В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Вооруженные силы Великобритании на стратегическом перекрестке

Какие вооруженные силы необходимы Великобритании в XXI веке, должна ли она и дальше стремиться сохранить свой глобальный военный статус или же – с учетом нынешних экономических трудностей – ограничиться задачей обороны собственной территории и выполнения союзнических обязательств в рамках НАТО? Эти вопросы выдвигаются на первый план в общественно-политических дискуссиях, развертывающихся в стране в связи с приближением парламентских выборов. Выборы должны состояться до середины 2010 года. Особую актуальность названным выше проблемам придают такие факторы, как усиление шансов прихода к власти Консервативной партии, продолжающийся экономический спад, приближение сроков принятия окончательных решений по национальной системе ядерного сдерживания и постановка все новых задач перед сухопутными силами в связи с осложнением ситуации в Афганистане.

В течение последнего десятилетия Великобритания выступала в качестве одной из наиболее активных военных держав Запада – по количеству задействованных сил в Ираке и Афганистане она уступала лишь США. За этот период она также играла ключевую роль в военных операциях на Балканах и в Сьерра-Леоне. Даже на сегодняшний день по уровню оборонных расходов в сравнении с ВВП, достигающему 2,3 проц., Великобритания опережает все остальные европейские страны. Эту роль "глобального военного игрока" стали здесь однако в последнее время все чаще публично ставить под сомнение, причем делают это не только независимые эксперты, но и представители правительственных структур, в том числе оборонных. Некоторые из них ставят под вопрос целесообразность выполнения страной этой роли в условиях тяжелейшего экономического спада и сопутствующих ему последствий. Нарастание скептицизма выдвигает на повестку дня вопрос о необходимости кардинального пересмотра военной роли Великобритании в мире – пересмотра, подобного тому, который последовал после вывода британских войск из зоны Суэцкого канала в 1960-х годах.



Мировые лидеры по расходам на оборону (млрд. долларов США)
Stockholm International Peace Research Institute, SIPRI

1. США – 607

2. Китай – 84,9

3. Франция – 65,7

4. Великобритания – 65,3

5. Россия – 58,6

6. Германия – 46,8

7. Япония – 46,3

8. Италия – 40,6

9. Саудовская Аравия – 38,2

10. Индия – 30,0




"Фактически мы находимся на стратегическом перекрестке, на котором принятые решения могут повлечь за собой фундаментальный пересмотр места Великобритании в мире и, соответственно, уровня наших национальных амбиций",– заявил в мае командующий британскими сухопутными силами генерал Ричард Дэннетт. Это мнение разделяет и бывший посол Великобритании в США сэр Дэвид Мэннинг. "В предстоящие несколько лет мы станем свидетелями обсуждений, которые затронут наши основы,– сказал он.– Люди неизбежно зададут вопрос о том, нуждаемся ли мы в ядерном сдерживании, а если и нуждаемся, то в какой его конфигурации; какие войны мы готовы вести и с использованием каких средств и возможностей. Все наши оценки будут подвергнуты фундаментальному пересмотру".

Любая подобная переоценка оборонной стратегии страны, полагают многие эксперты, должна прежде всего исходить из понимания того, что на сегодняшний день практически ни одна европейская страна не осуществляет развертывания своих сил в одиночку, поэтому любая военная операция Великобритании практически наверняка будет осуществляться во взаимодействии с союзниками по НАТО, будь то США или европейские страны. Хотя военная кампания Соединенного Королевства за возврат Фолклендских островов в 1982 году и была вписана в "книгу гордости" британских ВС, сегодня, по мнению экспертов, ни одна страна средних размеров не в состоянии в одиночку осуществить "заокеанскую" военную экспедицию.

Но действия Великобритании в рамках военного альянса, отмечают аналитики, сопряжены с определенными проблемами. Соединенное Королевство, в частности, по-прежнему крайне неохотно идет на развитие оборонного сотрудничества с Францией, второй крупнейшей военной державой Евросоюза. Администрация США, как предшествующая, так и нынешняя, выразила поддержку развитию оборонного взаимодействия в рамках ЕС и призвала европейские страны к устранению затратного дублирования национальных оборонных программ, но Великобритания по-прежнему очень подозрительно относится к тому, что Франция именует "европейской обороной". Особое отторжение концепция усиления европейского оборонного взаимодействия с перспективой создания единой "европейской армии" вызывает у британских консерваторов, которые – очень вероятно – уже через год, а то и ранее, придут к власти.

Оборонное сотрудничество Великобритании с США, в котором Соединенное Королевство неизбежно выступает в роли "младшего брата", также не безоблачно. Зачастую Лондон привлекают к сотрудничеству лишь "за кампанию" и относятся к нему порой с пренебрежением, а то и с недоверием. Профессор лондонского Королевского института объединенных служб Майкл Кларк считает, что Великобритании пора проанализировать, насколько она действительно дополняет США в оборонной сфере особенно с учетом вывода британских войск из Ирака, где их место теперь вынуждены занять американцы, явно, не испытывающие восторг по этому поводу.

"Необходимо понять, что мы действительно в состоянии предложить американцам, – сказал он. – В настоящее время Великобритания располагает полным набором возможностей, сохраняя национальную систему ядерного сдерживания, строя авианосцы, приобретая новейшие многоцелевые истребители и осуществляя наземные антиповстанческие операции. Но можем ли мы себе позволить и дальше оставаться мини-копией вооруженных сил США? Практически все сходятся во мнении, что эта идея является неприемлемой /по возможностям ее реализации/".

Одним из ключевых пунктов оборонных дебатов станет вопрос о сохранении национального "ядерного щита" в его нынешнем виде. Критики ядерного перевооружения Великобритании, курс на которое был взят еще правительством Тони Блэра, а затем поддержан кабинетом Гордона Брауна, предлагают сбросить это тяжелейшее для национальной экономики бремя и укрыться под американским "ядерным зонтиком". Актуальность этого вопроса усиливается тем, что будущее правительство страны, которое, скорее всего, будет сформировано консерваторами, должно будет до 2014 года принять окончательное решение о целесообразности выделения 21,6 млрд долл. на строительство четырех новых ядерных субмарин. Они должны прийти на смену подводным лодкам, являющимся носителями ядерных ракет "Трайдент", которые – также как и сами лодки – придется модернизировать "по старости". Ряд влиятельных консерваторов уже заявил о целесообразности отказа об дорогого морского базирования ядерного оружия и, соответственно, ракет "Трайдент".

О возможности такого пересмотра ядерной стратегии страны, в частности, заявил лидер британских консерваторов Дэвид Кэмерон. Он поставил под сомнение потребность страны в системе "Трайдент". Лидер Тори считает, что Великобритания просто не может себе позволить таких расходов в условиях затяжного экономического спада и быстрого роста государственного долга. В поддержании "ядерного щита" страны Кэмерон склоняется в пользу более дешевых крылатых ракет воздушного базирования.

Данный вопрос, как сообщила газета "Гардиан", стал предметом интенсивных дебатов между Кэмероном и "теневым" министром финансов Джорджем Осборном, с одной стороны, и курирующими в Консервативной партии внешнеполитические и оборонные вопросы, соответственно, Уильямом Хейгом и Лайемом Фоксом – с другой. Последние выступают за реализацию – в случае прихода к власти – уже объявленной правительством лейбористов программы модернизации системы "Трайдент". Кэмерон воздерживается от принятия на себя каких-либо обязательств по отношению к упомянутой программе и намерен подвергнуть масштабному анализу всю оборонную стратегию, как только консерваторы придут к власти, о чем он заявил в мае на пресс-конференции.

"Мы занимаем очень схожую с правительством позицию /по данному вопросу/, – сказал он. – Мы поддерживаем аспекты программы передовой обороны, поскольку все они, с нашей точки зрения, хорошо обоснованы. Но это не означает того, что в нынешних сложных условиях мы не должны проанализировать – как мы анализируем и всю деятельность правительства – все эти вопросы. Когда вы подвергаете анализу расходы, вы анализируете все расходы".

Перспектива же полного отказал Великобритании от ядерного оружия, полагают эксперты, представляется крайне маловероятной в условиях когда Франция остается ядерной державой, а Иран, похоже, стремится к получению этого оружия.

Еще одним важнейшим пунктом оборонных дебатов в стране стал дележ ограниченных финансовых ресурсов между видами вооруженных сил. В оборонных и правительственных кругах Соединенного Королевства уже развернулся жаркий спор о том, развитию ВВС, ВМС или сухопутных сил следует отдать предпочтение в нынешних условиях и, соответственно, о необходимости переориентации финансовых потоков, предназначаемых на приоритетное удовлетворение материально- технических потребностей. Здесь ключевым стал вопрос о том, к ведению какого вида войны Великобритания должна готовиться в обозримой перспективе.

Пока Лондон планирует построить два авианосца общей стоимостью до 6 млрд долл. – в зависимости от предполагаемого количества палубной авиации – и закупить около 90 новейших многофункциональных истребителей "Еврофайтер Тайфун" на общую сумму в 15 млрд долларов. Но эти планы встречают резкое возражение со стороны командования сухопутных сил, заявляющего о необходимости первостепенного удовлетворения нужд Армии, которая несет главные тяготы участия Великобритании в зарубежных военных операциях. Дискуссия по этому поводу обострилась настолько, что командующий сухопутными силами генерал Ричард Дэннетт предупредил правительство, что из-за сохраняющегося в оборонном ведомстве менталитета "холодной войны" есть опасность роста непригодности вооруженных сил страны для выполнения современных боевых задач. Выступая в середине мая в лондонском аналитическом центре "Чэтем-хаус", Дэннетт заявил, что министерству обороны необходимо осуществить "адаптацию ВС по всему спектру" в соответствии с требованиями сегодняшнего дня, когда британские вооруженные силы в основном задействованы в операциях против повстанцев, а не в подготовке к отражению нападений со стороны других стран. Борьба со сторонниками террористической организации "Аль-Каида" и других исламистских групп, "вероятно, станет сражением нашего поколения", сказал он, и готовить, вооружать и комплектовать ВС страны на обозримое будущее необходимо с учетом этого.

С этим заявлением Дэннетт выступил буквально через день после того, как премьер-министр Гордон Браун одобрил "госзаказ" на "Еврофайтер Тайфун", который Великобритания будет изготавливать в партнерстве с Германией, Испанией и Италией. Этот самолет практически невозможно – из-за его технических характеристик – использовать в боевых операциях в Афганистане или Ираке. Он предназначен для отражения масштабного внешнего нападения, которого в недавнем прошлом ожидали со стороны СССР. В условиях современных региональных конфликтов, в которых участвуют британские войска, этим самолетам трудно найти применение. Противники этой программы именуют "Еврофайтер Тайфун" "реликтом холодной войны" именно поэтому. Тем не менее Великобритания в лице Брауна подтвердила готовность приобрести эти самолеты, хотя и обусловила закупку определенными оговорками. Так, премьер-министр одобрил 15 мая "госзаказ" на эти истребители, но обязал британские компании- производители – "БАе системз" и "Роллс-Ройс" – существенно сократить расходы на реализацию этой программы при заключении окончательных соглашений. Браун, по данным газеты "Файнэншл таймс", подтвердил обязательства Великобритании по данной программе, но ассигновал на нее значительно меньше средств, чем ожидалось, надеясь добиться уступок от производителей. Сумма выделенных на программу средств пока не названа.

Дэннетт, не упоминая конкретно данный проект, указал, что из всех программ министерства обороны по техническому оснащению ВС в период с 2003 по 2018 год на "наземные задачи" выделено лишь 10 проц., и это в условиях, когда Великобритания была вовлечена в две масштабные наземные операции – в Афганистане и Ираке. Оборонные расходы, сказал он, необходимо распределять, исходя из реальных потребностей ВС, а не в целях обеспечения их "сбалансированности". Генерал напомнил о том, что британское военное присутствие в Афганистане, вероятно, сохранится в течение еще нескольких лет, и правительству необходимо будет представить общественности "четкую и обоснованную" программу оборонных расходов.

Еще один высокопоставленный представитель сухопутных сил считает, что Великобритании пришло время сделать выбор между "оборонной" и "интервенционистской" политиками. "ВМС и ВВС хотят, чтобы Великобритания избрала "оборонную" политику, приобретая новые истребители и строя новые авианосцы и эсминцы для ведения обычных – страна против страны – войн, которые, вероятно, никогда не произойдут,– сказал он.– Но в чем мы действительно нуждаемся, так это в развитии сухопутных сил, которые могли бы выполнять задачи по всему миру, помогая стабилизировать конфликтные ситуации и предотвращая вооруженные конфликты в рамках одной страны. Мы совершенно к этому не готовимся".

Представители ВМС и ВВС отвечают на эти обвинения аргументируя, что нынешние операции в Ираке и Афганистане ни в коем случае нельзя считать "чисто наземными". Они настаивают на том, что роль новейших самолетов и кораблей в осуществлении этих операций будет только возрастать. "Задача, которую мы сейчас выполняем в Афганистане силами 50 тыс. человек плюс авиация, без воздушной поддержки потребовала бы усилий 500 тыс. армейских военнослужащих",– заявил по этому поводу помощник начальника штаба британских ВВС маршал авиации Тим Андерсон.

В этом споре, считает профессор Королевского института объединенных служб Кларк, военные упускают из виду необходимость разработки совершенно новой оборонной стратегии, требующей приобретения не просто морской или сухопутной военной техники, а новейших систем наблюдения и разведки, которые сделали бы британские ВС более "смышлеными" и обеспечили бы больший доступ к процессу принятия противником решений, что значительно облегчило бы выполнение задачи противодействия. "Если мы сможем этого добиться, Великобритания может стать лидером коалиции и повести за собой других европейских союзников",– сказал он.

Другие эксперты считают, что эту дискуссию вообще неразумно ограничивать рамками оборонного бюджета, а следует выводить на уровень пересмотра всей стратегии национальной безопасности с подключением к этому министерств иностранных дел и международного развития . "Мы живем во взаимозависимом мире, где противник более не находится по ту сторону ворот, – заявил бывший спецпредставитель генсека ООН в Боснии и Герцеговине лорд Эшдаун. – Сегодня воздействие на нашу безопасность могут оказать "свиной грипп", падение банка "Леман бразерс", кибернетические атаки, джихадизм – все что угодно. Поэтому пересмотр /стратегии национальной/ безопасности не может осуществляться исключительно под воздействием дебатов в ВС".

Исходя из этого, Великобритания должна иметь единый бюджет в области безопасности, состоящий из ассигнований целого ряда министерств, считает эксперт британского Института исследования общественно-государственной политики Иан Кирнс. Это, по его мнению, вынудит программу международного развития в большей степени концентрироваться на вопросах национальной безопасности, а последнюю, напротив, включить в себя такие вопросы как борьба с бедностью, повышение уровня образования и так далее. Но эти призывы к расширению возможностей "мягкой силы" в области защиты национальной безопасности страны вызывают у военных опасения по поводу того, что это расширение будет осуществляться за счет ограничения возможностей использования традиционных силовых мер, заявил на условиях анонимности представитель командования сухопутных сил Великобритании.

"В министерстве иностранных дел, в правительственном кабинете и в министерстве финансов увеличивается число тех, кто считает, что эпоха возможного и эффективного вмешательства Великобритании /в разрешение зарубежных конфликтов силовыми средствами/ завершилась,– сказал он. – Они считают, что население Великобритании потеряло "аппетит" к вовлечению страны в сложные зарубежные ситуации, и что мы в любом случае более не можем себе этого позволить. Они хотят, чтобы Великобритания отступила за хорошо укрепленные крепостные стены. Я надеюсь на то, что нам удастся их остановить".


Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Британия   (134)