В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

Турция на пути в ЕС при поддержке Германии

Немецкие политики и эксперты берут в расчет многие составляющие — как в пользу идеи вступления Турции в Евросоюз, так и прямо противоположные. Рассматривая присоединение Турции, аналитики отмечают, что в самой постановке вопроса уже звучит несоответствие: определенной своей частью, пусть даже тремя процентами территории, Турция изначально находится на европейском материке. Рассуждая в геополитическом аспекте, необходимо вспомнить знаменитое выражение Шарля де Голля, которое 12.04.2008 привела газета Neue Zuercher Zeitung: «Здесь Турция, властительница проливов, зорко наблюдающая за множеством дверей». Дверей на суше и на воде, ведущих в Европу и из Европы, добавим мы, ибо именно это имел в виду великий француз.

Примечательно, что роль Турции в Евросоюзе разные страны и континенты видят по-разному. США много лет назад увидели в этом проекте исключительно положительные стороны, в то время как некоторые европейские страны до сих пор настроены скептически. К примеру, в недавнем исследовании, опубликованном в газете Le Figaro, оцениваются все «за» и «против», высказанные пятью крупнейшими странами ЕС — Францией, Италией, Великобританией, Германией и Испанией. Так, подобно соседям, довольно сдержанно оценивая успехи Турции в модернизации политико-экономических процессов, ФРГ критичнее остальных государств относится к социальным процессам. Она считает, что весьма проблематичной остается ситуация с соблюдением прав человека, должным образом не учитываются религиозные чувства и культурные особенности жителей нетурецкой национальности. Значительны, по мнению немецких экспертов, расхождения в гендерной теме: в Турции слишком очевидна разница между положением женщин в этой стране и других странах ЕС. Еще одним доводом «против» (большинство стран «пятерки») является то, что уровень жизни и экономический рост, достигнутые в Турции, — лишь нижний порог соответствующих показателей в наименее развитых странах ЕС.

Лидер ливийской революции Муаммар Каддафи считает, что Турцию в Евросоюзе можно уподобить троянскому коню, которого исламский мир засылает в мощное сообщество для того, чтобы разрушить его. Руководство Израиля полагает, что Турция — ключ к миру на Ближнем Востоке; с помощью этого ключа Израиль рассчитывает отомкнуть замок непонимания исламского мира. Спектр мнений, как мы видим, достаточно широк даже для беглого обзора.

Несомненно одно: присоединение Турции к Евросоюзу поможет изменить картину современного мира на Западе и Востоке ввиду ее очевидной исключительности по ряду аспектов. Во-первых, Анкара способна влиять на конфликтные ситуации в соседних странах; во-вторых, Турция — транзитная страна в аспекте нефте- и газопотоков, и, как подсказывает практика, в контексте уменьшения энергозависимости Евросоюза от прежних поставщиков углеводородов эта роль будет усиливаться; в-третьих, Турция — ключевой военно-политический партнер Европы и США как член НАТО, что позволяет ей адекватно вести себя как в региональных ситуациях в рамках партнерства, так и автономно, будучи вполне суверенным государством; в-четвертых, государство обладает большими запасами пресной воды, что придает ему исключительное положение в регионе, который традиционно испытывает дефицит воды; в-пятых, Турция — обладатель самых крупных месторождений бора (90% мировых запасов), который является исходным сырьем для нанотехнологий, и 25% мировых запасов ртути, соединения которой используются в атомно-водородной энергетике, металлургии, химической промышленности, судостроении и медицине.

Движение страны навстречу Евросоюзу немецкие эксперты датируют 1963 г., когда был принят документ «Соглашение с Турцией», по которому ЕС, тогда называемый Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), обозначил для Турции возможность вероятного членства в статье 28. Основы для рассмотрения вопроса появились в декабре 1995 г. благодаря учреждению таможенного союза ЕС – Турция.

Партнерство Евросоюза в процессе присоединения к нему Турции носит последовательный характер. Первое решение об этом было принято 08.03.2001 на заседании Совета министров ЕС. В тот день были определены конкретные цели и приоритеты для достижения критериев по вступлению Турции в Евросоюз. При этом высказывались различные точки зрения, в том числе и опасения, связанные с многолетними стереотипами. Словно отвечая на эти сомнения, Die Zeit (39/2002) опубликовала статью «Не бойтесь турок!» Призыв звучал из уст Гюнтера Зойферта, который до 2001 г. возглавлял Институт Германского восточного общества в Стамбуле. Как существенный прорыв навстречу демократии он оценил происшедшие к тому времени перемены в турецком обществе — отмену смертной казни и получение национальными меньшинствами возможности для преподавания языков, прежде всего курдского. То, что ряд политических и общественных деятелей ФРГ в стремлении Турции попасть в Евросоюз видят не что иное, как «третью осаду Вены» (намек на развязанные несколько веков назад захватнические войны Османской империи), еще ни о чем не говорит, считает Г. Зойферт. Разве мало было аналогичных войн, но без религиозной подоплеки, между государствами Старого Света, исповедующими христианство? Средневековые режимы, господствовавшие в Европе, были не менее деспотичными. Не следует демонизировать турецкий ислам, говорит автор, тем более что в самой Турции немало противников идеи вступления в Евросоюз только на том основании, что либеральные реформы могут нарушить устои мусульманской жизни. В отличие от Египта и Ирана, где ислам считается цементирующей основой в парламентской жизни, мусульмане Турции, хотя и ведут 70-летний спор по поводу статуса религии, лишены традиции насилия, им не присущ террор. Турки, уже в течение трех поколений живущие в рамках светской государственной политики, не считают привлекательной идею создания исламского государства, считает Г. Зойферт. Волна предрассудков не должна влиять на отношение к Турции. Пора отбросить скучное морализаторство, Европа нуждается в Турции больше, чем думают некоторые. Ключевые слова в этом процессе — энергетическая политика и вопросы безопасности. Автор утверждает: возрастает роль Турции как основного пункта для распределения нефти и газа в регионе, а также как важного фактора сдерживания фундаменталистских тенденций в регионе «потенциальных кризисных зон», от состояния дел в которых зависит стабильность в Европе. Тот факт, что Турция является единственным членом НАТО на Востоке, уже достаточно убедительный аргумент для понимания ее роли.

В апреле 2003 г. были приняты дополнения к приоритетам в деле реформирования и оказания Евросоюзом финансовой помощи. В январе 2006 г. Совет ЕС принял принципиально пересмотренную программу присоединения, согласно которой разработаны соответствующие проекты. Заново она рассматривалась в феврале 2008 г. после того, как была адаптирована к новой краткосрочной и среднесрочной перспективе реформ в Турции в соответствии с актуальными событиями в мире, Европе и самой Турции.

16 декабря 2004 г. немецкий парламент принял решение пригласить Турцию к переговорам о ее вступлении в Европейский союз. При этом мнения парламентариев разделились: социал-демократы «зеленые» проголосовали за данную рекомендацию со стороны комитета по иностранным делам, христианские демократы и свободные демократы — против нее. Примечательно, что за день до этого примерно так же распределились голоса в Европейском парламенте. Анализируя ситуацию, представители различных партий ФРГ пришли к единому мнению о том, что, как отметила газета бундестага Das Parlament (Nr. 52-53 / 20.12.2004), «до 2014 г. не следует ожидать вступления Турции в ЕС». Депутаты со стажем напомнили, что этот вопрос поднимался в бундестаге еще во времена Гельмута Коля в 1997 г. Однако учтем, отметили они, если Турция будет нарушать политические критерии, по которым ведется отбор в ЕС, переговоры могут быть остановлены.

Приплюсовав (июль 2005) к имеющемуся «Соглашению с Турцией», другой документ — «Протокол адаптации», Анкара упрочила взаимоотношения с десятью новыми к тому времени государствами — членами Евросоюза. При этом Турция в одностороннем заявлении отметила, что данные контакты не означают признание ею Республики Кипр, чем сразу же определенным образом настроила против себя ЕС, ибо любое государство Евросоюза требует отношения к себе как к самостоятельному и независимому.

Однако надо отметить, что Турция демонстрирует свою приверженность поиску путей урегулирования кипрской проблемы в рамках Организации Объединенных Наций.

Немецкие эксперты подчеркивают, что, несмотря на отдельные сложности, Евросоюз активно поддерживал Турцию на переговорном пути. Это было в очередной раз продемонстрировано Европейским советом в Копенгагене в декабре 2002 г. Поддержка имеется в том числе и финансовая: в 2002-2003 гг. ЕС довел помощь Турции до 177 млн евро, а затем последовательно увеличивал ее, предоставив субсидии на 250 млн евро в 2004 г., 300 млн евро в 2005 г. и 500 млн евро в2006 г. Причем финансирование ведется с 2004 г. из раздела бюджета, озаглавленного «До присоединения», что подтверждает неизменность курса ЕС в отношении Турции. В период 2007-2011 гг. осуществляется программа ЕС по выделению ежегодных грантов Турции в размере от 500 до 780 млн евро. Они предназначены для финансирования проектов по подготовке к вступлению в ЕС. При этом на долю Германии приходится 26 из намеченных 66 проектов, т.е. каждые два из пяти проектов предусматривают немецкое участие. Часть немецко-турецких проектов уже завершена. ФРГ при этом участвует на правах консультанта в реализации других проектов.

Германия много лет считает Турцию страной, где могут быть воплощены интересные и перспективные проекты. Для этого есть основания. Касаясь в недавнем (21.03.2009) интервью турецкой газете Huerriyet состояния отношений между Турцией и Германией, глава Федерального МИДа Ф.-В. Штайнмайер отметил, что они, традиционно тесные и давние, практически предопределили характер «диалога между Востоком и Западом, между мусульманским и христианским миром», что доказывает и уровень экономических взаимосвязей. Напомним, что 2007 год стал рекордным в аспекте товарооборота между ФРГ и Турцией. Двусторонний торговый объем значительно превысил показатель 2006 г.: соответственно 24,8 млрд евро против 23,6 млрд евро.

4 октября 2005 г. начались переговоры о вступлении Турции в Евросоюз в качестве полноправного члена. Этому предшествовало согласование рамочного документа — «дорожной карты» предстоящих переговоров. 25 министров иностранных дел стран — членов ЕС в течение 48 часов не могли придти к единому мнению по этому вопросу. Лишь после того как Вена отказалась от формулировки «Анкара — привилегированный партнер Евросоюза», а Анкара дала устные гарантии, что она не будет препятствовать принятию Кипра в НАТО, дело сдвинулось с места. Существенную помощь Анкаре по выводу из тупика переговоров оказал, в числе других лидеров, Федеральный канцлер Г. Шредер. Он был участником консультаций, в результате которых удалось согласовать приемлемый для всех сторон текст рамочного документа о принципах ведения переговоров и их конечной цели. «Победой всей турецкой нации» назвал премьер-министр страны Р.Т. Эрдоган «самый важный этап в жизни страны за последние 42 года».

Однако наступил новый, не менее трудный период, поскольку ЕС предстояло оценить все шансы интегрирования Турции в организацию, а той в свою очередь выполнить все требования ЕС. Это означало кардинальные изменения в основах политической, экономической, правовой, социальной и общественной жизни турецкого общества. Таковы общие тактические черты. Стратегия же гораздо серьезнее: вступление Турции в ЕС — первый конкретный шаг к диалогу между цивилизациями, христианским и мусульманским миром. А это — эффективный рычаг противодействия новым угрозам и вызовам, прежде всего международному терроризму.

Уже тогда, в 2005-м, немецкие эксперты указали: чтобы привести национальное законодательство в соответствие с общеевропейским, потребуется 10-15 лет. Переговоры разделены на 38 этапов, прохождение каждого из них потребует единогласного утверждения всеми странами — членами ЕС. Турции предстоит урегулирование таких известных проблем, как кипрская, курдская и армянская. Первым шагом к созданию новых документов, определяющих внешнюю и внутреннюю политику Турции в свете указанного переговорного процесса, назвали немецкие эксперты новую концепцию «Политический документ о национальной безопасности» (MGSB), отдельные положения которой были обнародованы 25 октября 2005 г. Как сообщила газета Das Parlament (Nr. 46 / 13.11.2006), в ходе обсуждения в Брюсселе 8 ноября очередного доклада о состоянии переговоров по поводу вступления в ЕС Турции ряд немецких и французских депутатов Еврокомиссии искали общие позиции по данной теме. Поводом стала ситуация, когда Турция фактически блокировала условия протокола (1996), по которому кипрско-греческая часть Кипра должна была получить доступ к турецким портам и аэропортам, однако, начиная с 2004 г., такой возможности лишена. Депутат от социал-демократов Лале Акгюн отметил в этой связи, что отказ Турции определенным образом «цементирует идею разделения Кипра» вместо того чтобы содействовать процессу объединения. Турция записывает в свой актив «дефицит в самом начале установления хозяйственных взаимосвязей» с ЕС, отметил христианский демократ Томас Зильберхорн. В своем нынешнем состоянии Турция не имеет шансов на вступление в ЕС даже в ближайшие 10 или 15 лет, отметили депутаты.

Эти же вопросы находились в центре обсуждения Федерального канцлера Ангелы Меркель и премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана в ходе ее официального визита в Анкару в начале марта 2006 г. «Я считаю само собой разумеющимся сотрудничество государств — членов ЕС друг с другом, а также свободные торговые отношения, наличие портов и аэропортов», — обозначила свою позицию А. Меркель. На это премьер-министр Р. Эрдоган заявил, что Турция подвергается двойным санкциям, имея в виду торговые ограничения в отношении Северного Кипра: «До тех пор, пока эта изоляция существует, мы считаем невозможным открытие аэропортов и портов». В ответ Меркель заметила, что немецкое правительство руководствуется принципом, записанным еще в римском законодательстве: Pacta sunt servanda — договоры должны соблюдаться. Для нас это означает: «Если предыдущие правительства Германии и ЕС приняли решение начать переговоры с Турцией, то мы будем их продолжать», — подчеркнула Меркель в интервью ARD-Morgenmagazin, не комментируя при этом факт отказа Турции от прежних договоренностей.

2006 г. завершился « частичным замораживанием процесса», т.к. в декабре переговоры были приостановлены по восьми из 35 вопросов. Они были связаны с выполнением Анкарой обязательств по Республике Кипр и касались свободного передвижения товаров, услуг, капиталов, рыболовства, сельского хозяйства, транспорта, таможни и торговли. Германия была в группе стран (в нее вошли также Греция, Голландия, Республика Кипр, Франция и Австрия), которые жестко отреагировали на несогласие открыть морские и воздушные порты для кипрского транспорта. Турция была уведомлена: Еврокомиссия соберется, чтобы оценить ситуацию, в 2007, 2008 и 2009 гг. Как только все требования будут выполнены, переговоры возобновятся. Однако сложность состояла в том, что в соответствии с процедурой ЕС они могли быть возобновлены лишь на условиях общего единогласного решения по этому вопросу всех 25 стран-участниц.

«Частичное замораживание» длилось почти два года. Достаточно продолжительный период, если учесть, что прогнозами экспертов изначально определен 10-15-летний срок подготовки Турции к вступлению в ЕС. К маю 2008 г. обстановка в Европарламенте, по оценке ситуации Клаусом Хэншем, парламентарием от социал-демократов в Страсбурге в передаче WDR от 21.05.2008, была такова. Большая часть депутатов — политиков Старого Света — смотрят на идею вступления Турции в ЕС с большим скептицизмом, чем это было пять-шесть лет назад. 11 октября 2008 г. в Стамбуле на конференции, посвященной отношениям Турции и ЕС, был намечен новый вектор, обозначенный еврокомиссаром по вопросам расширения ЕС Олли Реном. Он, в частности, отметил необходимость ускорения проведения реформ, связанных с процессом интеграции Турции в Евросоюз в качестве полноправного члена. «К настоящему времени открыты переговоры по семи разделам интеграционного досье. К концу этого года начнутся переговоры по новым направлениям», — сказал О. Рен. Всего переговорный процесс охватывает 31 раздел, уточнил он. «Значение Турции в обеспечении региональной безопасности и предотвращении конфликтов на Кавказе возросло», — говорится в проекте ежегодного доклада по оценке процесса осуществления в Турции реформ на пути вступления в Евросоюз. В документе отмечается, что реформы ЕС «сделали Турцию источником стабильности» в неспокойном регионе.

Позитивные перемены в государстве — создание обстановки диалога и плюрализма, работа с неправительственными организациями и политическими деятелями и другие реформаторские методы, продемонстрированные президентом Турции, — не коснулись, к сожалению, всей программы реформ. Это связано с внутриполитической обстановкой.

Движение страны к Евросоюзу тесно смыкается с ответом на вопрос, кому это надо в турецком обществе и каково оно сегодня. Европейская писательница турецкого происхождения Элиф Шафак размышляет над ситуацией, которую обрисовывает газете Die Zeit (10.05.2007): «Турция является страной, чья модернизация осуществляется политической и культурной элитой. Кто же представляет нацию, интеллектуальная элита, армия или консерваторы? Каждая группа видит себя в качестве единственного представителя государства, не замечая того, что страна принадлежит всем нам. Интересно, что антизападный жесткий курс в Турции и антитурецкие настроения в Европе имеют много общего. Совместить ислам и западную демократию невозможно. И те и другие — против членства Турции в ЕС».

Впрочем, в последнее время мнение большинства в турецком обществе существенно изменилось. По сообщению австрийской der Standard от 30 марта 2009 г. со ссылкой на проправительственную турецкую газету Today's Zaman, сейчас 75% респондентов в Турции высказались за членство в ЕС, тогда как в 2006 г. сторонников присоединения было лишь 54%.

О сегодняшнем состоянии Турции на пути к Евросоюзу и о том, как видит ФРГ эти перемены, глава внешнеполитического ведомства ФРГ Ф.-В. Штайнмайер рассказал в уже упомянутом интервью турецкой газете Huerriyet. Отвечая на вопрос, что он ожидает от Турции в аспекте ее роли в кризисных регионах, федеральный министр отметил, что в перспективе Турция сможет сыграть важную связующую роль на Ближнем Востоке. «Для меня совершенно ясно: только вместе с Турцией мы сможем распутать клубок проблем в этом регионе». Он отметил растущий вес Турции в связи с развитием ее экономики, и ее значение, которое трансформируется от члена НАТО до страны — кандидата в ЕС, «мусульманского представителя со светским характером» в Евросоюзе.

Турцию тревожит разнобой в политических пристрастиях в бундестаге, когда одна группа депутатов видит в Турции полноправного, а другая лишь привилегированного члена ЕС. «Я говорю очень четко: мы ведем переговоры с Турцией о вступлении, и ничего иного». Он указал, что решение ЕС — единственно действующее в Старом Свете, в том числе и для Германии. Путь Турции предстоит долгий, она должна провести реформы: политические, экономические и прежде всего правовые, чтобы приблизиться к вступлению в ЕС. Некоторые страны ЕС рассматривают вопрос о проведении референдума относительно членства Турции. Как вы находите такие соображения? На этот вопрос Штайнмайер ответил, что каждое государство — член ЕС вправе решать, голосовать ли его гражданам по этой проблеме. В Германии референдумы на федеральном уровне не предусмотрены. «Я думаю, что это правильно», — подчеркнул федеральный министр.

Понимая, что от Турции ожидается скорейшее урегулирование кипрского вопроса как одного из основных условий вступления страны в ЕС, шеф МИДа ФРГ указал, что данная тема должна решаться силами двух общин — турецкой и греческой. От Турции мы ожидаем усилий такого рода, чтобы сделать данный процесс конструктивным и чтобы ее отношения с Республикой Кипр нормализовались. «Кипр является членом ЕС, — напомнил он. — И именно так он должен рассматриваться: как все другие государства-члены. Это и следует иметь в виду, открывая турецкие порты и аэропорты».

Турция проводит весьма противоречивую политику. Проходят годы, а мир все еще не услышал от Анкары внятных оценок по поводу геноцида армян, хотя она может понять чувства христиан и иудеев в своей стране и объявить праздничные и траурные даты в календаре названных религий достойными уважения. Она считает, что соблюдает утвержденные в 1993 г. в Копенгагене критерии по вступлению, но в то же время тормозит реформирование судебной системы, вызывающей наибольшее беспокойство. Турция не скрывает поддержки «братьев и сестер» из ХАМАСа, хотя и декларирует борьбу с радикальными силами в арабском мире. Желание сохранить статус непримиримых и стойких борцов за мусульманские идеалы оказывается сильнее, чем здравый смысл; этим продиктовано резкое неприятие кандидатуры на должность генсекретаря НАТО датского премьер-министра Андерса Фога Расмуссена — он «безответственный», потому что не отреагировал так, как хотелось бы Турции, на публикацию карикатур на пророка Мухаммеда в датской Jyllands-Posten в 2006 г., а еще тремя годами раньше пообещал, что Турция никогда не будет членом ЕС. Кроме того, в 2005 г. Дания отказалась прекратить по телеканалу Roj TV пропаганду идей PПK — Рабочей партии Курдистана, и стоило Р. Эрдогану в ходе официального визита в Данию увидеть на пресс-конференции представителя названного телеканала, как он решительно покинул ее.

Тема остается проблематичной и больше не выглядит так солнечно, как три года назад, уточнил в интервью Deutsche Welle (07.09.2008) самый знаменитый в мире турок — лауреат Нобелевской премии по литературе Орхан Памук, вынужденный жить на чужбине из-за политических взглядов. Его скитания по миру в последние годы — результат угроз турецких националистов, которых взбесило интервью Памука цюрихскому журналу Tages-Anzeigers (05.02.2005), где он затронул тему, считающуюся в современной Турции табуированной, — массовое убийство армян в 1915 г. и 300 тыс. курдов. Писатель считает, что дорога в Европейское сообщество блокируется «крайне правым крылом в Турции, определенным слоем руководства страны и армией». При этом «Европа невообразима без Турции, а Турция — без мечты о Европе».

Эта противоречивость усиливает скептицизм, который все больше распространяется на европейском континенте в связи с продолжающимися переговорами по присоединению Турции к ЕС. Впрочем, есть надежда, что скептицизм, возможно, будет несколько снижен в ближайшие дни. Как известно, Барак Обама планирует поездку в Анкару, в ходе которой высокие официальные лица Турции рассчитывают заручиться поддержкой влиятельного американского гостя. Он, разумеется, обладает более мощными, чем президент Турции, рычагами воздействия на партнеров в Европе и более убедительными аргументами. Собственно, в преддверии визита президента США Турции уже удалось набрать весомые политические очки. Она перешла в дипломатическое наступление, констатирует Tagespost от ?26.03.2009, комментируя итоги встречи в Ираке президентов Турции и Ирана?. «Сегодня США больше нуждаются в Турции, чем Турция в США», — приводит газета мнение неназванного американского дипломата. Ей проще договариваться с лидерами мусульманского мира, чем наводить порядок с правами человека в собственной стране.

Удастся ли Анкаре, пользуясь подобными, безусловно козырными картами, осуществить задуманный расклад по усилению заокеанского давления и сделать европартнеров более сговорчивыми, покажут дальнейшие события.


И.С. Берг
Источник: Институт Ближнего Востока


 Тематики 
  1. Турция   (144)
  2. ЕС   (523)
  3. Германия   (321)