В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Ситуация в Пакистане

(по результатам ситанализа в секторе Пакистана отдела Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН)

Внутреннее положение в стране

Сегодня в Пакистане отчетливо наблюдаются очень плохие отношения между гражданским лидером Пакистана президентом Асифом Али Зардари и высшим военным руководителем главнокомандующим сухопутными войсками страны генералом Ашфаком Парвезом Каяни. Причем эти отношения не комментируются пакистанскими СМИ. Военные не доверяют президенту Зардари, а президент Зардари крайне не популярен среди военных. Именно этим можно отчасти объяснить то обстоятельство, что для развертывания боевых операций в Свате в конце прошлого месяца (апрель 2009 г.) против продвинувшихся вглубь страны боевиков — талибов из ТТП президент Зардари долго не мог отдать соответствующий приказ пакистанской армии.

Налицо кризис власти, который проявляется, в частности, в «разболтанности» и неэффективности всего государственного аппарата Пакистана. Все в Пакистане понимают, что перемены во властных структурах должны быть, но каким образом их достичь? Как вариант рассматриваются внеочередные парламентские выборы и приход к власти в качестве премьер-министра страны лидера партии «Мусульманская лига (Наваз) – ПМЛ (Н)» Наваза Шарифа. Рассматривается также вариант прихода к власти военных, что, по мнению наблюдателей, может быть спровоцировано резким обострением ситуации в Пакистане (например, полным коллапсом государственного аппарата страны). Вопрос также состоит в том, как долго у власти останется нынешний президент Зардари — лидер страны, которого поддерживает Вашингтон. Вообще для внутриполитического положения Пакистана характерно наличие двух альянсов: альянс США – президент Зардари, которого, несмотря на его неэффективность и коррумпированность, поддерживают США, и альянс США – армия Пакистана, что больше импонирует Вашингтону. Однако, по мнению наблюдателей, президент Зардари — американская марионетка, хотя он и стал президентом наперекор американским интересам (до президентских выборов в Пакистане в августе 2008 г. Вашингтон рассматривал другие кандидатуры на пост президента Пакистана, но Зардари сумел обеспечить концентрацию власти в своих руках). Отношения же между американцами и пакистанскими военными в настоящее время можно охарактеризовать как натянутые и напряженные.

Было отмечено, что нынешний курс пакистанского руководства вряд ли изменится коренным образом; и если сравнивать лидеров Афганистана и Пакистана — президента Хамида Карзая и президента Асифа Али Зардари, то непонятно, кого больше поддерживает общество в этих странах, но в то же время политический рейтинг Зардари невелик.

Пакистано-американские отношения (доктрина президента Барака Обамы)

В целом в Пакистане были сильно разочарованы стратегией Обамы в отношении этой страны (и Афганистана), потому что, по мнению пакистанцев, эта стратегия предполагает паллиативы и оказание растущего давления на Пакистан. Между тем пакистанское руководство считает, что должен быть диалог с «Талибаном», против чего сейчас как раз выступает Вашингтон (последнее заявление госсекретаря Х. Клинтон, в котором на встрече с президентами Зардари и Карзаем 6 мая с.г. в Вашингтоне она приветствовала активные военные операции в Свате против боевиков «Тэхрике-Талибан Пакистан» — ТТП). Тем не менее, по мнению наблюдателей, правительство Зардари будет и дальше вести переговоры с талибскими организациями — со стороны нынешнего пакистанского руководства это выглядит как торг с США за оказание финансовой помощи Исламабаду со стороны Вашингтона.

Угрозы со стороны талибов и талибанизация Пакистана в целом

Вопрос о захвате талибами столицы страны г. Исламабада, по мнению наблюдателей, не стоит на повестке дня. Все же талибы сталкиваются с хорошо вооруженной регулярной пакистанской армией, а своей армии у них нет. В то же время было отмечено, что угроза талибанизации Пакистана очень серьезна. В этом плане никакие меры нынешнего гражданского пакистанского руководства практического эффекта по борьбе с талибами не дали. Талибы в Пакистане представляют собой очень разные группировки — пакистанские талибы («Тэхрике-Талибан Пакистан»), афганские талибы (движение «Талибан»), сватские талибы; различны их отношения с гражданскими властями и военными Пакистана.

В отличие от афганских талибов, их пакистанские сторонники считают систему государственного управления в Свате и СЗПП настолько несостоятельной, что они идут к талибам. Большей части населения в зоне расселения племен и СЗПП талибы не нравятся, но талибы дают деньги местному населению. Финансы поступают прежде всего из ОАЭ и Саудовской Аравии в виде пожертвований, а также в результате доходов от транзитных маршрутов наркотрафика. Кроме того, талибы в Зоне племен и СЗПП требуют, чтобы каждая семья пуштунов поставляла бойца в вооруженные группировки талибов, им платят около 250 долларов США в месяц, что по местным меркам — очень большие деньги. Было также отмечено, что ограничить влияние талибов на население в районах компактного проживания пуштунов в Пакистане (СЗПП, FATA) не удается из-за целого комплекса причин. Афганским талибам не всегда нравится, что пакистанские талибы занимаются своими делами в Пакистане, а не поддерживают афганский «Талибан» в его борьбе с иностранными войсками и армией президента Карзая на территории Афганистана. Талибы уже появились в так называемых неоседлых зонах расселения племен — они подходят туда и захватывают города. Во многих местах такого расселения племен центральных и местных государственных учреждений просто нет.

Было отмечено, что в СЗПП Пакистана против талибов пыталась активно бороться «Авами нэшнл партии» («Национальная народная партия»), которая завоевала большинство по результатам парламентских выборов в феврале 2008 г. Ее еще называют «партией расстрелянных», поскольку талибы (ТТП и другие талибские группировки) активно уничтожают активистов АНП. Было также отмечено, что у талибов очень четко налажены связи с джихадистскими организациями, то есть в Пакистане в настоящее время имеют место талибанизация и исламизация как два одновременно идущих процесса. Южнопенджабские группировки выступают с проталибских позиций. В Бахавальпуре активна группировка Масгар Хана. Сват служит перевалочным пунктом между пакистанским Пенджабом и FATA. Очень многие джихадистские группировки принимают непосредственное участие в боях в Свате. Вообще, как было отмечено, талибская экспансия, талибанизация — это не чисто пуштунские явления. Провинция Синд — определенная талибанизация в Карачи, где действует мафиозная и криминальная группировка MQM («Муттахида Каоми Мувемент» – «Объединенное национальное движение»). Речь здесь идет о дележе земель, территорий. Вообще у талибов имеются эгалитаристские настроения — они привлекают на свою сторону крестьян и бедноту тем, что отбирают земли у латифундистов и зажиточных помещиков: так называемое избавление народа от угнетателей. При этом, как уже было отмечено выше, нынешнее пакистанское руководство склонно продолжать переговоры с талибами, несмотря на сильнейшее давление со стороны Вашингтона, но получается, что правительство Зардари ведет переговоры с официально запрещенными в Пакистане организациями (ТТП).

Пакистано-индийские отношения

Отношения между Пакистаном и Индией, как было отмечено, не улучшились после терактов в Мумбаи в ноябре 2008 г. Индийцы пытались представить, что у пакистанцев все плохо. В целом ухудшение пакистано-индийских отношений не привело к противостоянию по типу 2001-2002 гг., но на границе Индии с Пакистаном и на Линии контроля в Кашмире имеют место облеты военных самолетов, передвижения войсковых частей, отдельные стычки. В то же время между Пакистаном и Индией продолжаются торговые отношения, налажено автобусное сообщение через Кашмир. Пакистанцы в ответ на требования Индии выдать им участников и организаторов терактов в Мумбаи отделались частными мерами. Но одновременно было отмечено, что наличие в Пакистане разветвленной структуры джихадистских группировок (наподобие той же «Лашкар-е-Тайба», причастной к мумбайским событиям, или запрещенной было «Джаишэ-Мухаммад») — это реальный факт. Прерванный комплексный диалог между Индией и Пакистаном не возобновлен и перспективы его туманны. Было отмечено, что как в Пакистане, так и в Индии существуют определенные силы, выступающие против улучшения пакистано-индийских отношений и даже (в Индии) выступающие за развал Пакистана как государства.

Безопасность пакистанских ядерных активов (вопрос о ядерном оружии Пакистана)

Информация о том, что пакистанцы строили какие-либо ядерные объекты на границе с Афганистаном, как отмечалось, не соответствует действительности. Вблизи границы уже существуют ядерные объекты — урановые копи Исса-Хел и Кабул-Хел, АЭС в Чашме, в провинции Белуджистан — ядерный полигон Чагаи-Хиллз, на котором Пакистан провел свои ядерные испытания в мае 1998 г., но новых ядерных объектов, которые могли бы стать «добычей» талибов и исламских радикалов в пакистано-афганском приграничье, Пакистан не строил.

В то же время в Пакистане работы по наращиванию ядерного потенциала идут все время — на это пакистанцы денег не жалеют. Активно, например, идут работы в Хушабе, где некоторое время назад вступил в строй реактор — наработчик оружейного плутония. В то же время относительно сохранности и безопасности ядерных объектов и непопадания ядерного оружия в руки радикальных группировок пакистанские военные утверждают, что с этим все в порядке. Но отсутствие полной ясности и прозрачности в этом вопросе рождает подозрения у международных экспертов, хотя американцы поддержали (выступление генерала Петрэуса в Афганистане в начале мая с.г.) заявление президента Зардари о том, что ядерное оружие Пакистана находится под полным контролем государственных и военных структур. Но пока пакистанцы не пускают американцев на свои ядерные объекты и держат в секрете их местоположение, что служит одним из камней преткновения в пакистано-американских отношениях. А поддержка Вашингтона — это новейшие технологии и ноу-хау, поскольку китайцы даже в ядерной программе Пакистана перешли на коммерческие отношения. В целом было отмечено, что алармистские настроения некоторых западных экспертов по поводу того, что ядерное оружие Пакистана является легкой добычей для талибов и экстремистских группировок, не соответствует действительности.

В Пакистане существует интеллектуальная элита, которая считает, что кризис, в том числе экономический, дезинтеграция, иждивенчество (Пакистан хочет все сразу и деньгами), — это серьезные угрозы пакистанскому государству, но они ничего не предлагают для решения этих проблем. Многие либералы в Пакистане надеются на «запас прочности» Пакистанской народной партии (ПНП) президента Зардари и его сына Билавала Бхутто Зардари или партии Наваза Шарифа — ПМЛ (Н). Что касается клерикальных партий, то сегодня они совершенно не популярны в Пакистане и их влияние ограничено. В то же время отмечалось, что президент Зардари не хочет лишаться своих полномочий, несмотря на всю свою несостоятельность как политика. Реальной оппозиции в ПНП Зардари нет, если не считать Миана Наваза Шарифа, но как представителя от партии ПМЛ (Н). Однако у него есть недоброжелатели, например, им был Амин Фахим. В целом отмечалось, что пока фигура Зардари устраивает Вашингтон, но все зависит от степени его готовности прислушиваться к американцам и выполнять их требования.


В.И. Сотников
Источник: "Институт Ближнего Востока "


 Тематики 
  1. Пакистан   (57)
  2. АТР   (151)
  3. Ближний Восток   (498)