрё, "которая жестко регулирует нахождение иностранных военных кораблей в акватории Черного моря". Не понятно, как действия США будут увязаны с этим документом. Сергей Иванов также сообщил, что высказал российские озабоченности касательно размещения элементов ПРО в Румынии в ходе двусторонних встреч с участвовавшими в конференции экс-госсекретарем США Генри Киссинджером и сенатором Джоном Керри. Он добавил, что обсуждения на этот счет будут продолжены. "У нас были договоренности с США о том, что мы будем вместе оценивать угрозу и, если нужно, будем действовать вместе", – заметил вице-премьер.

Москва потребует от США разъяснений относительно американского тактического ядерного оружия, размещенного в Европе. Сергей Иванов напомнил, что, начиная с 1990-х годов, "Россия на три четверти сократила собственное тактическое ядерное оружие и сосредоточила его на своей территории". "Кроме того, мы забрали его из войск и сосредоточили на специальных базах", – добавил Сергей Иванов. "Американское тактическое ядерной оружие из Европы не выводилось, – продолжил вице-премьер. – Его части по- прежнему хранятся на ряде баз в европейских странах". Причем речь идет не только об оружии, но и об авиабомбах, оснащенных ядерным снарядом. "России хотелось бы знать, для чего это делается, – сказал зампред правительства. – Будем ставить об этом вопрос".

Вернувшись к теме нового договора СНВ, Сергей Иванов выразил надежду, что он будет подписан и ратифицирован, вероятно, осенью 2010 года. "Конкретную дату подписания СНВ сейчас никто не назовет", – сказал он. Вице-премьер отметил, что "соглашения такого рода – это всегда компромисс между сторонами" и что у Москвы и Вашингтона много планов по работе над другими соглашениями, ужесточающими режим нераспространения. Он выразил также надежду, что США ратифицируют ДВЗЯИ.
Затронув тему иранской ядерной программы, Сергей Иванов сказал, что Россия последовательно выступает за урегулирование иранской ядерной проблемы дипломатическими и политическими средствами. "Никто не ставит под сомнение законное право Тегерана использовать ядерную энергию в мирных целях, – сказал он. – В то же время, Иран должен развеять опасения мирового сообщества в том, для чего на самом деле ведутся ядерные исследования".

"Шаги, которые необходимо предпринять для этого, сформулированы МАГАТЭ и Совбезом ООН, – напомнил Иванов. – Мы ожидаем от Ирана сотрудничества по этой проблеме". "Как член переговорной "шестерки" по Ирану, Россия остается преданной своим прежним принципам, – констатировал вице- премьер. – Они заключаются в том, что санкции нельзя рассматривать как единственное средство решения проблемы, использовать этот инструмент необходимо очень взвешенно и пропорционально готовности Ирана к сотрудничеству". "Если санкции все же будут применены, их необходимо использовать исключительно для решения задач нераспространения ядерного оружия", – убежден Иванов.

В своем кратком выступлении на форуме генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано призвал все страны, присоединившиеся к ДНЯО, "решительно проводить в жизнь ядерное разоружение" и "предпринять больше усилий по предотвращению дальнейшего распространения ядерного оружия", а также пообещал, что МАГАТЭ "будет ясно продолжать играть ключевую роль в мире, свободном от ядерного оружия".

Полной противоположностью вежливому японцу оказался американский сенатор Джозеф Либерман, занимающий престижный и влиятельный пост председателя сенатского комитета по внутренней безопасности и правительственным делам, предполагающий, что он действительно знал о том, что говорил. Скандальный характер носило его заявление в ходе дискуссии о безопасности и стабильности на Ближнем Востоке о том, что США разрабатывают планы военных действий, чтобы сорвать иранскую атомную программу, единственной альтернативой чему, по его мнению, являются жесткие санкции мирового сообщества против Ирана. "У нас есть выбор. Перейти к жестким экономическим санкциям и заставить дипломатию работать, или у нас будет перспектива военных действий", – указал Либерман. Он сообщил, что глава Центрального командования вооруженных сил США генерал Дэвид Петрэус, "выполняя свои обязанности, готовит планы военных действий против иранской ядерной программы". "Никто не хочет, чтобы это произошло. Но если мы не будем действовать вместе и не будем делать что-то решительное, то именно это и произойдет", – угрожал он. По словам Либермана, диалог с Ираном по данной проблеме "продолжается уже шесть лет, и никаких результатов нет". "Диалог может продолжаться только в том случае, если он будет иметь зубы", – подчеркнул он, указав, что в Конгрессе имеется консенсус в отношении подобной военной акции.
Американский сенатор позволил себе резкие личные нападки на Манучехра Моттаки, который, по его словам, приехал в Мюнхен, чтобы "говорить, говорить и говорить, а не для того, чтобы делать дело". Он охарактеризовал состоявшееся накануне на форуме выступление главы МИД Ирана как "смехотворное" и "интеллектуально нечестное", а его самого обозвал "лжецом". Эти высказывания были справедливо охарактеризованы проводившем дискуссию известным британским журналистом Филипом Стефенсом как "частично провокационные".

В странной для руководителя столь серьезной организации как НАТО роли "брюссельского мечтателя" выступил на форуме никогда ранее не участвовавший в нем генеральный секретарь этого военного блока Андерс Фог Расмуссен. Он лихо озвучил еще более неуместную, чем когда-либо, идею о превращении НАТО в некую глобальную структуру – "форум для консультаций по вопросам глобальной безопасности", по сути координирующий деятельность таких перечисленных им организаций, как ООН, ЕС, Всемирный банк /ВБ/, Африканский союз, а также неправительственных организаций, которые, посетовал Расмуссен, "все еще противятся более тесным контактам с военными из опасения, что это скомпрометирует их беспристрастность". Генсек НАТО также утверждал, что в глобальном мире "территориальная оборона сегодня начинается за пределами наших границ".
При этом сам же Расмуссен косвенно признал, что у НАТО не хватает собственных ресурсов даже для решения самых необходимых для блока задач в стране, где в каком-то смысле сейчас решается его будущее. Он попросил Россию помочь НАТО в Афганистане предоставлением вертолетов, поставками запчастей, подготовкой пилотов, обучением афганских вооруженных сил и полиции, борьбой с контрабандой наркотиков...

"Я думаю, что остались возможности для дальнейшего российского участия в нашей операции в Афганистане, – сказал Расмуссен. – Фактически Россия разделяют нашу обеспокоенность относительно безопасности в этой стране". По его словам, если Афганистан "станет вновь прибежищем терроризма", то России будет сложно иметь такого непростого соседа у своих границ – весьма странное заявление, по крайней мере, с точки зрения современной политической географии.
Глава НАТО также сообщил, что силы ИСАФ в Афганистане увеличатся в 2010 году на 39 тыс. человек, и что НАТО останется там, пока не выполнит свою миссию. Однако, – добавил Расмуссен, – наши войска не всегда будут и не должны быть впереди. Афганистан – суверенная страна. И она должна стоять на своих ногах и защищать себя". "Поэтому, когда будут позволять условия, мы начнем передавать ведущую роль в поддержании безопасности афганцам. И хотя я не знаю, когда этот процесс будет завершен, я знаю, когда он должен начаться – в этом году". Расмуссен призвал МВФ и Всемирный банк осуществлять финансирование "гражданской реконструкции" в Афганистане и указал на необходимость помощи афганскому урегулированию со стороны Пакистана и соседних стран.

Выступавший после Расмуссена председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев сделал своего рода экспресс-анализ утверждений генсека НАТО, причем настолько интеллектуально смелый, жесткий и абсолютно логичный, что ему никто не смог публично противоречить. Главная проблема НАТО, по мнению Косачева, – растущее стремление "действовать глобально", но при этом продолжать "думать локально", иными словами, принимать решения в рамках альянса без учета интересов партнеров, в том числе России.

Эта ситуация приводит, указал Косачев, к "потере эффективности", "крупным ошибкам" в деятельности альянса, а также "вызывает озабоченность России". В качестве примеров таких ошибок российский парламентарий привел ситуацию в Афганистане и на Южном Кавказе. По его мнению, в первом случае "локальные интересы" НАТО требовали борьбы с террористами, что исключало сколь либо серьезное противодействие производству и контрабанде наркотиков, чтобы не раздражать живущее за счет этого население, ведь от этого, прежде всего, страдала Россия и другие ненатовские государства. На Южном Кавказе "локальные интересы" НАТО требовали скорейшего приема в его члены Грузии, для чего она должна была вначале решить свои территориальные проблемы, хотя это противоречило "глобальным интересам стабильности в регионе", в связи с чем, подчеркнул он, "НАТО несет определенную ответственность за происшедшие события".

В России ожидают от новой стратегической концепции НАТО подтверждения того, что она "не только готова действовать глобально, но и мыслить также". Это означает, по мнению Косачева, необходимость серьезных консультаций с другими странами. Он выразил также надежду, что российская инициатива о ДЕБ будет включена в новую стратегическую концепцию альянса. Косачев также указал, что планы расширения НАТО не облегчают России диалог с альянсом. Он пояснил, что Россия считает проблемой не НАТО, а его "политизированное расширение" на Восток. Причем, вновь принимаемые в альянс страны, несмотря на обещания обратного со стороны руководства альянса, пытаются создавать для двусторонних отношений дополнительные проблемы, отметил парламентарий. В этом смысле Косачев приветствовал усилия по "консолидации НАТО".

"Мы живем в новом глобальном мире. Россия сделала все от нее зависящее, чтобы наладить отношения с НАТО", – подчеркнул Косачев, приведя конкретные примеры закрытия баз и вывода российских военных из ряда зарубежных стан, ратификацию международных договоров за последние 20 лет. Он выразил недоумение, что НАТО по-прежнему уклоняется от какого-либо взаимодействия с ОДКБ и продолжает смешивать в своей политике ценности и интересы, прежде всего, прикрываясь тезисом защиты демократических ценностей в реализации собственных блоковых интересов. Он привел в качестве примера проталкивание идеи вступления Украины в Североатлантический альянс, хотя против этого выступает большинство украинцев. Косачев также призвал НАТО "уважать международное право и не использовать военную силу без мандата ООН".

Заключительная дискуссия форума касалась Афганистана. Ее открыл своим выступлением афганский президент Хамид Карзай. Он объявил, что к 2012 году Афганистан должен иметь 300 тыс. полностью подготовленных и вооруженных военных и полицейских, чтобы к 2015 году взять на себя основную ответственность за поддержание безопасности в стране и "больше не быть бременем для международного сообщества".

В качестве необходимых предпосылок к миру в стране Карзай назвал процесс национального примирения, реинтеграции не связанных с террористическими группировками талибов, налаживание системы управления, борьбу с коррупцией, региональное сотрудничество. Он указал также на необходимость изменения стратегии борьбы с терроризмом, которая должна вестись против центров подготовки террористов, их укрытий, источников финансирования, а не на улицах афганских городов и деревень, путем ночных обысков и рейдов по домам мирных жителей. Он также считает, что Афганистан должен иметь полностью независимую судебную систему.

Президент Афганистана настоятельно призвал исключить "параллельную" афганским властям деятельность в стране со стороны различных международных структур, которые должны "поддерживать, а не конкурировать с афганским правительством", что также позволит восстановить доверие афганцев к власти.

Карзай подчеркнул огромное значение помощи зарубежных стран для нормализации ситуации в стране. Среди них он выделил Саудовскую Аравию и лично ее короля Абдаллу, а также Турцию, Индию и Японию. Он также отметил, что "без доверия со стороны Китая, России, понимания соседних государств мы не сможем победить терроризм".

В обсуждении темы Афганистана принял участие и завсегдатай мюнхенских конференций американский сенатор Джон Маккейн. Он, нисколько не смущаясь, назвал объявленные президентом США Бараком Обамой сроки предстоящего вывода американских войск из Афганистана "предварительными". "Мы останемся, пока не добьемся успеха", – заверил он, призвав при этом не забывать, что война с терроризмом в Афганистане это, прежде всего, "битва идей и идеалов". В этом он, фактически, противоречил самому себе, поскольку американцы и их союзники никаких "идей и идеалов" для консервативного, исламского афганского общества предложить просто не могут, хотя отчета в этом сенатор себе, безусловно, не отдает. Маккейна также буквально вынудили сказать, что он "высоко ценит вклад Германии" в афганское урегулирование, хотя в своей речи он ясно дал понять, что так не считает.

Любопытно, что ранее и генсек НАТО также заявил, что альянс останется в Афганистане, пока полностью не выполнит свою миссию, и что он "не знает", когда афганцам будет действительно передана ведущая роль в поддержании безопасности в стране, несмотря на объявленные ранее даты...

По словам спецпредставителя президента США по Афганистану и Пакистану Ричарда Холбрука, "переговоры и военные операции /против талибов/ могут иди параллельно", и, как продемонстрировали предыдущие конфликты, в частности, вьетнамский, "успех в военных действиях может /позитивно/ влиять на ход дискуссий". "Я хочу четко пояснить, – подчеркнул он, – что наша страна не участвует ни в каких прямых контактах с талибами".

Согласно установившейся традиции, в ходе конференции бывшему верховному представителю по внешней политике и безопасности ЕС Хавьеру Солане была вручена медаль имени Эвальда фон Кляйста, в честь ныне здравствующего основателя мюнхенских конференций, за "значительный вклад в достижение международного мира и урегулирование конфликтов".

Также по традиции к работе форума, некогда чисто натовского мероприятия, были приурочены несколько шумных, но оказавшихся достаточно мирными демонстраций протеста, в которых под антивоенными лозунгами приняли участие несколько тысяч анархистов, антиглобалистов и левых. Безопасность проведения форума, проходившего, как всегда, в старинной фешенебельной гостинице "Байришер хоф", надежно обеспечивали 3,7 тыс. полицейских из шести федеральных земель.
Комментируя результаты конференции, постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин заявил в интервью корр.ИТАР-ТАСС в Брюсселе Денису Дубровину, что она продемонстрировала востребованность инициативы ДЕБ.

"Мюнхенская конференция вновь подтвердила необходимость найти новые контуры безопасности в Европе. Предложение российского президента Дмитрия Медведева было фактически поддержано новым министром иностранных дел Германии Гидо Вестервелле. Он подтвердил, что российские озабоченности имеют объективный характер", – сказал Рогозин. По его словам, российская сторона также подняла тему, которую "тщательно избегают наши западные коллеги: хотя холодная война осталась в прошлом, Европа все еще напичкана американским ядерным оружием".

"Мы свое ядерное оружие забрали на свою собственную суверенную территорию и считаем, что американцы должны сделать то же самое", – указал Рогозин.

"Можно отметить две главные позиции, которые выделили российские дипломаты на Мюнхенской конференции: во-первых, что инициатива Договора о европейской безопасности жива, несмотря на ловкую позицию западных дипломатов, и, во- вторых, Россия заострила внимание, что Европа – это не пороховая бочка", – заключил российский постпред.

Он также сообщил, что генсек НАТО в ходе встречи с главой МИД РФ в Мюнхене получил все необходимые разъяснения, по поводу позиции России о расширении НАТО на восток. Выступая на форуме, Расмуссен назвал "ошибочным" положение новой военной доктрины РФ, в котором расширение НАТО на восток рассматривается как угроза.

"Россия воспринимает любые действия НАТО, как легитимные, если они соответствуют международному праву, – сказал Рогозин. – Мы подтвердили свою позицию, что приближение чужой военной инфраструктуры к российским границам с непонятными для нас целями, естественно, является вызовом нашей безопасности".

"Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен на самом деле является человеком принципиальным и то, что он говорит публично, то он и делает, подтверждая в рамках дипломатических контактов, – заключил Рогозин. – В ходе встречи с главой МИД РФ ему были даны исчерпывающие ответы, которые должны снять все упреки и подозрения".

Подводя итоги форума, следует также отметить возросшие уровень и серьезность дискуссий. В меньшей степени это было характерно лишь в отношении модной темы "Глобального ядерного ноля", когда – по причине ее очевидной для большинства участников форума умозрительности – все выступавшие по ней в ходе дискуссии, расходившиеся по многим другим вопросам, звучали совершенно одинаково: "Если не при моей жизни, то, по крайней мере, при следующих поколениях".

Стоит указать и на удачное распределение докладчиков от России по всем трем дням конференции, которые очень аргументировано, умело и смело доводили до участников форума российскую точку зрения на самым различным проблемам.
Достойно упоминания и то, что собравшаяся в Мюнхене в основном западная аудитория стала проявлять куда больше терпения и интереса в выслушивании мнений, отличающихся от собственного. Прискорбный инцидент с Либерманом был практически единственным серьезным исключением. Этот инцидент высветил уязвимость, все более очевидную несостоятельность и реальные пределы западной политической мифологии.

В этой связи следует упомянуть о выступлении на форуме принца Турки аль-Файсал, бывшего посла Саудовской Аравии в США и многолетнего руководителя саудовских спецслужб. Он перефразировал цитировавшееся ранее утверждение главы МИД ФРГ о том, что "никто не должен бояться Европы, все должны полагаться на Европу", сказав: "Мы боимся Европы, потому что она грешна своими упущениями". Принц привел в качестве примера израильскую колонизацию Палестины, которую Запад не в состоянии остановить, напоминающие тюрьмы лагеря для палестинских беженцев. "Европа отказалась от всех своих обязательств", – констатировал он. Турки аль-Файсал высмеял западный термин "управления кризисами", заявив, что европейцы ими именно управляют, а не решают. Он также прозрачно намекнул европейцам и американцам на их слабость в решении ключевых вопросов современной политики – атомной проблемы Ирана и борьбы с терроризмом в Афганистане.

"Разговоры – это чисто персидский талант. Иран должен ответить на все заданные вопросы", – предупредил он, невольно выдав, тем самым, какую сильную озабоченность испытывают в Саудовской Аравии в связи с возможностью появления атомного оружия у соседней шиитской державы с имперскими традициями. При этом принц предостерег против военного вмешательства в Иране, опровергнув "слухи и намеки" о том, что саудовцы "закроют глаза" и пропустят через свое воздушное пространство израильские самолеты, летящие бомбить иранские атомные объекты, но дал понять, что новые санкции против Тегерана будут поддержаны, подчеркнув при этом, что у самой Саудовской Аравии нет ядерных амбиций.

Оригинальной, но вполне справедливой была и критика Турки аль-Файсалом действий США и их союзников в Афганистане. Предупредив, что афганцы "не согласятся на бесконечное присутствие иностранных войск", он, фактически, обвинил последние в том, что те не столько воюют с повстанцами, сколько отсиживаются в своих лагерях, чтобы избежать крупных потерь, что позволяет террористам обрести "ауру непобедимости, потому что они выживают", и увеличивает их престиж в глазах рядовых афганцев.

Это и другие выступления участников форума могла наблюдать и слышать глобальная аудитория, благодаря впервые проводившейся в этом году трансляции в Интернете. "Мюнхенская конференция по безопасности работает в условиях высокой транспарентности и не проходит за закрытым занавесом", – с гордостью объявил организатор форума Ишингер, выразив надежду, что конференция "придаст новый импульс" усилиям по нераспространению ядерного оружия и разоружению, обеспечению энергетической безопасности, реализации новой стратегии США и НАТО в Афганистане.


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. США   (942)
  2. Россия   (1216)
  3. Китай   (646)
  4. Европа   (214)
  5. НАТО   (230)
  6. Многополярный мир   (367)