В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Итоги выборов в Индии: успех партии Индийский национальный конгресс

Результаты всеобщих выборов в Лок Сабху – нижнюю палату парламента Индии, хотя и не привели к безусловному победному финалу ни одного из участников схватки за власть, однозначно расцениваются в стране как впечатляющий успех партии Индийский национальный конгресс /ИНК/ и возглавляемого ею блока Объединенный прогрессивный альянс /ОПА/. Завоевав 261 из 543 мест, за которые боролись 8070 кандидатов от различных политических партий и независимых, ОПА не только гарантировал себе право претендовать на то, чтобы вновь сформировать правительство, но и значительно упрочил свое представительство в высшем законодательном органе республики. По существу, такой итог сводит до минимума возможность влияния на новое коалиционное правительство со стороны каких-либо союзников или временных "попутчиков", в которых он нуждается, чтобы формально подтвердить наличие в парламенте поддержки как минимум простого большинства в 272 депутата. Показательно, что, отдавая должное неожиданному триумфу своего главного соперника, лидер оппозиционной Бхаратия джаната парти /БДП/ и ее официальный кандидат на пост премьера Лал Кришна Адвани не замедлил еще до завершения подсчета голосов поздравить по телефону председателя ИНК и ОПА Соню Ганди и главу правительства Манмохана Сингха. Более того, признавая собственную ответственность за несостоятельность выступления на выборах БДП и ведомого ею Национального демократического альянса /НДП/, 81-летний ветеран индийской политической авансцены подал руководству партии прошение о своей отставке с поста лидера оппозиции в Лок сабхе.

Очевидно, что полная оценка результатов прошедших выборов 15-го состава нижней палаты индийского парламента, равно как и глубокое осознание их последствий еще предстоят. Однако уже сейчас наиболее оптимистично настроенные наблюдатели видят в них симптом грядущего возрождения всеобъемлющего влияния ИНК как общенациональной партии и даже признаки сдерживания нараставшего в последние полтора-два десятилетия процесса фрагментации и регионализации индийской политической инфраструктуры.

Напомним, что состоявшиеся выборы проводились с 16 апреля по 13 мая в пять этапов. Причем, в некоторых штатах и союзных территориях они проходили "в один прием", а в регионах, отличающихся напряженной социально-политической обстановкой, в том числе вызванной подрывной деятельностью экстремистов, были распределены и на все пять фаз. Растянутый график объяснялся, главным образом, необходимостью решить колоссальные организационные задачи: кампания должна была охватить в общей сложности 714 млн граждан, имеющих право голоса. Это – больше, чем общая численность населения Европы и Северной Америки вместе взятых. На обеспечение избирательного процесса было привлечено свыше 7 млн сотрудников избиркомов различных уровней и почти 2500 наблюдателей. Задача охраны самих избирательных участков, общее число которых превысило 828 тысяч, и забота об обеспечения правопорядка и безопасности в голосовавших округах были возложены на 2,1 млн сотрудников правоохранительных органов и внутренних войск. В паузах между последующими этапами голосования большей части этой "армии" приходилось перемещаться в очередные округа. В ряде случаев члены комиссий выезжали в отдаленные и труднодоступные населенные пункты, чтобы дать возможность даже нескольким избирателям воспользоваться своим конституционным правом. В итоге, по официальным данным, общая явка составила в среднем по стране 60 процентов от списочного состава – порядка 428 млн человек.

Говоря об организационно-технической стороне выборов в Индии, нельзя не упомянуть о том, что они уже не впервые проводились с помощью портативных электронных машин для голосования /EVM/ – без применения бумажных бюллетеней. Разработанные индийским специалистами, EVM прошли в свое время всестороннее тестирование, в том числе зарубежными экспертами, и получили самые высокие оценки как за свою простоту и надежность, так и защищенность от каких-либо незаконных манипуляций. Всего в рамках нынешней кампании было задействовано 1,37 млн таких устройств. Утром 16 мая с началом подсчета голосов все использованные EVM, хранившиеся под жестким надзором, были перенесены в почти 4600 залов в более чем тысяче специальных счетных центров, созданных во всех регионах Индии. Под присмотром наблюдателей они затем проходили через процедуру "распломбирования" и считывания информации, которая моментально обрабатывалась и передавалась в режиме реального времени в штаб-квартиру центральной избирательной комиссии в Нью-Дели. Применение самых современных компьютерных технологий позволило получить практически всю картину подсчета уже во второй половине дня. Правда, обещанный центризбиркомом сценарий в полной мере реализовать не удалось: несмотря на установку четырех новых серверов с оперативной память в 16 гигабайт каждый и использование высокоскоростных каналов передачи данных, специально организованный веб-сайт вскоре "захлебнулся" от обилия поступавших запросов, а окончательные данные по всем без исключения избирательным округам не появились даже спустя сутки.

Показательно, что результаты выборов превзошли даже самые смелые прогнозы их предполагаемого исхода. Основываясь на данных, собранных в ходе опросов голосовавших на выходе с избирательных участков, все аналитики дружно предрекали ситуацию, близкую к "неустойчивому балансу" между основными политическими оппонентами. Иными словами не исключалось, что страна может получить "подвешенный парламент", в нижней плате которого главные политические группировки будут обладать почти равным числом депутатских мандатов, что могло дать стране крайне нестабильное коалиционное правительство меньшинства, зависящее от парламентской поддержки со стороны не входящих в коалицию, а дополнительно привлеченных союзников. Исходя из такого расклада, рисовалась даже перспектива проведения в течение ближайших года-двух досрочных выборов.

В целом же самые влиятельные медийные структуры, опубликовавшие свои прогнозы по результатом экзит-полов сразу после заключительного этапа голосования, предсказывали, что ОПА во главе с ИНК может получить порядка 185-205 мандатов, а ведомый БДП блок НДА – от 165 до 196 мест. Максимальный прогнозируемый "потолок" альтернативного партийного объединения, традиционно именуемого "Третий фронт", куда входили левые силы, колебался в пределах от 100 до 130 мест. Стоит особо отметить, что и сами лидеры политической гонки были весьма сдержаны в своих оценках. В руководстве ИНК склонялись к тому, что ОПА сможет провести в Лок Сабху 218 своих представителей, а НДА – 194.

Оглядываясь сейчас на эти прогнозировавшиеся показатели, нельзя не признать, что реальный результат позволяет говорить о феноменальном прорыве, достигнутом ИНК. Согласно окончательным итогам подсчета голосов, в "личном зачете" у старейшей политической партии страны оказалось 206 мест. Таким образом ОПА не хватает до заветного большинства всего лишь 11 депутатов. Понятно, что получить такую поддержку не составляет большого труда. Напомним, что после выборов 2004 года возглавляемому ИНК блоку удалось справиться с гораздо более сложной мобилизационной задачей. Тогда ИНК самостоятельно завоевал только 145 мест, а в целом ОПА провел в нижнюю палату 222 своих представителя. Ключевыми союзниками правящей коалиции стали на основе согласованной минимальной программы действий левые силы, располагавшие 59 депутатами. Но зависимость от поддержки левых, пытавшихся диктовать свои условия, существенно влияла на деятельность правительства ОПА на протяжении большей части всего пятилетнего периода, сковывая принятие ряда важных решений. Особенно ощутимо необходимость действовать с оглядкой "налево" и считаться с такой "обузой" сказывалась на продвижении к заключению индийско-американского соглашения о сотрудничестве в мирной ядерной энергетике. Жесткое неприятие левыми курса ОПА на укрепление партнерства с США и привело, в конечном счете, к разрыву в середине 2008 года изжившего себя политического "брака по расчету".

Возвращаясь к сопоставлению прогнозов с действительной картиной итогов выборов, уместно заметить, что предполагавшиеся результаты оппозиционного НДА переоценили как самые смелые оптимисты, так и закоренелые пессимисты. Депутатский корпус блока будет на самом деле состоять из 159 законодателей, что уступает даже предрекавшемуся минимуму. В их числе самой БДП принадлежит 116. Это на 22 депутата меньше, чем она получила на прошлых выборах в 2004 году.

Выборы принесли и другие серьезные потрясения. Оно из наиболее значимых – провал левых сил, прежде всего Компартии Индии /марксистской/ и Компартии Индии, которые еще недавно рассматривались как очень значимые "игроки" на индийской политической авансцене. В целом левые утратили более половины своих прежних позиций в нижней палате парламента, скатившись с 59 до 24 мест. Причем, если КПИ лишилась 6 из прежних 10 депутатов, то КПИ /м/ сразу 27 из 43. Вряд ли есть основания говорить о состоятельности инициированного левыми "Третьего фронта", в общем зачете которого только 78 мест.

Из других существенных подвижек заслуживает внимания несколько "взлетов" в представительстве ряда региональных партий. Сюда относятся Джаната дал /Юнайтед/ , являющаяся партнером НДА и добившаяся триумфа в штате Бихар, получив 20 мест вместо прежних 8, партия АИАДМК в Тамилнаде, входящая в "Третий фронт" и поднявшаяся с нуля до 9 мест, партнер ОПА партия Тринамул конгресс /ТК/ в Западной Бенгалии, совершившая "прыжок" с 2 до 19 мест. Вместе с тем, обозначилась и цепочка других, помимо упомянутых выше, провалов – на уровне регионов. Так, партия Раштрия джаната дал /Национальная народная партия – РДД/, возглавляемая Лалу Прасадом Ядавом – министром железнодорожного транспорта в завершившем свою миссию правительстве ОПА, потеряла в штате Бихар 20 из имевшихся 24 мест, уступив все Джаната дал /Ю/. Самаджвади парти /Социалистическая партия/ Мулаяма Сингха Ядава, входившая в "Четвертый фронт", лишилась 14 из 36 мест. Тамильская партия Паттали маккал катчи /ПМК/, которую возглавляет Анбумани Рамдосс, занимавший пост министра здравоохранения и благополучия семьи в уходящем правительстве ОПА, не отстояла ни единого из 6 имевшихся у нее депутатских мест. Правящая в Пенджабе сикхская партия Широмани акали дал, входящая в НДА, провела 4 вместо 8 депутатов, а член "Третьего фронта" тамильская Марумаларчи ДМК /МДМК/ только одного вместо четырех. Вовсе не будет представлена в новом составе палаты выросшая на почве "борьбы за справедливость" Индиан джастис парти /ИДП/, которая располагала 4 депутатами.

Складываясь вместе, такие изменения в представительстве политических партий – как заметные, так и, казалось бы, не столь уж весомые, – создают все еще весьма мозаичный "портрет" нового состава Лок сабхи. Достаточно сказать, что в палате будут представлены более трех десятков различных партий, а также независимые. Ведущие блоки – ОПА и НДА – на сегодня состоят соответственно из 9 и 7 партий. На скамьях левых в нижней палате будут сидеть представители все тех же 4 партий, которые были представлены и в прежнем составе, но их ряды при этом сократились более чем в два раза. Около 80 мест "оккупируют" 8 известных партий, включая входившие в образованные к выборам "Третий фронт" и "Четвертый фронт". Их представительство колеблется от максимального уровня в 22 /Самаджвади парти/ и 21 депутата /Бахуджан самадж парти/ до минимального в 3 /Джаната дал /секуляристская/ и 1 депутата /Марумаларчи ДМК/. Остальные 18 мест в категории "другие" заняли представители почти неведомых доселе партийных образований и независимые.

Говоря о новом составе Лок сабхи, уместно упомянуть, что он заметно "помолодел" по сравнению с предыдущим. Депутатов в возрасте от 25 до 40 лет стало в два с лишним раза больше – 79. В 1,3 раза увеличилась и следующая возрастная группа в диапазоне от 41 до 55 лет, в "полку" которой теперь 236 народных избранников. Одновременно две последующие категории потерпели большие потери: в группе 56-70 лет теперь не 225, а 190 депутатов, а ветеранов 70-100-летнего возраста стало 36 вместо 63. В дополнение к пережитому "омоложению" избранный состав пополнился и представительницами прекрасной части населения Индии: численность женского депутатского корпуса в Лок сабхе впервые в истории республики преодолела 10--процентный рубеж.

Среди других примечательных тенденций – резкий рост показателя благосостояния новоиспеченных депутатов. В 15-й Лок сабхе будет три сотни лиц, мандаты которых подкрепляются личными состояниями в сумме от 10 млн рупий – около 200 тыс долларов по нынешнему курсу – и выше. В их числе, к примеру, выходец из штата Андхра-Прадеш, депутат от региональной партии Телугу десам Нагешвара Рао, обладающий капиталом в 1,73 млрд рупий, или представитель ИНК из того же штата Раджагопал Виджаявада, в "копилке" у которого 1,22 млрд рупий. В целом получается, что новая, пережившая явное "омоложение", нижняя палата еще и весьма изрядно "разбогатела". Общее число миллионеров, а точнее "10-миллионщиков" или "крорпати", если дословно перевести наименование, образованное от традиционно принятого в Индии числительного "крор", соответствующего сумме в 10 миллионов, – увеличилось с прежних 154 сразу на 95 процентов. Наконец, стоит обратить внимание и на еще один специфический итог выборов: согласно официальным данным, около 150 избранных законодателей в прошлом были не в ладах с законом. Иными словами – совершали те или иные правонарушения или преступления.

Анализируя причины, которые привели ИНК и ОПА к успеху, можно выделить целый ряд ключевых факторов. Прежде всего, полностью оправдала себя общая стратегия, построенная на акцентировании созидательных результатов пяти лет правления правительства премьер-министра Манмохана Сингха. В отличие от главных соперников, игравших на "поле негатива", ИНК сделал ставку на то, чтобы максимально ясно донести до избирателей то, что уже сделано и к чему он стремится в решении самых насущных социально-экономических проблем, в преодолении последствий глобального кризиса, в укреплении единства, безопасности и стабильности Индии. За все это и голосовали индийцы, поддержавшие ИНК и его партнеров по ОПА.

В широком смысле эффективно сработал проверенный ранее "рецепт" обращения к конкретным нуждам и потребностям "простого человека". Комментируя результаты, Соня Ганди отдала должное избирателям, которые, по ее словам, "прекрасно знают, что для них хорошо, и делают правильный выбор". Полнее раскрывая суть этого высказывания, руководство ИНК устами своего споуксмена расценило успех как признание "весомой деятельности и достижений" правительства ОПА в интересах "всех слоев общества и всех регионов".

Принципиально важным стал личный вклад, внесенный в обеспечение успешного выступления на выборах руководством ИНК. Как полагает влиятельная "Хиндустан таймс", главная заслуга принадлежит "тройке мушкетеров". Свою силу, пишет газета, доказало "магическое сочетание" политической зрелости Сони Ганди, молодая энергия Рахула Ганди и способность Манмохана Сингха сохранять целостность конструктивных взаимоотношений внутри коалиции и преодолевать возникавшие сложные ситуации. "Нажимая кнопку под изображением раскрытой ладони – символа Конгресса, избиратель отдавал свой голос за силы, олицетворяющие зрелось, молодость и целостность, за Соню, Рахула и Сингха, – говорится в статье. – Отделите одного от другого, и итоговые цифры, вероятно, оказались бы иными, чем принесли выборы".

Характерно, что в подавляющем большинстве комментариев подчеркивается решающая роль Рахула Ганди в привлечении на сторону ИНК массовой поддержки. Причем, в этом нет какого- то элемента преувеличения, а тем более элементарной лести. 38-летний сын Сони и Раджива Ганди, генеральный секретарь ИНК, курирующий молодежную политику, действительно проявил огромную активность в ходе всей предвыборной кампании, совершая поездки по регионам, выступая на десятках митингов, общаясь на пресс-конференциях с журналистами. Он смог стремительно набрать популярность в широких слоях электората, превзойдя в ряде мест по рейтингам, как уверяют знатоки, даже Соню Ганди, авторитет которой, как председателя ИНК и ОПА, совершенно неоспорим.

Наиболее убедительно "эффект Рахула" проявился в очень сложном для ИНК штате Уттар-Прадеш. Это самое крупное в мире по численности населения /около 190 млн/ административно-территориальное в пределах одного государства дает сейчас в Лок Сабху 80 депутатов. ИНК обладавший в штате в 1984 году 83 депутатами /тогда, до образования Уттараканда, штат был еще больше/, постепенно терял свое влияние в Уттар-Прадеше, и две выборных кампании первой половины 90-х годов провел с двумя одинаковыми итоговыми показателями – 5 мест. Скатившись на досрочных выборах в 1998 году до нуля, а затем набрав 10 мандатов на проведенных через год других досрочных выборах, Конгресс финишировал в избирательной кампании 2004 года с результатом в 9 мест.

Рассчитывая на возможность отвоевать позиции, ИНК пытался добиться предвыборного соглашения с региональной Самаджвади парти по разделу избирательных округов и номинаций. Однако переговоры были сорваны, когда Мулаям Сингх Ядав предложил потенциальному партнеру лишь 15 мест. Несмотря на такое непредвиденное столкновение интересов, Рахул настоял на том, чтобы ИНК шел на выборы самостоятельно, и взялся за, казалось бы, непосильную миссию – максимально отстоять шансы своей партии.

Вероятно, тогда мало кто, даже в руководстве ИНК, верил в успех. Довольно едкие комментарии вызвали в прессе слова сестры Рахула – Приянки, активно помогавшей брату и матери в проведении предвыборной агитации, когда она искренне сказала журналистам, что ее брат "обладает даром провидца с хорошим пониманием политики – гораздо лучшим, чем ему приписывается". Однако теперь можно констатировать, что эта фраза имела пророческий смысл: в Уттар-Прадеше ИНК добился 21 мандата – на 12 больше, чем имел в составе 14-й Лок сабхи.

Достигнутый в Уттар-Прадеше результат аналитики в значительной мере объясняют целеустремленностью и упорством, проявленными Рахулом в проведении агитации за ИНК. Как показали итоги голосования, молодому Ганди поверили и избиратели из числа мусульман, откликнувшиеся на одобренные правительством расследования в отношении экстремистов из индуистских группировок, участвовавших в погромах против правоверных, и крестьяне, вдохновленные предложенной программой отмены кабальных выплат по предоставленным кредитам. Перейти на сторону ИНК решили как представители высших каст, так и далиты, к которым отнесены бывшие "неприкасаемые" и выходцы из отсталых племен, разочаровавшиеся в социальных посулах регионального правительства Маявати. Электорат партии расширился также за счет тех, кто ощутил результаты осуществления Национальной программы гарантирования сельской занятости /NREGS/, которая дала работу, а значит и источники существования миллионам бедняков в аграрных районах. Наконец, отнюдь не последнюю роль сыграл имидж Рахула как наследника и носителя традиций семейства Неру-Ганди, накрепко ассоциирующегося в сознании индийцев с партией ИНК.

Успех в Уттар-Прадеше произвел настолько сильное впечатление, что комментаторы уже говорят о возникновении феномена, который сулит возрождение прежних позиций ИНК в этом важнейшем штате. А в руководстве ИНК сразу зазвучали предложения о "дублировании" стратегии и тактики игры "сам за себя", оправдавшейся благодаря усилиям Рахула в Уттар- Прадеше, на социально-политической почве другого весьма значимого штата – Бихара, равно как и в других регионах.

"Эффект Рахула" уже отозвался активным обсуждением в политических кругах и прессе возможности его вхождения в качестве министра в новое правительство страны. В день объявления результатов выборов Манмохан Сингх вполне благосклонно откликнулся на вопрос журналистов, по существу подтвердив вероятность такого шага. Забегая вперед, можно с весьма высокой долей уверенности утверждать, что карьера Рахула в правительстве, скорее всего, начнется уже до конца мая. До каких высот она его поднимет, покажет не столь уж отдаленное будущее. Среди оживленно обсуждаемых версий есть даже предполагающая возможность смены им в обозримой перспективе Манмохана Сингха на посту премьера.

Но не менее важным представляется и другой аспект: Рахулу удалось на собственном примере убедить руководство ИНК в готовности представителей молодого поколения этой партии принять на себя определенный груз ответственности за решение самых сложных задач, включая общегосударственные. За генеральным секретарем ИНК уже выстроилась сильная и динамичная команда, отлично заявившая о себе на выборах. В этой "сборной" явно есть кандидаты на дальнейшее продвижение, в том числе – и на весомые правительственные должности. Назовем лишь некоторых: Джотирадитья Синдия /штат Мадхья-Прадеш/, Джитендра Сингх /Раджастхан/, Ашок Танвар /Харьяна/, Виджай Индер Сингла /Пенджаб/, Равнит Сингх Битту /Пенджаб/, Маника Тагор /Тамилнад/, Минакши Натараджан /Мадхья-Прадеш/. Это энергичные, хорошо образованные люди в возрасте от 33 до 38 лет, которые смогли уверенно победить своих соперников, включая нескольких от БДП, с перевесами в десятки и более тысяч голосов. Не исключено, что кто-то из них уже сейчас попадет в правительство. Но, даже если этого не случится, очевидно, что авансцена уже заполняется "вторым составом", который намерен энергично взяться за дело, как только оно будет доверено.

На фоне того, что выборы вознесли на новую высоту Рахула, заставив признать факт "рождения лидера", особенно контрастно смотрится история участия в кампании его двоюродного брата – Варуна Ганди, сына Санджая и Манеки Ганди. Он победил на выборах в своем округе, но избирательная кампания, которая привела его в парламент, оставила явно ощутимый тяжелый осадок. Позиционированный руководством партии БДП как политический "противовес" своему родственнику, 29-летний внук Джавахарлала Неру и Индиры Ганди оказался в центре острого скандала в связи с тем, что был уличен в публичном произнесении на митинге фраз, которые однозначно можно классифицировать как призыв к физическим расправам над мусульманами. Возбужденное судебное разбирательство и временное заключение под стражу по обвинениям в провоцировании религиозно-общинной розни, несомненно, привлекли дополнительное внимание к фигуре ретивого кандидата от главной оппозиционной силы. Однако в конечном счете все это вряд ли помогло БДП в схватке за депутатские места. И если не внесло дополнительную сумятицу и раздрай в ряды самой партии и ее сторонников, то, скорее всего, как полагают наблюдатели, отворотило от нее часть избирателей, став одной из причин плачевных результатов выступления БДП на выборах.

Противостояние между двумя молодыми Ганди, которые оказались волею судеб в противоборствующих политических лагерях, пожалуй, заслуживает отдельного анализа, как весьма специфическое явление современной индийской политики. Пока же уместно ограничить комментарием, опубликованным в "Таймс оф Индиа". "Соперничество в штате Уттар-Прадеш между двумя двоюродными братьями Ганди дает основание сделать важный вывод, – пишет известный обозреватель Гаутам Адхикари. – Варун был весь подобен шафрановому /партийный цвет БДП – прим корр/ пламени, извергаемому горящей серой. Рахул же был олицетворением скромности и терпения. Варун зажигал толпы ненавистническими речами, которые даже в его партии БДП были признаны дезорганизующими. Рахул, консультируясь с ключевыми советниками, избрал для кампании стратегию "самостоятельного продвижения", что заставило его партию испытать восхищение результатами. Варун, хотя и молод, проецирует образ мыслей старой Индии, в которой люди определяют свою принадлежность, исходя из этнической, кастовой и общинной гаммы, что естественно влечет за собой ненависть, подозрительность и провоцирует сведение старых счетов. Рахул же больше заботится о том, чтобы справиться с делом, твердо придерживаясь поставленных целей и перенося, даже с радостью, возникающие сложности. В итоге Конгресс получил гораздо большую поддержку, значительную часть которой дали избиратели из меньшинств, которые раньше уходили в другие политические гавани, а БДП, рассчитывавшая на довольно удачное выступление, осталась там, где была пять лет назад".

Разумеется, никто не пытается утверждать, что противостояние между Рахулом и Варуном имело решающее влияние на исход выборов в Уттар-Прадеше, а там более – в целом по стране. Но в нем довольно наглядно отразились некоторые ключевые составляющие того социально- политического и идеологического материала, который находится на разных чашах весов в большой индийской политике и, несомненно, будет оказывать определяющее воздействие на внутреннее развитие страны на протяжении многих лет.

Рассматривая причины провала надежд БДП, следует подчеркнуть, что ее серьезной ошибкой был отход от традиционной для правой оппозиции роли консервативного противовеса. В отсутствие могучего партийного титана Атала Бихари Ваджпаи, который уже долго не включен в партийные дела по состоянию здоровья, Лал Кришна Адвани явно не смог четко держать курс партии. Шараханье от масштабных задач и проблем в узкие, частные темы, попытки сыграть на возрождении скандалов, подобных делу "Бофорс", критический, а не созидательный пафос кампании, завышенные ставки на такие фигуры, как влиятельный главный министр Гуджарата Нарендра Моди или уже упомянутый Варун Ганди – эти и другие просчеты привели к ощутимым потерям.

Потерпели провал и расчеты левых сил, которые не смогли выправить тенденцию ослабления их влияния, обозначившуюся полтора-два года назад и усугубившуюся после разрыва "союзнических отношений" с ИНК. Бодрые заявления о готовности "Третьего фронта" взять власть в стране вряд ли кем-то воспринимались всерьез, а на поверку оказались совершенно "дутыми". И не столько в силу разношерстности с трудом сколоченного блока, сколько из-за слабости самих левых, потерявших свои прежние "оплоты" в Керале и в Западной Бенгалии. Хотя входившая в "Третий фронт" партия Бахуджан самадж парти /БСП/, возглавляемая главным министром Уттар-Прадеша Маявати, улучшила свой прежний результат на 2 места, завоевав 21 мандат, расчеты амбициозной предводительницы далитов на "завоевание" Нью- Дели оказались совершенно неоправданными. Неожиданным препятствием для готовившейся к "коронации" стало успешное выступление в штате как ИНК, так и БДП, которые "вырвали" у Маявати дополнительно ожидавшиеся депутатские мандаты. Еще один урок касается провалившихся надежд "Четвертого фронта", в котором только Самаджвади парти обеспечила 22 из 26 отвоеванных блоком мест, но при этом сама, как уже говорилось выше, потеряла прежнее представительство. Два других партнера – Раштрия джаната дал с 4 местами вместо прежних 24 и Лок Джаншакти парти, скатившаяся с 4 на ноль, лишили такими результатами своих лидеров – Лалу Прасада Ядава и Рама Виласа Пасвана – возможностей опять оказаться на министерских постах в новом коалиционном правительстве. Похоже, такие "попутчики" ИНК уже не требуются. Зато в руководстве партии с энтузиазмом воспринято завоевание в Западной Бенгалии партией Тринамул конгресс /ТК/ сразу 19 вместо прежних 2 мест. Секрет такого прорыва самого крупного из нынешних партнеров ИНК в ОПА заключается, прежде всего, в огромной популярности лидера региональной партии Маматы Банерджи, проводившей несколько масштабных и вызвавших большой резонанс кампаний, включая закрытие завода компании "Тата моторс", который должен был выпускать малолитражку "Нано". Наконец, достоин особого внимания и урок штата Орисса, где лидер местной партии Биджу джаната дал /БДД/ Навин Патнаик, поссорившийся с руководством своего прежнего партнера БДП, решил, почти по сценарию Рахула Ганди, бороться самостоятельно. В итоге партия смогла не только блестяще победить на проходивших одновременно выборах в законодательное собрание штата, где получила более чем две трети мест, но и провести в парламент 14 представителей. Рецепт у Патнаика прост: "Мы – региональная партия и должны заботиться об интересах штата и его народа". На это он теперь будет нацеливать и своих депутатов в Лок сабхе.

Состоявшиеся выборы в значительной мере "перекрасили" политическую карту Индии в цвета ИНК и его партнеров. Среди наиболее значимых завоеваний в ходе развернутого наступления не только Уттар-Прадеш /плюс 12 мест, 21 из общего числа 80 мест в Лок сабхе/, но также Уттараканд /плюс 4, 5 из 5/, Раджастхан /плюс 16, 20 из 25/, Орисса /плюс 4, 6 из 21/, Махараштра /плюс 4, 17 из 48/, Мадхья- Прадеш /плюс 8, 12 из 29/, Керала /плюс 13, 13 из 20/, Андхра-Прадеш /плюс 4, 33 из 42/, Аруначал-Прадеш /плюс 2, 2 из 2/, наконец – союзная территория Дели /плюс 1, 7 из 7/. На этом фоне есть и потери, самая крупная из которых – в Джарканде /минус 5, 1 из 14/. Но, учитывая достигнутый успех и победный настрой, такой проигрыш БДП в ИНК теперь воспринимается скорее как досадный вызов.

Очевидно, что перед новым правительством ОПА стоит сейчас нелегкая задача оправдать ожидания избирателей. Для этого имеется хороший задел как в экономике, так и в других сферах. Как полагает президент Федерации индийских торговых и промышленных палат /FICCI/ Харш Пати Сингхания, "итоги выборов посылают миру позитивные сигналы, подтверждая, что демократия в Индии полностью функционирует и что индийские избиратели демонстрируют высокий уровень зрелости". Глава FICCI уверен, что новое правительство "устранит все ограничители и развернет широкие реформы в сферах пенсионного обеспечения, страхования, сокращения капиталовложений, труда и занятости, внедрения частного сектора в оборонное производство". "Настало время ответить быстро и решительно на изменяющиеся экономические условия и возвратить экономику на путь развития с темпами роста, по меньшей мере, на уровне 7 процентов в течение ближайших шести месяцев", – полагает Сингхания.

Примечательно. что "капитаны" индийского бизнеса, которых опросили журналисты после объявления результатов выборов весьма позитивно расценили вынесенный избирателями вердикт. По мнению 82 проц. опрошенных, успех ИНК и ОПА "позволяет рассчитывать на создание более стабильного правительства". На вопрос о том, связываются ли с новым кабинетом расчеты на продолжение курса реформ, положительно ответили 86 проц участвовавших в опросе ведущих предпринимателей. Причем 63 проц считают, что процесс реформирования в экономической отрасли даже ускорится. И, конечно, весьма показательно, что 91 проц. респондентов назвали Манмохана Сингха будущим премьером нового кабинета.


Источник: "Компас" ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Индия   (282)